24 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 25.10.2010

Путь к восьмой горизонтали

Фотограф: www.sammler.ru

Известный шахматист родом из Ржева.

В детстве мне и в голову не приходило просить родителей о серьезных покупках: понимал, что денег на них в семье нет. Даже велосипед отец купил мне по его собственной инициативе. Но помню одно исключение, где-то классе в пятом: шахматную доску с фигурами внутри. Мама так удивилась самому факту просьбы, что мирно выдала необходимую сумму. Я дошел с покупкой до парка, открыл доску и втянул ноздрями ни с чем не сравнимый запах лака и дерева.

Сильным шахматистом я не стал, но читал литературу, любил разбирать партии, знал многие десятки имен зарубежных и наших мастеров. Поэтому когда уже совсем взрослым человеком узнал, что международный мастер Александр Черепков – наш земляк, родом из Ржева, то без большого напряжения вспомнил несколько больших турниров, где он в свое время успешно выступил.
Почему-то в памяти сохранились его партии с венгерскими шахматистами. Проверил – действительно, ленинградцы традиционно устраивали матчи с венграми, и Черепков был их непременным участником. В 1957 году он сыграл вничью свой матч со знаменитым гроссмейстером Лайошем Портишем, а в 1960 и 1961 годах выиграл оба матча у гроссмейстера Иштвана Билека. 
Александр Васильевич родился в Ржеве 30 октября 1920 года. Оказавшись в детские годы в Ленинграде, он окунулся в творческую жизнь пионерии, попробовал себя в шахматах – и оказалось, что есть талант. Но его же развивать надо! К радости мальчика, как раз в это время в Ленинграде стали создаваться шахматные кружки и клубы для школьников. Один из них открылся в физкультурном секторе Дворца культуры имени С.М. Кирова под руководством мастера А.М. Батуева.

Александр Черепков вспоминает: «Финал шахматного первенства Ленгороно начался вроде бы в конце мая 1935 года. Меня почему-то не известили о начале турнира. Но вот в предпоследний день мая к нашему дому 30 на 5-й линии подкатывает автомобиль (по-моему, впервые за все время существования нашего дома), из него выбегает А.М. Батуев и поднимается в нашу коммунальную квартиру на 3-м этаже. Звонит, заходит, хватает меня и тащит вниз, по дороге объясняя, что к чему. Моим противником в 1-м туре оказался чемпион Петроградской стороны некто Сердюков. Я был явно деморализован стремительным развитием событий. Будапештский гамбит оказался нетронутой темой в моих дебютных познаниях, и я «поплыл». После полутора часов игры стало ясно, что мне не избежать скорбной участи. Проигрывать в первом туре как-то очень не хотелось, и я стал рассматривать самые фантастические продолжения. Наконец родилась идея. Я бросил свой королевский фланг на «съедение» противнику и сгруппировал свои фигуры на ферзевом, замуровал короля и начал методично подставлять Сердюкову последние фигуры, которые еще могли двигаться. Сердюков уверенно уничтожал вражеский материал своими легкими и тяжелыми фигурами, но вдруг, после очередного «обжирательства», он услышал мой радостный крик: «Пат!». Сердюков непонимающим взором окинул доску: армада черных прижала в углу доски короля белых и еще пять или шесть фигур и пешек при нем. Невероятно, но факт: ходов у белых действительно не было, все их фигуры были связаны и перевязаны! Ничья вследствие пата!.. Сердюков долго молча качал головой, рассматривая эту своеобразную «мансубу» XX века (мансуба – древний аналог современного шахматного этюда в старых арабских и среднеазиатских вариантах шахмат, когда желаемая позиция достигается единственным способом. – В.В.), и вдруг, взявшись руками за свои роскошные темные волосы, с мычанием стал биться головой о доску с шахматами. После этого памятного начала в дальнейшем ходе турнира я выступал успешно и, проиграв лишь одну партию, уверенно взял первое место. Призом была грамота, шахматный жетон с выгравированными фамилией победителя, наименованием турнира, датой и занятым местом. Кроме того, мне вручили путевку в физкультурно-спортивный лагерь на озере Селигер».

Еще юношей Александр играл в сеансах с Андрэ Лилиенталем и Михаилом Бот-винником, Григорием Левенфишем и Вячеславом Рагозиным, а в марте 1937 года сражался со знаменитым тогда американским гроссмейстером Ройбном Файном. Уже в 2000-е годы Александр Васильевич говорил, что, по его теперешнему мнению, Файн был более совершенным «техником», чем даже великий Капабланка, и вряд ли уступил бы в эндшпильной технике самому Роберту Фишеру.

Весной 1938 года шахматный коллектив Дворца пионеров принял участие во взрослом командном чемпионате Ленинграда. Первое место явилось приятным сюрпризом для молодых шахматистов. В команде-победительнице лучше всех сыграл выступавший на второй доске ученик 8-й школы Василеостровского района Саша Черепков.

Запечатлелось в его юношеской памяти одно из занятий в группе Рагозина, посвя-щенное разбору домашних заданий, когда шеф стал показывать одну из прокомментированных Сашей дома партий. Под общий хохот ребят он читал его примечания к отдельным ходам и задумчиво приговаривал: «Странно и очень странно... Почему это Черепков к своим ходам ставит только восклицательные знаки, а к ходам противника одни вопросительные? Ведь если бы на самом деле Черепков играл так хорошо, а его противник так плохо, то Черепков давно уже выиграл бы партию, еще в дебюте!»
Все складывалось прекрасно, а вот дальше начались приключения. За драку на танцплощадке, где была затронута честь дамы, Александр угодил на год в ГУЛАГ, несмотря на показания свидетельниц и хорошие отзывы с места работы. Там, на Беломорканале, в компании уголовников, он и встретил начало войны, попал под амнистию и вернулся домой. Работал до февраля 1942 года на Балтийском заводе, хлебнул всех тягот первой блокадной зимы, потом ушел на фронт – связным в стрелковый полк 54-й армии генерала И.И. Федюнинского. Когда перешли к обороне и наступило относительное затишье, иногда играл в шахматы. Постепенно обыграл всех командиров, включая комиссара полка, и в июле был отправлен на курсы младших лейтенантов, которые в условиях боевых действий превратились из двухгодичных в четырехмесячные.

После учебы, надев офицерские погоны, Александр Черепков принял командование противотанковой ротой. В октябре 1943 года у станции Чудово он был тяжело ранен и на полгода выбыл из строя. Когда вернулся, принял предложение возглавить штрафную роту и довольно быстро стал старшим лейтенантом. Александр Васильевич вспоминал, что полномочия у командира штрафной роты были как у командира армейского полка (так, он имел право награждать медалью «За боевые заслуги»). Заградотряды НКВД, по его утверждению, не стреляли из пулеметов по отступающим «штрафникам», как иногда пишется: они подверглись бы артиллерийскому и минометному огню и были бы вынуждены вступить в бой. Но имелись случаи, когда сами штрафники могли пристрелить бойца, который раз за разом не мог подняться в атаку.

Его рота выполняла локальные, но самые тяжелые задачи: притащить «языка», провести разведку боем, преследование противника. В 1945 году в Польше при наступлении на деревню Солошово-Друга противник открыл сильный огонь по роте из стрелкового оружия, и она залегла. Черепков закричал: «Кто хочет жить, за мной!» Рота поднялась в атаку, и многие из тех, кто полег бы в окопах, остались в живых, а деревня была захвачена. Черепкова, за то что личным примером поднял солдат в атаку, наградили орденом Красного Знамени. Говорит, что никогда на войне не слышал призыва идти в атаку «За Сталина», только «За Родину».

Война для него закончилась в мае 1945 года в Праге, куда его штрафная рота въехала на трофейных велосипедах. Он вспоминает, что в День Победы улицы чешской столицы были заставлены столами с закуской и вином, а в проезжающие машины бросали пироги и прочие угощения.

После демобилизации началась его гражданская жизнь, а с ней и жизнь шахматиста. Черепков вернулся в Ленинград, во Дворец пионеров, и воспитал много известных мастеров, став заслуженным тренером России. А один из учеников, гроссмейстер Геннадий Сосонко, – многократный чемпион Нидерландов, участник одиннадцати Всемирных шахматных олимпиад.
Александр Васильевич успевал покорять и собственные спортивные вершины: он три раза становился чемпионом Ленинграда, был участником финалов трех чемпионатов СССР, победителем и призером многих турниров. Международный турнир в Ленинграде 1984 года Черепков выиграл, когда ему было 64 года. В том же году он стал и победителем Всесоюзного турнира ветеранов в Ереване.

Александр Васильевич скончался 12 июля 2009 года, обожаемый не только шахматистами, но и многими поколениями ленинградцев-петербуржцев – светлая, талантливая и героическая личность из города воинской славы Ржева. Шахматная федерация Санкт-Петербурга готовит книгу о нем и обращается за материалами ко всем, кто располагает данными о его жизни и шахматном творчестве. Может быть, отыщутся сведения и о его ржевском детстве?!

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
24

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость