15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 12.01.2010

Нарушить тишину забвения

Тихо на озере Бросно. Пусть проворные дачники занимают его берега, однако остаются места, труднодоступные и для них. Задумчиво высятся там мудрые ели. Они глядят в темные воды, хранящие тайны в глубине своей, цепляют мохнатыми лапами взбитое пышное облако. Облако остановилось на минуту, погляделось в причудливо изогнутое зеркало и не спеша поплыло дальше. Пусто. Безлюдно.

Тихо на озере Бросно. Пусть проворные дачники занимают его берега, однако остаются места, труднодоступные и для них. Задумчиво высятся там мудрые ели. Они глядят в темные воды, хранящие тайны в глубине своей, цепляют мохнатыми лапами взбитое пышное облако. Облако остановилось на минуту, погляделось в причудливо изогнутое зеркало и не спеша поплыло дальше. Пусто. Безлюдно.
Но и здесь был человек. Не просто заглядывал сюда, чтобы порыбачить, сочинить жуткую легенду для привлечения наивных туристов, помотокроссить. Он здесь жил. Об этом свидетельствует заброшенная Троицкая церковь. Человек здесь был и остался. Об этом говорит кладбище. Старое Ишутинское лютеранское эстонское кладбище. И оно, затерявшееся на безлюдных просторах тверской земли, – практически единственный известный материальный объект эстонской культуры в нашей области.  
Тверская почва – неоднородная масса, она имеет сложный состав. Перемешаны в ней разные земли и разные корни. И от этого она только богаче стала, плодороднее. Эстонцы начали приезжать к нам с середины XIX века. Всего в Россию переселилось, по некоторым данным, до 10% этнических эстонцев. На новом месте они осваивались основательно, что в принципе характерно для этого народа. Они приехали сюда жить, растить детей, трудиться, соблюдать свои обычаи и воспринимать новые, умирать. Ишутинское лютеранское эстонское кладбище было основано в начале XX века переселенцами из Эстонии. Индрик Таск, приехавший вместе с семьей в живописное место на озере Бросно в 1869 году, стал инициатором обустройства кладбища. Было получено благоволение лютеранской церкви в Торопце. На этой территории, огороженной крупными гранитными валунами, в 1915 году и был похоронен Индрик Таск. Рядом с ним нашли покой около ста его земляков-эстонцев.
Внук Индрика Таска Александр Таск во время Великой Отечественной войны сражался и погиб в Эстонском корпусе, защищая свое отечество, свою землю – русскую, тверскую, эстонскую. Правнук Индрика Таска Антон Соламес сейчас, в XXI веке, выступил с инициативой признания Ишутинского кладбища объектом культурного наследия. Зачем? Постепенно деревня Ишутино умерла, люди ушли оттуда. И место, где покоится прах предков, оказалось заброшенным. А ведь так быть не должно. Могилы, чьи бы они ни были – эстонцев, русских, евреев, не должны сравниваться с землей и превращаться в безымянные холмики. И к ним должны приходить люди, чтобы присесть рядом и сказать тихо: «Здравствуй, дед. Вот я и пришел. Красиво тут у тебя, спокойно».
Сейчас даже просто добраться до Ишутинского кладбища и то дело сложное: бездорожье не пускает. Но, как говорится, было бы желание. А оно есть. Антон Соламес, коренной андреаполец, перелопатив множество архивных документов, утолил не только собственную любознательность, идя к своим истокам. К его деятельности подключились и районная администрация, и Тверская организация «Эстонская  община», и эстонцы, живущие в разных концах света. В результате при финансовой поддержке андреапольской администрации вышла в свет книга об истории государства российского и о роли эстонцев в ней. Ее повторное, дополненное, издание финансировало Эстонское общество охраны памятников. Совмест­ными усилиями краеведов и властей Андреапольского района  труднодоступное кладбище приведено в порядок. В августе потомки тверских эстонцев – больше сорока человек – приехали сюда из Москвы, Питера, Твери, Таллина. Приехали, чтобы сказать: «Здравствуй, дед». И был здесь даже Чрезвычайный и Полномочный Посол Эстонской Республики в России Симму Тийк. Тверская эстонская община приехала с музыкой – семейным ансамблем «Ыунаке» ( «Яблочко»), а представители эстонского посольства – с пирогами и тоже с музыкой – с волынкой. Была установлена памятная доска с надписью о том, что это за кладбище, кто на нем похоронен.
Но праздник закончился, а что дальше? А дальше инициативу Антона Соламеса по признанию Ишутинского кладбища объектом культурного наследия регионального или местного  значения подхватила Тверская эстонская община. Она обратилась с ходатайством в комитет по охране историко-культурного наследия Тверской области.
– Прежде чем включать кладбище в Единый государственный реестр памятников истории и культуры народов РФ, необходимо ознакомиться с самим объектом, – ответил «ТЖ» Андрей Крылов, сотрудник комитета. – Наши специалисты готовы выехать на место и «посадить его на карту». И уже потом экспертная комиссия будет принимать решение. По моему личному мнению, большим нашим упущением является то, что старые захоронения у нас не являются охраняемыми памятниками культурного наследия. Имей они этот статус, и Смоленское кладбище удалось бы уберечь от уничтожения.
Нина Баранник, заведующая архивным отделом Андреапольской районной администрации, подтверждает:
– Действительно, на нашей земле жило много эстонцев, они смешались с русскими, вместе трудились. Со своей стороны администрация района поддер­живает инициативу по сохранению эстонского кладбища. Не должно быть безымянных мест на территории района. Нам сложно поддержать эту инициативу финансами, но мы готовы предоставить всю необходимую информацию, готовы встретить представителей комитета. Договорились, что они приедут, как наступят холода, иначе сложно проехать. Да, в Андреапольском районе еще много мест, нуждающихся в нашем внимании. Это и старое еврейское кладбище, и остатки огромных садов литовского колхоза. Дело не в национальности.  
Тихо на озере Бросно. Но если бы не нарушилась тишина забвения, от старого эстонского лютеранского кладбища через некоторое время не осталось бы ничего.
– Память о предках, о своей истории – это и есть самое главное в этой жизни, – вот слова Бориса Юлегина, члена Эстон­ской общины, которая вызвалась найти людей, готовых взять на себя материальные расходы по признанию кладбища объектом историко-культурного наследия. – Это фундамент, основа, на которой  возводится все остальное. Не будет памяти – не будет ничего. Потому что возведенное без памяти – это призрачные замки, которые в любой момент могут растаять, как туман.
Автор: Татьяна ИВАНЧЕНКО
196

Возврат к списку

На решение жилищного вопроса молодых семей Тверской области направят 136 млн рублей
Уже почти два месяца в квартире пятиэтажного дома на улице Коробкова постоянно звучит звонкий детский смех. Иван и Анна Израйлевы и три их прелестные дочки обустраиваются на новом месте. 
13.12.201716:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость