29 Июня 2017
$59.54
67.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 09.11.2010

Долго ли старика обидеть?

Фотограф: Архив "ТЖ"

Ветеран полагает: чтобы дождаться жилья, ему надо прожить лет до ста.

Уж если уцелел в Курской битве – теперь чего бояться? Петр успел подумать об этом, прежде чем его отбросило взрывной волной в траншею и засыпало землей – похоронило заживо.

Родным полетела похоронка. Человеческие голоса… чужая речь. Петр, оказывается, не был убит – только потерял сознание. Его чудом нашли немцы. И отправили в концлагерь в Кельне.
В спину уперлась немецкая винтовка: к Кельну подходят американские танки, фашисты выставили перед ними живой заслон из узников концлагеря. Петр оттолкнул конвоира, ушел вбок от выстрела, увернулся от гусениц. Следом побежали товарищи. Петру удалось добраться до своих. И вот – Победа.

Сейчас Петр Сергеевич живет в стареньком доме без удобств, 41 квадратный метр общей площади. Причем львиная доля этой площади, как это обычно и бывает в частных домах, приходится на коридоры, чуланчики и прочие подсобные помещения. В доме две смежные комнаты, помимо дедушки там зарегистрированы его дочь и внук.

Как и многие старики, Петр Сергеевич подал документы на участие в целевой программе обеспечения жильем ветеранов. Немало его ровесников получили по этой программе сертификаты на приобретение жилья. А вот для Петра Сергеевича радужные надежды обернулись горькой обидой и недоумением.

В администрацию Заволжского района Твери его дочь Анна подала все документы для включения отца в целевую программу обеспечения жильем ветеранов еще 1 апреля. Сотрудники жилотдела осмотрели дом и пришли к выводу, что так жить нельзя, что и отражено в соответствующем акте. 28 апреля ветерана поставили на учет как нуждающегося в улучшении жилищных условий. Правда, предупредили – очередь большая…Ветеран улыбнулся: «Ну что ж, значит, доживу до 70-летия Победы и дождусь-таки квартиру».

Спустя несколько дней ему позвонили из жилотдела: «Так вы ведь инвалид, стало быть, внеочередник, и нуждаетесь в дополнительной площади. Собирайте справки и подыскивайте квартиру». Дело в том, что Петр Сергеевич стоит на учете в психоневрологическом диспансере – военная контузия не прошла бесследно. Нет, он полностью дееспособен, но нервничать ему уж точно нельзя.

Вскоре пакет документов на получение Петром Сергеевичем сертификата на приобретение жилья по целевой программе был направлен в территориальный отдел соцзащиты по городу Твери.
Тогда, в преддверии 65-летия Победы, новоселье казалось близким: явно сертификат постараются вручить поближе к празднику, а выделяемой по нему суммы – миллиона двухсот рублей – вполне хватало на благоустроенную «однушку». (Тогда хватало. Сейчас самая дешевая малогабаритка стоит уже 1,2 млн. рублей.)

Однако День Победы отпраздновали, лето прошло – а сертификат так и не вручили.

В сентябре Анна попыталась выяснить, почему дело затягивается. 8 сентября в территориальном отделе соцзащиты по городу Твери ей ответили, что документы поступили сюда совсем недавно и теперь рассматриваются.

Как утверждают в районной администрации, пакет документов Петра Сергеевича направили туда еще весной. Понятно, что работы у чиновников немало. Люди могут уходить в отпуск, на больничный, уезжать на курсы повышения квалификации, просто очень тщательно вникать в каждую бумажку – да мало ли по каким уважительным причинам рассмотрение документов может задержаться. Но не на полгода же! В конце концов, ветеранам, претендующим на улучшение жилищных условий, уже, как правило, прилично за восемьдесят. У них не так много времени, чтобы тратить его на долгие ожидания.

В октябре Петр Сергеевич узнал: его документы направлены для проверки в прокуратуру. У территориального отдела соцзащиты по городу Твери возникли сомнения: а имеет ли он вообще право на получение сертификата? Ведь в доме он фактически проживает один. Стало быть, у кого-то из родственников есть другое жилье?

Дело в том, что трем поколениям ютиться в двух смежных комнатках трудновато. Сотни молодых людей в такой ситуации съезжают от родителей на съемную квартиру. А этот дедушка с учетом его диагноза порой бывает совершенно невыносим. Неудивительно, что дочь и внук предпочитают снимать жилье.

Как рассказывает Анна, в территориальном отделе соцзащиты ей напрямую сказали: вам есть где жить. Съемное это жилье или нет – неважно, главное, что дедушка располагает жилплощадью, для одного человека, пожалуй, даже избыточной. И потом – а с чего бы это он два года назад дарственную на этот дом дочери подписал?

Самое естественное объяснение – подумал о своем преклонном возрасте и решил в будущем избавить дочь от хлопот по вступлению в наследство. Так делают многие старики. Но кто его знает, вдруг дедушка – ясновидящий и уже тогда догадался, что два года спустя целевая программа стартует?

Довод «есть где жить» тоже никакой критики не выдерживает. Жилье в собственности либо есть, либо нет, что нетрудно проверить, запросив выписку из Регистрационной службы. Кроме злополучного дома в собственности Анны нет недвижимости. У ее сына – тем более. Зато в наличии договор об аренде жилья. И даже младенцу понятно: снимать квартиру – удовольствие недешевое. Если однажды финансовое положение семьи ухудшится, от него придется отказаться. Кроме того, где гарантия, что завтра хозяева квартиры не попросят освободить территорию? И куда тогда переедут арендаторы? Логично предположить, что по месту регистрации, в старенький дом с удобствами во дворе, где «шикует» дедушка.

Позицию чиновников понять, хоть и с натяжкой, можно. Расходование средств по целевым программам строго контролируется. И если кого-то заподозрят в халатности, «благодаря» которой деньги ушли «налево», отвечать придется по всей строгости. Потому при малейшем подозрении лучше подстраховаться и лишний раз все проверить.

Но представьте себе ощущения человека, прошедшего войну, живущего на пенсию и уже смирившегося с тем, что он доживет свой век в гниющей развалюшке. Перед юбилеем Победы о нем вспомнили: чествовали, говорили много теплых слов, дали надежду, что вскоре он будет жить в благоустроенной квартире, с ванной и горячей водой – да ведь он в таких условиях и не жил никогда, хоть на старости лет попробовать! И даже сумму назвали, которая ему полагается, – миллион двести. Дочь уже обзванивает риэлторские агентства, дедушка упаковывает вещи – а сертификата нет месяц, другой, четвертый. Ветеран начинает нервничать: неужто про него забыли? И тут как обухом по голове: ваши документы переданы в прокуратуру. Как может воспринять это пожилой человек? Да однозначно – его на старости лет подозревают в мошенничестве. Для ветерана это прямое оскорбление. «Мне после этого никакого жилья не надо», – не может справиться с обидой Петр Сергеевич.

Кто-то пожмет плечами: пожилые люди вообще обидчивы, с них станется в типичной рабочей ситуации усмотреть чуть ли не личное недоброжелательство. Хотя в сфере обеспечения ветеранов жильем плановые проверки ведутся регулярно. Их цель – не допустить, чтобы особо предприимчивые граждане пролезали в целевую программу и, образно говоря, выхватывали сертификаты чуть ли не из рук у действительно нуждающихся в жилье стариков. И если старик в самом деле имеет право на улучшение жилищных условий – он сертификат получит. Жесткий контроль ведется вовсе не для того, чтобы обидеть пожилых людей, а чтобы защитить их.
А разве так уж трудно тактично объяснить это ветерану? Или хотя бы его дочери, которая ходит по инстанциям вместо отца? Для этого надо лишь научиться видеть за документами не только миллионы рублей и квадратные метры, но и человека.

К слову сказать, ситуация не единичная. Аналогичная история была в Медном. Там ветерану отказали в постановке на учет точно по таким же основаниям: пять лет назад он оформил дарственную на дом сыну, который в доме зарегистрирован, но не живет. Документы также были переданы для проверки в прокуратуру Калининского района. Результат проверки смело можно назвать прецедентом: прокуратура подала в суд иск к администрации сельского поселения в защиту интересов старика. И Калининский районный суд принял решение: обязать администрацию сельского поселения признать ветерана нуждающимся в улучшении жилищных условий. Он свой сертификат получит.

А что касается Петра Сергеевича – как сообщили в прокуратуре Заволжского района, проверка законности его участия в целевой программе займет немного времени – ориентировочно неделю. Ведь, если ветеран имеет право на сертификат, вовсе ни к чему заставлять его еще ждать и нервничать. О том, как события будут развиваться дальше, мы сообщим после окончания проверки.

Автор: Маргарита ВАСИЛЬЕВА
12

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя встретился с молодежью Тверской области
У нас есть хорошая традиция – в День молодежи России глава региона Игорь Руденя встречается с представителями молодежных общественных организаций. Не стал исключением и нынешний праздник, на который был также приглашен заместитель председателя Государственной Думы РФ, руководитель фракции «Единая Россия» Владимир Васильев.
28.06.201722:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость