14 Декабря 2017
$59.14
69.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 21.10.2010

Музыка нас связала

Знакомство с меломаном привело к счастливому браку.

Моя история родом из интернет-эпохи. Кому-то она покажется невероятной, но все было именно так, как я вам расскажу. Говорят, Бог любит троицу, так в жизни я влюблялась три раза. Но только на третий я поняла наконец – вот оно, подлинное!

Мне тридцать лет, и к этому возрасту я сумела многое узнать и успеть. Например, родить двоих чудесных пацанов, получить замечательную профессию и остаться одной. Увы, это не редкость. Но начнем, как говорили древние, ab ovo – с самого начала.

По профессии я медик. Начала работать в обычной поликлинике. Правда, специальность у меня не самая типичная для женщины – я хирург. Мои родители также врачи, причем папа травматолог. Так что с больничными реалиями я знакома не понаслышке, поэтому понятно, почему сразу после окончания школы я пошла в медицинский. А на четвертом курсе уже подрабатывала в больнице.
Я там была не единственной студенткой, подрабатывавшей во время учебы. Коллектив был у нас дружный, больные, даже тяжелые, были очень расположены к молодым и симпатичным медсестричкам. Больница старая, многие годы не знавшая ремонта. К нам даже съемочная группа одного фильма заезжала однажды. Это был фильм про войну, и киношникам очень понравился антураж нашего «лечебного заведения». «Ах, подлинность, какая подлинность! – восхищалась помреж. – Ну да, именно такую разруху я и представляю себе в военное время!»
Но кто-то восторженную даму поправил, сказав, что даже в войну больницы были в более приличном состоянии, так что натурные съемки проходили не у нас.

Я работала в больнице уже месяц, когда к нам привезли симпатичного кареглазого парня, именно в ту палату, в которой киношники собирались снимать встречу раненого бойца с возлюбленной. Как обычно, студентки-медсестры, и я в том числе, с больными общались. Приду в палату, улыбнусь, сделаю укол. Мужчины, те, что постарше, мне комплимент скажут, а молодые – и свидание пытаются назначить. А этот только улыбается, и ни слова. Я уж стала девчонкам говорить: не немой ли он?

– Да это он в тебя влюбился. Вот и молчит, стесняется! – со смехом сказала мне одна из медсестер – Наташа. Натка была тоже студенткой – бойкая и веселая девчонка. Очень дружелюбная и товарищ отличный.

– Нат, это полная ерунда! Он бы тогда хоть познакомился со мной, а то ведь я даже не знаю, как его зовут!

– Судя по документам, он Виктор! – широко улыбнулась Наталья.

На следующий день я пришла в палату и, обращаясь к моему молчаливому обожателю, назвала его по имени. Он встрепенулся и ответил мне благодарной улыбкой.

Однажды навестить его пришли родственники. И среди них – старший брат Виктора. Не такой симпатичный, но более уверенный в себе, это точно. С той самой встречи брат моего пациента зачастил с визитами к захворавшему родственнику. Виктор все так же молчал, зато брат бесконечно расспрашивал меня о здоровье Вити. Так, слово за слово, и однажды он пригласил меня... на свидание. Я сначала растерялась, а он возьми вдруг и ляпни:

– О Витьке переживаешь? Да он у нас всегда был малахольным. Нет чтобы девчонку пригласить на свидание, так он молчит и в ступор входит, – с небрежной ухмылкой сказал мне брат моего пациента.

– И не вздумай с ним общаться, я тебя ему не уступлю!

Честное слово, мне так не понравились его слова, что я просто сбежала. А чтобы прекратить всякое общение с ним, даже отпросилась с работы на две недели. Я рассказала эту историю своему отцу, и он меня поддержал. Когда я вернулась в отделение, ни Виктора, ни его брата, к счастью, я больше не увидела.

Но это все были девичьи слезы, ожидание любви. А вот настоящая нагрянула, когда я уже была интерном.

В подарок – дети

Помню, папа предложил мне записаться на курсы вождения. Я с энтузиазмом откликнулась. Группа у нас была разновозрастная. Молодые девчонки, вроде меня, и солидные тетеньки и дяденьки. Была даже одна пожилая пара. Они собирались переезжать на ПМЖ в Германию и в спешном порядке оформляли права. Как они объясняли, за рубежом им пришлось бы заплатить значительно больше, да и не факт, что они, отучившись на курсах на новом месте жительства, получили бы права.
Когда дошло время до практических занятий, всех обуяла непонятная паника. Откуда-то стали один за другим появляться слухи, что, мол, вот этот инструктор строгий, но у него почти все сдают вождение. А вон тот – душка, да результаты у него не очень.

Я не выбирала, не просила записать меня к какому-то конкретному инструктору. Меня направили к Игорю Степановичу. Я представляла себе пожилого дядьку. А в машине меня ждал высокий мужчина лет 35, не больше. Никакого особого впечатления он на меня поначалу не произвел. Да и первое занятие было, мягко говоря, неудачным – Игорь, как девчонку, отчитал меня, когда во время вождения зазвонил мой мобильник.

Он чем-то напоминал мне моего папу – строгий, принципиальный. Когда экзамен был позади и я, новоиспеченная «блондинка за рулем», пошла вместе с группой в ресторан отмечать событие, в нашей компании был и инструктор – Игорь. Во время застолья он как-то незаметно оказался подле меня и развлекал забавными историями.

– Лена, вы меня немало повозили на уроках, будучи за рулем. Позвольте, теперь я вас отвезу домой. Не как инструктор! – неожиданно для меня заключил Игорь.

Честное слово, у нас было все – и романтические встречи, и какие-то забавные происшествия. Незаметно я влюбилась. Меня не остановило даже то, что Игорь к моменту нашей встречи был женат, затем разведен и платил алименты на двоих детей.

Ничего не хочу сказать о своем бывшем муже плохого. Я ему благодарна за двоих чудесных сыновей. Но именно дети и «развели» нас. Если быть совсем точной, то все беременности давались мне нелегко. Жуткий токсикоз изматывал так, что свет был не мил. Игоря страшно раздражало мое снулое, как он выражался, состояние. Во время второй беременности доброжелатели донесли мне, что у моего мужа появилась некая пассия.

– Из учениц автошколы, – злорадно рассказывала мне моя знакомая.

Я не поверила, а однажды застукала его вместе с «телкой» в салоне нашего авто. Увидела нашу машину во дворе дома, где жила моя подружка. «Вот здорово, не надо будет тащиться по лужам домой», – подумала я.

Я резко открыла дверь, и… курносенькая брюнетка, слившаяся в поцелуе с моим мужем, резко отпрянула от него. Я повернулась и побежала со двора.

Развод, грубый, вульгарный, был последней точкой в наших отношениях. Я осталась совершенно одна с детьми.

Поделись аудиофайлом!

Интернет стал моим лучшим другом. Я всегда увлекалась музыкой – и он позволил мне познакомиться с замечательными записями моего любимого композитора Пьяццоллы. Я обменивалась файлами с другими пользователями, правда, бывать во Всемирной паутине мне приходилось только по выходным. Мое имя в сети… догадаться нетрудно – доктор Айболит. Однажды ко мне постучался один пользователь. Ему все никак не удавалось скачать одно произведение, и вдруг такая удача – он нашел его у меня.

– Уважаемый Айболит, не уходите из сети, позвольте мне скачать все произведение, – написал мне неведомый человек.

Я даже не знала, кто это, мужчина или женщина, но между нами завязалась оживленная переписка. Мы увлеченно обменивались аудиофайлами, делились мнениями о том или ином исполнителе. Он называл меня «доктор», я своего неведомого собеседника – Con amore. Потом размышления о музыке незаметно перетекли к обмену мнениями по тем или иным жизненным ситуациям.
«Вы, доктор, можете понять меня, как мужчина мужчину!» – заключил однажды письмо мой друг по переписке.

Мне, признаться, этот «асексизм» надоел, и я довольно-таки раздраженно ответила ему, что, мол, при всем желании не могу, потому что женщина. Я неожиданно изложила ему и про свою неудавшуюся семейную жизнь, и про то, что везу на себе двоих ребятишек, что профессия у меня сугубо мужская... Что скоро отпуск, но денег на путешествие или поездку к морю нет. «И вообще меня зовут Лена!» – с легкой ноткой раздражения написала я ему.

Con amore молчал неделю. Потом написал письмо.

«Я небогат, музыкант, скрипач, но в моем доме на юге, доставшемся мне от бабушки, вы можете жить в любое время, когда захотите. Приезжайте всей семьей, с ребятишками!» – неожиданно для меня написал он.

Услышав от меня про приглашение, моя мама вдруг заявила: «Езжай одна, за детишками я присмотрю».

Наступил отпускной сезон, и билеты мне достались только в общий вагон. Но я не замечала бытовых трудностей и вскоре оказалась одна-одинешенька в Сочи на перроне. Уж не знаю откуда, но буквально через пару минут ко мне подошел симпатичный мужчина невысокого роста.

– Здравствуйте, Лена, я Михаил!

Я растерянно хлопала глазами и только могла выдавить:

– Как быстро вы меня вычислили!

– Номер вагона я знал, и вы оказались единственной женщиной, к которой никто из встречающих не подошел. К тому же вы ведь мне фото присылали с детьми. Запамятовали? – он улыбнулся так весело и так лучезарно, что неловкость мгновенно растаяла во мне.

Я поселилась в гостевом домике его небольшого городского участка. Каждое утро мы спускались на пляж, когда солнце еще не раскалило его, вечером ходили на концерты или сидели в беседке, увитой декоративным виноградом. Иногда совершали набеги в горы и рвали дикие абрикосы или собирали на склонах ежевику. Зеленоватые плоды дозревали за пару дней, царапины от ежевичных кустов заживали столь же быстро.

Мы бесконечно говорили о музыке. Были всегда на «вы». Мы словно боялись переступить ту черту, которая отделяла прежнюю жизнь от той, новой, в которой мы узнали друг друга. Однажды я поймала себя на мысли, что хотела бы иметь такого мужчину не только как друга. Но еще раньше я определила его для себя только в таком качестве. И теперь, честно говоря, совершенно не знала, как «переехать на другие рельсы».

Отпуск закончился. Я ехала в поезде, не замечая стука вагонных колес. В душе моей словно симфонический оркестр звучал. И дома, и на работе я летала, словно у меня выросли крылья. Дети были на удивление послушными, а родители не хворали. Каждый день мы с Михаилом писали друг другу длинные письма, созванивались. Однажды, лежа в постели лунной майской ночью, я сказала себе: «А ты, матушка, влюбилась!» Лицо мое невольно расплылось в улыбке. Я встала, включила компьютер, стала писать письмо. «Миша, приезжайте в гости, познакомлю вас с моими сорванцами!»

Он приехал. С тех пор мы не расстаемся. Мы были в разлуке разве что ту пару недель, во время которой он покинул меня, чтобы утрясти в Сочи дела и вновь вернуться ко мне.
Счастье, любовь, словно гигантская волна, накрыли нас, и мы купаемся в них, словно беззаботные отпускники.

Автор: Записала Наталья РАДЖ
7

Возврат к списку

На решение жилищного вопроса молодых семей Тверской области направят 136 млн рублей
Уже почти два месяца в квартире пятиэтажного дома на улице Коробкова постоянно звучит звонкий детский смех. Иван и Анна Израйлевы и три их прелестные дочки обустраиваются на новом месте. 
13.12.201716:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость