03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура13.11.2010

«Волга-Волга» написана в Твери

Комедия имела оглушительный успех.

Пьесу «Мандат» Николай Эрдман написал в 24 года. В 1925 году постановка ее Мейерхольдом была признана главным художественным событием года. Через три года Мейерхольд и Станиславский борются между собой за право поставить вторую (и последнюю!) пьесу молодого автора – «Самоубийца».

Острая сатира и драматический пафос этих пьес привлекли внимание советской цензуры. Один из персонажей пьесы «Самоубийца» говорил: «В настоящее время, гражданин Подсекальников, то, что может подумать живой, может высказать только мертвый». На генеральную репетицию должен был приехать Сталин. Вместо него были Каганович, Поскребышев и другие. Хохотали почти до финала громко и безостановочно. Вышли из театра молча, глубокой ночью, никому не сказав ни слова. Пьеса была в итоге запрещена.

А в 1933 году Эрдман вместе с Владимиром Массом пишет сценарий первой советской музыкальной кинокомедии – знаменитых «Веселых ребят». После закрытого просмотра Сталин сказал: «Очень веселая картина, я как будто месяц в отпуске провел. Будет полезно показать ее всем рабочим и колхозникам. Это то, что надо».

Но в это время оба драматурга были уже в Сибири, на поселении: Эрдман – в Енисейске, а Масс – в Тобольске. Пока шли съемки «Веселых ребят» в Гагре с их участием, в Москве на одном из кремлевских концертов подвыпивший народный артист Василий Качалов в ответ на просьбы членов Политбюро прочитать что-нибудь новенькое исполнил несколько басен Эрдмана и Масса, среди которых была такая:

Вороне где-то Бог послал
кусочек сыру.
Читатель скажет: Бога нет!
Читатель, милый, ты придира!
Да, Бога нет. Но нет и сыра!

В наступившей тишине раздался голос Сталина: «Кто написал эти хулиганские стихи?» Качалова пожурили за политическую близорукость, а авторов в тот же день арестовали. Узнав об аресте Эрдмана, его друг Михаил Булгаков сжег ночью часть своего романа «Мастер и Маргарита». А Эрдман сочинил прощальную басню:

Однажды ГПУ явилося к Эзопу
и – хвать его за …опу.
Смысл сей басни ясен:
не надо этих басен.

Безумно любившая Эрдмана великая МХАТовская актриса Ангелина Степанова, тогда совсем юная, приезжала к Николаю Робертовичу в Енисейск, добилась от властей его перевода в Томск. Сохранилось около 280 ее писем в Сибирь любимому человеку, недавно они изданы. Первое письмо Эрдмана, которое дошло до его мамы Валентины Борисовны, было подписано: «Твой сын – мамин сибиряк». А согревала его в Сибири присланная Мейерхольдом шуба.

После освобождения Эрдману определили «минус шесть», то есть запрет на проживание в шести крупнейших городах СССР, в том числе, естественно, в Москве. Не помогли ни заступничество Станиславского, ни письмо Булгакова Сталину, ни хлопоты Горького. И Николай Робертович поселился осенью 1936 года в Калинине.

В это время успех «Веселых ребят» приобрел фантастические размеры. Даже на Втором Венецианском фестивале его включили в число шести лучших фильмов мирового кино за всю историю. Любовь Орлова стала звездой, а ее муж режиссер Александров получил почему-то боевой орден Красной Звезды. Даже «всесоюзный староста» М.И. Калинин шутливо сказал ему при вручении: «За храбрость и смелость в борьбе с трудностями кинокомедии». Утесова же Сталин наградил… фотоаппаратом: зал встал в его честь при исполнении «Марша энтузиастов», когда в зале был сам вождь, которому это не понравилось. Фамилии сценаристов Эрдмана и Масса были вымараны из титров.

Эрдман страдал от изоляции и надзора. Нельзя сказать, что он надломился, но замкнулся, ушел в себя, всюду ощущая недреманное око НКВД. Упоенный успехом Александров приехал к нему в Калинин и сказал драматургу: «Послушай, Коля, наш с тобой фильм становится любимой комедией вождя, ты сам понимаешь, что будет гораздо лучше для тебя, если там не будет твоей фамилии. Понимаешь?..» Эрдман сказал, что понимает. Александров уговорил его создать сценарий новой кинокомедии. Так, в 1937 году в нашем областном центре Николай Эрдман задумал и написал вместе с Михаилом Вольпиным «Волгу-Волгу». Вернее, писал он ее не только в Калинине, но также в Торжке, Вышнем Волочке и даже в Москве, куда иногда выбирался в «самоволку».

Успех комедии «Волга-Волга» был также оглушительным. Сталин выучил ее наизусть и самозабвенно цитировал опального драматурга, не догадываясь, что автор искрометного текста – сосланный им Эрдман. В 1941 году «Волга-Волга» получила Сталинскую премию, Александрову вручили большую сумму денег, но автор сценария Эрдман не получил ни копейки.

А немного раньше Николай Робертович вновь понадобился особистам, и не в последний раз. Берия решил создать ансамбль песни и пляски НКВД, и Эрдман был взят на должность литконсультанта. Впоследствии он говорил со свойственным ему юмором: «Нет, это только в нашей стране могло быть. Ну, кому пришло бы в голову, даже в фашистской Германии, создать ансамбль песни и пляски гестапо? Да никому! А у нас – пришло!» В этом ансамбле на Лубянке прихотливой волей судьбы собралась компания одареннейших мастеров. Касьян Голейзовский и Асаф Мессерер занимались там хореографией, Александр Свешников был хормейстером, Сергей Юткевич отвечал за режиссуру, а Дмитрий Шостакович – за музыку. Драматическим коллективом руководили Михаил Тарханов и Рубен Симонов, а среди артистов числился молодой Юрий Любимов, с которым у Николая Робертовича тогда и началась дружба на всю жизнь. Требовалось создать концертную программу к 60-летию Сталина. Эрдман и Вольпин блестяще справились с задачей, несмотря на крайне сжатые сроки. Друзья жили в пустой квартире замнаркома НКВД, а после выполнения задания вновь отправились в тверскую ссылку.

Еще раз, и теперь уже на несколько лет, они с Вольпиным стали сотрудниками ансамбля НКВД военной осенью 1941 года. В 600-километровом пешем отступлении Николай Робертович едва не умер (началась гангрена), но в Саратове его нашли эвакуированные туда мхатовцы, а знаменитый хирург Сергей Миротворцев сделал операцию, сохранившую и жизнь, и ногу. Он уже ходил с палочкой, когда в Саратов пришло письмо за подписью Берии с распоряжением доставить его в Москву для включения в состав ансамбля. В столице Эрдман примерил обязательную чекистскую форму, взглянул на себя в зеркало и пожаловался Вольпину: «У меня, Миша, такое впечатление, будто я привел под конвоем самого себя».

Ансамбль расформировали вскоре после войны, и Николая Робертовича вновь заставили вернуться из Москвы в Калинин. Только в 1948 году он получает в столице временную прописку, которую приходилось, унижаясь, постоянно продлевать. Наконец, в 1951 году лишенец Эрдман получает Сталинскую премию (!) за сценарий фильма «Смелые люди» и в результате легализует свое пребывание в Москве.

В течение последующих двадцати лет он сделал очень много как сценарист – и в большом кино, и в анимации. Он дописал за Евгения Шварца «Каин XVIII» поразительного по глубине фильма. Затем последовали незабываемые «Морозко», «Город мастеров», «Огонь, вода и… медные трубы». А в мультипликации – «Федя Зайцев», «Остров ошибок», «Двенадцать месяцев», «Приключения Мурзилки», «Снежная королева», «Кошкин дом», «Дюймовочка», «Лягушка-путешественица»…

Юрий Любимов ввел Эрдмана в худсовет Театра на Таганке, и в последние шесть лет жизни Николай Робертович узнал и почувствовал любовь к нему и его таланту молодых коллег, становившихся прямо на глазах корифеями сцены, как когда-то он, двадцативосьмилетний, был безоговорочно признан великим драматургом. Он участвовал в написании сценариев для Любимова, инсценировал «Героя нашего времени», создавал репризы, стихотворные тексты (например, для «Пугачева»), его голос был одним из авторитетнейших на репетициях и при обсуждении выпускаемых спектаклей.
Николай Робертович родился 16 ноября 1900 года в Москве в семье мещанина Роберта Карловича Эрдмана, трудового мигранта из Германии, и его русской православной супруги Валентины Борисовны. Рано начал писать стихи. Есенин всерьез говорил: «Что я, вот Коля – это поэт!» Маяковский просил его: «Научите меня пьесы писать». Горький приглашал на Капри и одобрительно отзывался о пьесе «Мандат». Им восхищались Булгаков и Зощенко, Мандельштам и Пастернак, Шолохов, Платонов и Эйзенштейн, корифеи лучших театров.

В 1960-е годы его боготворили Владимир Высоцкий и Вениамин Смехов. Высоцкий «бисировал» у него в гостях по просьбе хозяина дома: «Открою кодекс на любой странице – и не могу, читаю до конца...» Эрдман, писал Смехов, был первым из поэтов, кто принял Высоцкого безоговорочно – как равного себе.

Но при жизни драматурга не вышло ни одного его сборника, а пьеса «Самоубийца» впервые увидела свет рампы на родине через 17 лет после смерти автора, в 1987 году.. И это при том что она наряду с «Вишневым садом», «В ожидании Гoдo» и «Трамваем Желание» вошла в четверку лучших произведений мировой драматургии ХХ века.

В Калинине Николай Робертович встречался с Осипом Эмильевичем и Надеждой Яковлевной Мандельштамами, подыскал им жилье в частном секторе. Наверняка были у него здесь и другие встречи и знакомства – до и после войны. Надо бы заняться краеведческим поиском в этом направлении. В любом случае мы теперь твердо знаем: «Волга-Волга» написана в нашем городе, на берегах Волги.

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
179

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию