23 Августа 2017
$59.04
69.59
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 30.09.2010

Вера. Надежда. Любовь

Фотограф: Архив "ТЖ"

Сегодня исполняется 85 лет народной артистке СССР Вере Васильевой.

Вера Васильева – актриса, без которой трудно представить и наше театральное искусство, и наш кинематограф. Около сорока ролей на сцене Московского театра сатиры. Картины многих известнейших кинорежиссеров, которые наперебой приглашали ее в свои фильмы. Она была удостоена театральной премии «Хрустальная Турандот», премии имени Яблочкиной. В этом году награждена «За честь и достоинство» от Национальной театральной премии «Золотая маска». Народная артистка СССР. Дважды лауреат Государственной премии СССР. Актриса, поистине любимая народом. Зовут ее Вера Кузьминична Васильева. Или просто Верочка, как называют ее друзья и знакомые, коллеги по театру, да и многие поклонники ее таланта. Для нас с вами Вера Васильева не только замечательная актриса, но и просто землячка. Ведь родилась она 30 сентября 1925 года в деревне Сухой Ручей, километрах в 25 от Твери.

Тверское детство

Если мы поднимемся от Твери вверх по Волге километров на двадцать, то увидим пристань Кокошки. Правда, теперь суда уже практически не пристают здесь, а ведь еще недавно жизнь кипела вовсю. Неподалеку от этой пристани и находится малая родина Веры Васильевой. Память о детстве, проведенном на тверской земле, всегда с ней:

«Чуть выше города Твери есть пристань Кокошки, и там, если пройти километров десять в сторону, стоит маленькая, любимая мною всю жизнь деревенька Сухой Ручей. С этой деревней у меня связаны воспоминания об удивительных и прекрасных луговых запахах, о бане по-черному, о маленькой быстрой речке Тьме, что впадает в Волгу, о запахе парного молока, о лягушачьем концерте на маленьком заросшем пруду за огородами, где стояли баньки, о запахе чистого, до белизны отмытого деревянного пола в передней части избы, об удивительных, неповторимых по своему рисунку окнах с наличниками в каждой избе, о простодушных, добрых людях – честных и бесхитростных, как дети.

Это было так давно, что теперь мне делается страшно – вдруг все стало другим... По одну сторону деревни стояли добротные избы с самыми затейливыми резными наличниками, окрашенными в белый, синий и желтый цвета. Улица широкая, с колодцами посередине. На окнах – цветущая герань и еще так называемые «огоньки», очень веселенькие и яркие. Напротив каждой избы через дорогу ровно отгороженные частым заборчиком стояли сады с яблонями и вишнями, там же – сараи, где хранилось сено и где мы сладко спали на овчинах и на подушках, набитых перьями.
Внутри каждая изба делилась. В передней части пол, покрытый самодельными половичками (я в детстве хорошо умела их плести), был чисто вымыт и душист, стол был застелен чистейшей связанной самой хозяйкой скатертью, к красному углу сходились скамейки, гладкие и добротные, а в самом углу перед иконами в ризах мерцали красивые лампадки. И всегда особенно красивой была икона Николая Чудотворца (у нас в деревне и престольный праздник был связан с этой иконой). На окнах густо и весело алели цветы, их белоснежно окаймляли самодельно связанные или вышитые занавески.

Обедали и жили в маленькой комнате посреди избы, где стояла печка, там всё готовили: щи, картошку, гречневую кашу, топили молоко, пекли ржаные пироги с черникой. Молоко в кринках было розовое, покрытое коричневой корочкой. Эти кринки хранились в подполе, где я совершала свои первые «преступления»: с детства я очень люблю сметану и пенки, и когда меня посылали за кринкой молока, я всегда во все кринки засовывала палец, облизывала его и, насладившись, приносила единственную нетронутую кринку. Не знаю, почему меня никогда за это не наказывали? Может быть, там, где побывал мой палец, густые сливки быстро соединялись и скрывали мое «преступление». Задняя часть дома была коровником. В те времена у некоторых было по две-три коровы да еще теленочек. Я забиралась в эту часть и слышала коровье дыхание, вдыхала запах парного молока, смотрела, как доят корову умелые руки, слушала, как грубовато-любовно разговаривает со своей коровой хозяйка.

Этот чудный запах – корова с ее дыханием, навоз и парное молоко! Эти размеренные звуки доения, при котором струйка молока равномерно позванивает о стенку ведра. А тут же еще квохчут куры на насесте. И маленький теленочек цедит сквозь зубы свое вкусное, разбавленное молоком пойло.
Мама моя, Александра Андреевна, окончила в Твери коммерческое училище, изучала французский язык, и я даже помню, как она в детстве поражала меня иногда французскими словами и вырастала в моих глазах необычайно. Вероятно, из-за нужды она вышла замуж за деревенского парня Кузьму и всю свою жизнь ненавидела свое тяжелое деревенское житье, жестких родителей мужа, которые хотели приспособить ее к тяжелой крестьянской работе, согнуть ее гордую натуру, заставить жить по законам своей устоявшейся домостроевской жизни. И то, что папа, любя, не мог заступиться за нее, не смел сказать в ее защиту ни одного слова, а только тайком от родителей утешал ее, осталось у нее как заноза на всю жизнь и всегда вызывало негодование».

«В Москву, в Москву, в Москву…»

В скором времени семья Васильевых уехала в Москву. Совсем в юном возрасте Вера увидела в Большом театре «Царскую невесту» и заболела театром. Мечта о театральной карьере не покидала ее даже в военные годы, которые она провела в Москве. Работала на заводе, дежурила на крыше и гасила зажигательные бомбы. В 1943 году она поступила в Московское городское театральное училище. Уже в 1947 году Вера Васильева снимается в роли Настеньки в фильме Ивана Пырьева «Сказание о земле Сибирской». Это приносит ей и Сталинскую премию, и народное признание. Через год она поступает в Московский театр сатиры. На его сцене сыграно несколько десятков ролей. Многие запомнили ее в роли графини в спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро». В спектакле «Ревизор» Вера Васильева сыграла Анну Андреевну. Однако далеко не всегда работа в Театре сатиры приносила ей удовлетворение. И тогда ее выручала родная для нее тверская земля. Именно об этом у нас и зашел разговор с актрисой.

И снова Тверь!

– Вера Кузьминична, насколько я знаю, именно наш город помог вам во время, если так можно сказать, творческого кризиса.
– Да, именно Тверь стала для меня счастливым городом. Там я сыграла роль, без которой мне сегодня трудно представить свое творчество. Судьба подарила мне встречу с Верой Андреевной Ефремовой, которая предложила мне сыграть на сцене Тверского, а в ту пору еще Калининского драматического театра, роль Раневской в спектакле «Вишневый сад». Дело в том, что Театр сатиры при всей моей любви к нему все-таки не совсем мой. Мне казалось, что моя творческая жизнь удачнее бы сложилась в драматическом театре. Было такое ощущение, что к тому времени моя творческая судьба уже подходит к финалу. Я играла в нескольких спектаклях, но это были не слишком интересные роли. Новых предложений не было по пять-шесть лет. И тут такая счастливая встреча с театром, который стал для меня родным. Надо сказать, что «Вишневый сад» шел и в Театре сатиры, однако там посчитали, что Раневская не для меня. А я всегда мечтала об этой роли. И вот началось мое общение с Калининским драматическим театром. Я, можно сказать, впервые почувствовала настоящую женскую режиссуру. Вера Андреевна настолько эмоционально чувствовала и женское начало, и любовь, и безумные страдания, и ощущение греха, который заставляет чувствовать себя виноватой. Я до сих пор помню, как говорила: «Господи, Господи, прости мне грехи мои». Именно Бога просила Раневская, чтобы он позволил ей быть собой, позволил любить того, кого, может быть, и не стоило любить. Но ведь это любовь, ей не прикажешь! Вера Андреевна очень чутко чувствовала женскую душу. Десять лет я приезжала в Тверь и играла роль Раневской. Если бы не возраст, я никогда бы не рассталась с этим спектаклем.

– Вам наверняка не раз приходилось видеть «Вишневый сад» в постановке других театров.
– Честно сказать, все постановки «Вишневого сада», которые я видела в других театрах, были хуже нашей. И тот театр вроде бы хорош, и этот, а когда смотришь, ощущаешь некий холодок. Нет той поэтичности, которая была в нашем спектакле, хотя никто в поэзию не играл. У нас на сцене были живые люди, порой с тонкими, порой с наивными, порой с примитивными, в зависимости от роли, чувствами. Все подчинялось режиссуре, никто не стремился воплотить в роли какие-то свои понятия о Чехове. Мы все хотели быть достойными того великого материала, который нам достался. Было на удивление приятно работать с Верой Ефремовой. Чтобы так любить классику, так ее пропагандировать, нужно иметь большой талант, большое мужество, веру в Россию, в ее культуру. Ведь куда легче добиться успеха путем скандала, путем шутейского отношения к искусству. А Вера Андреевна, не забывая, что театр должен и развлекать, всегда умела войти в глубь пьесы. И через такое вот глубинное понимание рождался прекрасный спектакль. Я до сих пор вспоминаю наш «Вишневый сад». Здесь была дивная музыка, прекрасные декорации, замечательные костюмы. Я помню всех своих партнеров и бесконечно их люблю. Это удивительно, что «Вишневый сад» в Твери, городе не самом большом, идет уже ни много ни мало – тридцать пять лет. Это немыслимое подвижничество. Меняются поколения, и все актеры проходят через эту пьесу. Чехов воспитывает город. Молодежь видит пьесу начиная со школьной скамьи, встречается с ней в более зрелом возрасте. Учится осознавать печаль уходящей жизни, понимает, что было смешно, а что бесконечно грустно. В прошлом году я вновь смотрела «Вишневый сад» в Тверском академическом театре драмы. На сцене были новые исполнители, которым я желала успеха, которых любила, с которыми внутренне была вместе.

Редакция «Тверской Жизни» искренне поздравляет Веру Кузьминичну Васильеву с юбилеем. Здоровья и счастья, удачи и благополучия! И главное, новых творческих удач!

Автор: Материал подготовил Андрей УЛЬЯНОВ
34

Возврат к списку

На улицу Хромова в Твери вернулась ярмарка продовольствия
Возле конечной остановки трамваев «ДСК» областного центра вновь идет бойкая торговля – на радость покупателям и продавцам.
23.08.201719:47
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость