23 Мая 2017
$56.5
63.17
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия


День Победы-2017 в Тверской области | Видеотрансляции

Торжества, посвященные празднованию 72-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, в прямом эфире.

Подробнее

Новости дня
Общество 28.10.2010

Демократия времен Николая I

История одного назначения

Эта история любопытна прежде всего тем, что наталкивает на мысль о том, что не все в нашей жизни так уж переменчиво.

И хотя случилась она более 180 лет назад, некоторые действующие в ней органы и лица называются так же, как ныне.

Да и процедура назначения на выборную должность осталась принципиально той же.

Я наткнулся на нее случайно, собирая материалы об истории тверского нотариата. Надо сказать, что в послепетровские времена и вплоть до реформ Александра II людей, занимающихся составлением и удостоверением разного рода договоров, сделок, заемных обязательств и т.п., в одних случаях именовали публичными нотариусами, в других – маклерами. Для грамотных людей незнатного происхождения (мещан, выходцев из духовного или купеческого сословия) должности эти были весьма привлекательны, поскольку давали определенную независимость и более или менее постоянный доход. Получить ее было зачастую весьма непросто. В Государственном архиве Тверской области мне, можно сказать, случайно попали в руки документы, раскрывающие историю избрания маклера Вышневолоцкого отделения Тверской судоходной расправы. Слово «расправа» не содержало в себе тогда ничего пугающего: так называлась контора, находящаяся в ведении министерства путей сообщения, через которую осуществлялись и оформлялись все грузовые перевозки по рекам. Тверь и Вышний Волочек были важнейшими перевалочными пунктами на водном пути, соединяющем Волжский бассейн с Балтийским морем и тогдашнюю столицу Петербург со всей Россией. И маклерская должность в обоих этих пунктах представлялась довольно «хлебной».
Начало этой истории относится к концу 1828 года, когда вышневолоцкий маклер Матвей Чураков подал прошение об увольнении его с этой должности по болезни. Почему-то право избрания и утверждения нового маклера на вакантное место оказалось принадлежащим Тверской городской думе (Чуракова, судя по тексту одного из документов, избирало в 1825 году «вышневолоцкое общество»). 1 марта 1829 года тверской гражданский губернатор действительный статский советник Василий Адрианович Борисов предлагает Тверской думе избрать маклера, называя при этом первой кандидатуру тверского мещанина Ивана Баранова. Бумага составлена таким образом, что сразу видно, что губернатору угодна именно она. Однако для порядка в конце фразы он добавляет «или купеческого сына Степана Гусева».

Здесь нетрудно представить классическую интригу противостояния «своего» для Вышнего Волочка Степана Гусева и «своего» для Тверской городской думы Ивана Баранова. Последний в своем прошении от 12 ноября 1828 года прямо указывает на то, что в 1825 году его не избрали вышневолоцким маклером только потому, что он был для Вышнего Волочка чужим. Теперь ситуация переменилась. Степан Гусев ссылается на свои заслуги перед городом: в 1819–1821 годах он исполнял выборную должность городского старосты, с 1828 года состоит гласным Вышневолоцкой городской думы и работает в одном из ее комитетов. Однако на стороне Баранова такое немаловажное обстоятельство, как практическое знакомство с маклерским делом: будучи писцом при тверском маклере Королеве, он ввиду престарелости последнего будто бы исполнял за него маклерские обязанности в течение одиннадцати лет. Заметим, впрочем, что в его послужном списке сказано лишь о том, что он в 1820 и 1821 годах производил полупроцентный сбор в пользу Тверской думы в судоходной расправе, а с 1822 года служит в той же думе помощником бухгалтера. Так что документального подтверждения столь обширного маклерского опыта у Баранова нет. Если же учесть, что в 1829 году Баранову 32 года и он уже 7 лет служит в думе, то за вычетом тех 11 лет, о которых он пишет в своем прошении, получается, что свой маклерский стаж он начал набирать с 14-летнего возраста, что маловероятно.

Однако губернатор еще раз в схожей форме требует от думы незамедлительного ответа. Похоже, что гласные Тверской думы колеблются. И тут в самый день голосования обнаруживаются еще два претендента на ту же должность.

15 марта «купецкий сын» Семен Иванов Хозинский пишет в Тверскую думу: «...а как я чувствую себя к таковой должности способным, то посему покорнейше прошу сие мое прошение принять». Других аргументов в пользу своего избрания маклером он не приводит, но тем не менее его включают в бюллетень для голосования.

Попадает туда и тверской мещанин Петр Родионов Корейщиков, который ссылается на свой 28-летний (с 1800 года) опыт «по разным коммерческим и письменным делам и поручениям комиссий».

Зато Степана Гусева в этом бюллетене почему-то не оказалось – похоже, тверские думцы кандидатуру «чужака» вообще отказались рассматривать.

16 марта 1829 года городской голова Никита Алексеевич Аваев подписывает результаты баллотировки, из которых видно, что Баранов хоть и «свой», и губернатор его поддерживает, но единодушного «одобрямса» от Тверской городской думы не последовало: из 90 гласных за него проголосовали 42 человека, а против – 48. Видимо, у помощника бухгалтера были свои недоброжелатели в думе: однажды его уже «прокатили» на выборах маклера Тверской судоходной расправы (тогда эту должность получил бывший заседатель Тверской гражданской палаты мещанин Иван Богданов). Тем не менее на этот раз Баранов утверждается в должности вышневолоцкого маклера, так как следующий за ним опытный Корейщиков получает голосов меньше – 36. 27 голосов получает и уверенный в своих способностях Хозинский. Судя по цифрам, голосование в думе было «мягким», то есть некоторые из гласных подавали голоса за двух кандидатов.

Эта история наглядно демонстрирует, с одной стороны, немалую привлекательность должностей нотариусов и маклеров, а с другой – обычную не только для той эпохи проблему соотношения профессиональных и, скажем так, «пробивных» качеств претендентов на эти должности.
Стоит отметить и известный демократизм процедур избрания на должность пусть и через сословный, но все же представительный орган городской власти, и очевидную независимость органа местного самоуправления от государственной власти, представляемой губернатором. Кстати говоря, этот орган не только избирал, но и контролировал деятельность избранных. Ревизию нотариальных и маклерских книг проводил городской магистрат, о чем также свидетельствуют архивные документы.

Так что в жизни провинциальных российских городов далеко не все происходило так, как представлено в гоголевском «Ревизоре». О чем нам полезно помнить.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
38

Возврат к списку

«Волжский хоровой собор» принял коллективы из Чехии, Литвы, Венгрии и Белоруссии
В Тверской области завершился IV международный фестиваль «Волжский хоровой собор». Свое мастерство показали лучшие хоровые коллективы из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Кирова, а также из Чехии, Литвы, Венгрии и Белоруссии. 
22.05.201721:43
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию