20 Февраля 2017
$57.63
61.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура17.11.2010

Олигарх на Новоторжской. В Твери создан роман не местного значения

Фотограф: Архив "ТЖ"

Самый знаменитый зек России – бежал! Такова завязка романа, автор которого укрылся (правильнее – укрылась) под непрозрачным псевдонимом Тина Шамрай. Рискну раскрыть два секрета: автор живет в Твери и это ее первый роман.

Самый знаменитый зек России – бежал! Такова завязка романа, автор которого укрылся (правильнее – укрылась) под непрозрачным псевдонимом Тина Шамрай. Рискну раскрыть два секрета: автор живет в Твери и это ее первый роман. О том, как раскрывается первый из них, чуть ниже. А со вторым все просто: всеведущий Интернет выдал пару сочувственных рецензий на «Заговор обезьян», но никакого другого романа Тины Шамрай, да и ее саму, он пока не знает.

Оба этих обстоятельства весьма удивительны. Первое - потому, что основное действие романа разворачивается далеко от нас - в Забайкалье и движется еще восточнее, а второе - потому, что с первых страниц чувствуется рука крепкого профессионала, вполне владеющего искусством диалога и описания. Да и сюжет при всей его традиционности выстроен умело, так что читать почти 700-страничную книгу совсем не скучно. Так бывает, когда выход писателя к читателю предваряется многолетним писанием «в стол», что типично для целого литературного поколения, привыкшего пробиваться сквозь асфальт.

В одной из последних глав беглеца волей автора заносит в Тверь – для того, чтобы он своими глазами увидел не особенно примечательный дом на Новоторжской улице, по адресу которого значились покупатели его нефтяной империи. Заодно ненароком он узнает, что лет за 80 до этого в том же доме размещалась Тверская ЧК. Именно эта редкостная подробность, не всем краеведам известная, выдает тесное знакомство автора с Тверью. В замысле романа этот эпизод, как и последующие старицкий и ржевский, как бы завершают сложный маршрут опального олигарха, идя по которому, он открывает для себя страну, о людях которой прежде имел весьма смутное представление.

Говоря языком советского литературоведения, главная идея романа проникнута духом народности: не очень привлекательные в целом и мало симпатичные при первом приближении, мы, люди Российской Федерации, открываем лучшее в себе, когда сталкиваемся с бедой, даже если беда эта – чужая. Очень разные люди помогают беглецу – не из любви к олигархам, конечно, а просто движимые чувством человеческой солидарности. Собственно говоря, эта встреча беглеца с народом и составляет главную сюжетную линию романа.

Что касается партийности, то она в романе тоже есть, но представлена скорее негативно: стая злых обезьян, захватившая «власть» в неком вьетнамском местечке, и есть метафора «партии», возникшей отнюдь не для благого дела.

А вот чего в романе нет, так это постмодернистской амбивалентности. Законы, признанные автором для себя, читателю вполне ясны и знакомы. И самое главное: добро и зло разделяются вполне четко. Ну а что носителем того и другого может быть один и тот же человек, мы знаем из классики. Вообще стремление к классической ясности – самое, пожалуй, симпатичное свойство Тины Шамрай. Но дается оно с трудом.

Все же неискушенность автора (а может, и своеобразие женского взгляда) проявляется ну хотя бы в несколько чрезмерной аргументации уже упомянутой главной идеи и вообще в обилии подробностей. Роман густо населен, что само по себе неплохо, тем более что большинство его персонажей представляются весьма живо. Но многие из них так и остаются случайными гостями романного пространства. Столь же необязательны многие описания, всякого рода детали, сами по себе небезынтересные, но явно чрезмерные, да еще и повторяющиеся. При этом важное и не очень так перемешано, что отделить одно от другого читателю непросто. Похоже, автору просто жалко собранного жизненного материала, и он стремится всунуть в роман все, что у него есть. Потому он и заставляет своего героя двигаться по очень витиеватому маршруту.

Однако все эти излишества окупаются той напряженностью действия – и внешнего, и внутреннего, психологического, что держит читателя с первой до последней страницы. И, конечно, личностью главного персонажа, прототип которого, именно в эти дни ожидающий приговора по второму делу, у всех на слуху.

Чувствуется, что, работая над образом, Тина Шамрай собрала все, что можно собрать о Михаиле Ходорковском, вплоть до каких-то бытовых деталей. И все же трудно отделаться от ощущения, что герой романа – другой. Очень важная деталь: он не бежит, а получает свободу как дар, волею случая (который, как известно, один из псевдонимов Господа Бога). И понятно за что: за страдания без вины. Эта установка автора априорна, она не требует доказательств. Именно в силу этого герой приобретает черты именно героя, и притом романтического: он бесконечно интеллигентен и благороден даже в мелочах, его нравственная щепетильность почти не знает границ, он по-гамлетовски рефлективен, наконец, он критичен к себе и снисходителен к другим.

Однако поверить, что человек с такими чертами пробился на самый верх в сверхжестокую пору начала 90-х, да еще стал на этом верху одним из первых, просто невозможно. Не случайно в тех картинках из прошлого, что всплывают перед мысленным взором героя, есть сияющие вершины успеха, есть трагические обстоятельства падения с них, но нет пути наверх. Можно, конечно, предположить, что тюрьма и колония совершенно преобразили бывшего олигарха. Но где и когда наступил этот момент очищения (не говоря уж о раскаянии), осталось неясным. Похоже, что раскаяние для него вообще под запретом, потому что «обезьяны» именно его и добиваются.
Конечно, поклонникам Михаила Ходорковского (судя по Интернету, их немало) герой Тины Шамрай может показаться убедительным. Мне, однако, он таковым не кажется. Хотя, читая роман, я, как, пожалуй, и всякий другой «нормальный» читатель, вовсе не хочу, чтобы его поймали.
Зато большинство других персонажей сомнений в своей жизненности не вызывают. Прежде всего это относится к бывшему майору Анатолию Саенко. Встреча с беглым олигархом стала для него тем самым «моментом истины», которым поверяется человеческая суть. Читателю должно быть абсолютно понятно, почему Толя помогает беглецу. Только сам беглец, подобно декабристам, «бесконечно далекий от народа», этого долго понять не может.

Высказанные здесь соображения хочется завершить главным выводом: рецензируемый роман, безусловно, заслуживает серьезного разбора, в ходе которого могут быть высказаны весьма разные суждения, благо материала для них в книге предостаточно. Если же вопреки выходным данным (роман вышел в пражском издательстве, а продается главным образом в Москве) его тверское происхождение подтвердится, то можно говорить о возвращении на нашу землю самого главного и почитаемого литературного жанра, что должно придать нашей литературной жизни новый импульс. А что это явление далеко не местного масштаба, сомнений не вызывает.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
20

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери открылся кабинет социально-бытовой адаптации для подростков с особыми потребностями
Здесь научат сервировать стол, гладить, готовить еду на электроплите, а еще пылесосить, стирать на машинке-автомате и многим-многим важным делам по дому. Тяжелые ментальные нарушения и другие медицинские диагнозы подростка – вовсе не повод опускать руки.
17.02.201720:56
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию