25 Ноября 2017
$58.53
69.33
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 25.10.2010

Очарованный русской провинцией

Фотограф: www.biography.sgu.ru

Прославленный пейзажист и Тверская губерния.

Многие русские художники-пейзажисты были покорены тверскими ландшафтами, и каждый по-своему, в индивидуальной манере интерпретировал их в творчестве. Одни только «удомельские пенаты» и Академическая дача под Вышним Волочком дали отечественной живописи столько талантливых работ нескольких десятков живописцев, что их хватило бы для формирования чувства национальной гордости на несколько крупных европейских стран. При этом Левитана никогда не спутаешь с Коровиным, Рериха — с Куинджи, а Шишкина — с Серовым, хотя нередко они бродили с мольбертом по одним и тем же тверским лугам и перелескам, речным и озерным берегам.

Пейзажи классика отечественной живописи Константина Юона тоже своеобычны. Ему были подвластны и тонкие секреты колористики, и тайны оригинального и в то же время безупречного выстраивания композиции, когда архитектурный мотив органично врастает в природу, и все оттенки чувств — от щемящей печали до самого ослепительно яркого праздничного настроения. Для того чтобы это увидеть, не надо читать искусствоведческие монографии и диссертации, достаточно с открытым сердцем посмотреть на его полотна.

Юон многое взял у своих учителей в родном Отечестве, но не пренебрег и открытиями французских импрессионистов, которые увидел вживую во время поездки в Европу в студенческие годы. Кстати, деньги на этот вояж он выручил за свои картины, которые охотно раскупались ценителями еще в пору его творческой юности. По окончании училища Юон побывал за границей с оперой и балетом Сергея Дягилева, участвовал в оформлении парижских постановок. Для жителей Тверской области небезразлично, что несомненной удачей Юона в области сценографии считается оформление им оперы великого торопчанина Модеста Мусоргского «Борис Годунов», поставленной на сцене театра Елисейских полей в Париже в 1913 году. В его декорациях и костюмах проявилось глубокое знание русской культуры, частью которой он чувствовал себя.

Константин Федорович Юон родился в Москве 24 октября 1875 года в семье служащего страховой компании. С 1892 по 1898 годы он учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в том числе у К.А. Савицкого, А.Е. Архипова, К.А. Коровина, Н.А. Касаткина. Таким образом, в большое искусство он вступал на рубеже веков, когда в русской реалистической живописи появлялись новые яркие имена, формировались кружки и студии, союзы и общества, начиналась эпоха художественных экспериментов, сотрясания основ и критического осмысления традиций.

По окончании училища молодой живописец два года работал в мастерской великого Валентина Серова. Затем он основал собственную студию, быстро завоевавшую устойчивую репутацию в художнической среде, руководил ею и преподавал в ней с 1900 по 1917 годы совместно с И.О. Дудиным. В числе его учеников были, к примеру, А.В. Куприн, В.А. Фаворский, В.И. Мухина, Н.Д. Колли, братья Веснины.

Будучи натурой деятельной, Юон стал в 1903 году одним из организаторов Союза русских художников, входил также и в число участников объединения «Мир искусства». Его картины были всегда востребованы на выставках обоих этих объединений, но при этом он был желанным участником и передвижнических выставок. Ведущие критики и искусствоведы того времени — Александр Бенуа, Игорь Грабарь, Павел Муратов — посвятили ему страницы своих классических трудов по истории живописи. Впрочем, и сам Константин Федорович нередко выступал в разные годы жизни как искусствовед с работами о творчестве русских художников, о технике живописи, о художественном воспитании.

В 1905—1906 и 1916—1917 годах Юон предпринимает ряд поездок в Тверскую губернию и живет там длительное время, особенно в Торжке и его окрестностях. Были краткие приезды на тверскую землю и в другие годы. Художника интересовали состояния природы, смена времен года, быт провинциальных городов и сел, архитектура старинных церквей и монастырей, что отразилось в таких тверских пейзажах, как «Берёзы. Петровское», «Торжок», «В провинции. Город Торжок», «Сельский праздник. Тверская губерния», и других.

Картина «Сельский праздник. Тверская губерния» написана в селе Петровское. Она фактически открывает цикл произведений, в которых К.Ф. Юон одним из первых в русском искусстве доносит до зрителя многокрасочность и музыку народного праздника. В книге Третьяковых о нем есть такие строки: «Основой его художнических исканий был народный фольклор в широком смысле этого слова. Через фольклорные образы он воспринимал и жизнь самой России, ее прошлое и будущее». Сам Юон вспоминал о впечатлении от этой поездки: «Мне хотелось писать эти картины, как песни».
В селе Баранья Гора под Кувшиновом, куда К.Ф. Юон также приезжал и работал, поселился и остался практически на всю жизнь его талантливый ученик Иван Михайлович Митрофанов, впоследствии заслуженный художник России. Митрофанов написал воспоминания о своем учителе и продолжил, в меру собственного таланта, его художественную традицию.

Конечно, революционные потрясения не миновали художника, но, будучи натурой увлекающейся и довольно быстро привыкающей к переменам, Юон, с одной стороны, вполне искренне надеялся на творческий гений народа, пошедшего за большевиками, а с другой — вовсе не расстался ни в душе, ни в творчестве с тем, что было ему особенно дорого в русской культуре. Не дрогнув, он продолжал создавать пейзажи с храмами, вневременной архаикой городских улиц и совсем не революционными обитателями старых русских городков. Для этого или надо было быть очень смелым, или вовсе не понимать, куда ведут страну и народ новые власти. В случае с Юоном, мне кажется, не надо абсолютизировать ни ту, ни другую причину. Анализируя жизнь и творчество этого мастера, приходишь к выводу, что для него важнее всего были выработанные им для себя художественные принципы, а как отражение их в конкретных полотнах будет воспринято — это уже внетворческая проблема. 

Ну, в самом деле, вспомним, например, его знаменитый пейзаж «Купола и ласточки». На дворе 1921 год, расстреливают священников, грабят храмы и монастыри, травят патриарха Тихона, а Юон пишет светлые просторы, открывающиеся от глав Успенского собора Троице-Сергиевой лавры летним вечером. Для него свет идет отсюда, а не от захваченного большевиками Московского Кремля. Столь же празднична и трогательно-нежна по цветовой гамме работа «Трапезная Троице-Сергиевой лавры» (1922). В начале столетия стали раскрывать древнерусские иконы, и художнику явилась яркая палитра их красок, что было глубоко пережито Юоном художнически, творчески. Написанная в 1946 году картина «Кормление голубей на Красной площади» имеет авторское пояснение: «1890—1900-е годы». Впрочем, и без пояснения ясно, что дело происходит до революции: по полузаваленной снегом площади весело скользят многочисленные сани с ездовыми и товарами, мужики и бабы вольной толпой весело кормят голубей, рядом суетится ребятня. Никаких властей и «человека с ружьем» и в помине нет. Попробовали бы все эти люди попасть на Красную площадь в сталинские времена!

Ни одного портрета вождей нет на совести Константина Юона, а если эпоха и возникает в его городских пейзажах, то это парад 1941 года, военная Москва в 1942-м, рассветная строгая индустриальная Москва в 1949-м.

Я не ставлю целью очерка описание и анализ многочисленных пейзажей, созданных Юоном за десятилетия его работы: и во время поездок по древним городам России — Ростову, Пскову, Новгороду, Угличу, и в столь любимом им Сергиевом Посаде, и в деревеньке Лигачёво в Подмосковье, где он подолгу жил практически полвека. Все это читатель обязательно должен увидеть сам. Одно скажу: без картин Юона мы бы оказались духовно беднее.

В 1948—1950 годах Константин Федорович работал директором Научно-исследовательского института теории и истории изобразительных искусств Академии художеств СССР, стал народным художником и академиком, преподавал в должности профессора в Московском художественном институте им. В.И. Сурикова и в ряде других учебных заведений. За год до кончины, в 1957 году, он был избран первым секретарем правления Союза художников СССР. Вообще считается, что судьба благоволила Юону всю его долгую жизнь. И до, и после революции почести и высокие награды, а потом звания и руководящие должности как бы сами приходили к нему. В воспоминаниях современников нет ни слова упрека за какие-то поступки, наоборот — единодушная доброжелательность, столь редкая в творческой среде и вокруг нее.

Наверное, было бы очень интересно и полезно подготовить и издать хороший альбом тверских пейзажей, созданных выдающимися русскими художниками. И работы Константина Федоровича Юона, несомненно, будут в нем одними из самых солнечных и лиричных.

Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
348

Возврат к списку

В областном роддоме в Твери вручили подарки молодым мамам
Рождение ребенка – особое событие, появление малыша на свет в канун Дня матери – праздник двойной. Врачи области за 9 месяцев помогли появиться на свет более 7 000 малышей, в том числе 13 двойням и 2 тройням. У женщин Твери родилось 3 504 ребенка. На этой неделе особо солидное пополнение – более 150 младенцев.
24.11.201720:03
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость