27 Июля 2017
$59.91
69.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы13.11.2010

Правда войны в дневниках Симонова

Фотограф: Архив "ТЖ"

Писатель о боях на тверской земле.

Константин Симонов, чье 95-летие мы отмечаем 28 ноября, много раз бывал на тверской земле. Но в год 65-летия Победы давайте вспомним не его приезды в Берново на Пушкинские праздники поэзии, а то, что знаменитый писатель был военным корреспондентом «Красной Звезды» на Калининском и Западном фронтах.

В годы войны Симонов написал пьесы «Русские люди», «Жди меня», «Так и будет», повесть «Дни и ночи», две книги стихов – «С тобой и без тебя» и «Война». Но особое отношение было у него к своим фронтовым дневникам: ведь это были не посредственные, а не художественные свидетельства о правде войны. Писатель долго готовил их к изданию, но не потому, что чего-то боялся или что-то приглаживал. Необходимо было выверить огромное количество фактов, дат и фамилий, что нелегко было сделать при его невероятной загруженности. В Центральном государственном архиве литературы и искусства хранятся десятки томов его неопубликованных автографов, которые сам Симонов назвал «Все сделанное». Это тысячи его писем, записок, заявлений, ходатайств, просьб, рекомендаций, отзывов, разборов произведений, предисловий, которые он писал ежедневно, стремясь помочь превращению чужих рукописей в книги и публикации. До публикации собственных фронтовых записей руки не доходили долго.

Вот небольшой фрагмент из дневников Константина Симонова лета 1942 года, вошедших в его двухтомник «Разные дни войны» (1982 год, объем – 1168 страниц).

«...В августе мы с Алексеем Сурковым примерно с неделю были на Западном фронте. В это время было предпринято нами наступление в направлении железной дороги Ржев–Вязьма, очевидно, с целью оттянуть часть немецких войск с южных фронтов, где наши дела складывались особенно тяжело. Продвинулись мы за эти дни здесь, на Западном, в разных местах километров на двадцать-тридцать. Взяли городки Погорелое Городище и Зубцов.

Мы с Сурковым были в частях, наступавших в направлении Погорелого Городища. Дожди, грязь. На дорогах нескончаемые пробки. Бросили машину и шли двадцать ки-лометров пешком. Ночевали с Сурковым вповалку в залитой водой немецкой землянке, устроив тюфяк из еловых веток. Проснулись мокрые. Упавшая с головы пилотка плавала в воде.

Впервые увидел освобожденные деревни не зимой, а летом. Горестное ощущение пустыни... Устиново... Карманово... Жители выселены немцами, дома превращены в дзоты, в стенах выпилены амбразуры для пушек. Кое-где в полях лежат наши убитые, еще не убранные. В глухом диком поле, заросшем бурьяном, встретили одинокого сумасшедшего старика, бредущего обратно на пепелище. Ужасное запустение земли щемит душу. Летом все это еще страшнее, чем зимой. Зимою все под снегом, и кажется, что весной оживет. А летом так очевидно, что все должно жить, а на самом деле все вокруг пусто и катастрофически тихо. И мертвые летом страшнее. Они, если это можно сказать о мертвых, более живые, от них еще долго остается ощущение растерзанности тела, ощущение чего-то еще не переставшего принадлежать человеку.

Ночуем в полуразрушенной избе. В ней осталось только двое жителей – до крайности исхудавшая молодая женщина Мария Семеновна и ее дочь Анька. Аньке год. Она все время кашляет надрывно, как большая. Мать укачивает, мы даем пососать кусочек сахару – все напрасно, недетский кашель буквально выворачивает худенькое тельце. Мать объясняет, что зимой застудила ее. В избе стоял немец, а девочка болела животом и плакала по ночам – мешала немцу спать.

Немец встанет, возьмет ее из колыбельки, сунет мне в руки и толкает меня за порог. Выйду с ней на мороз и хожу под окнами – она холодеть начнет и затихает. Я ее обратно в избу и уже сама стерегу – как крикнет, опять с ней из избы. Немец не выносил детского крика. Так и заморозила ее, теперь все кашляет, когда перестанет, не знаю.

И я тоже не знаю. Немцы пробыли здесь семь месяцев. Вчера мы их выгнали отсюда. Но кроме радости возвращения есть и горечь. Кроме поправимого есть и непоправимое...

Вернувшись в Москву, я необычно долго сидел над очерком об этом наступлении. Никак не получалось. Откровенно написать о нем как о самопожертвовании во имя помощи другим фронтам было невозможно и психологически, и по условиям военной тайны, а писать как-то по-другому тоже было почти невозможно».

Есть калининские, тверские реалии и во фронтовых корреспонденциях Симонова, опубликованных в «Красной Звезде», и в цикле повестей «Из записок Лопатина», и в лирике военных лет. Константин Михайлович побывал на всех фронтах Великой Отечественной, но ржевские впечатления были для него самыми тяжелыми.

Не случайно он сделал все от него зависящее, чтобы увидела свет первая повесть воевавшего под Ржевом Вячеслава Кондратьева «Сашка» – одно из лучших в русской литературе произведений о войне и о человеке на войне.

Автор: Михаил СЛАВИН
69

Возврат к списку

«Тверская Жизнь» узнала, как проводят лето дети
Лето диктует свои правила жизни. Хочется гулять по лесу, купаться, пить холодный квас, путешествовать, да и просто бездельничать. Поэтому именно в это время года люди берут отпуска, а у детей – каникулы. У взрослых, конечно, время отдыха пролетает гораздо быстрее.
26.07.201719:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость