21 Августа 2017
$59.36
69.72
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 21.09.2010

Песня остается с нами

В сентябре этого года поэту Сергею Островому могло бы исполниться 99 лет. Могло бы, но вот уже 45 лет, как его нет с нами.

В сентябре этого года поэту Сергею Островому могло бы исполниться 99 лет. Могло бы, но вот уже 45 лет, как его нет с нами.

В будущем году  столетие со дня его рождения наверняка будет отмечаться широко, но и в цифре из двух девяток что-то есть, а нам Сергей Григорьевич немного ближе, чем другим россиянам, так что не будет лишним вспомнить о нем и по случаю этой даты.

Островой не был нашим земляком в прямом смысле этого слова, поскольку родился в Новониколаевске (ныне Новосибирск). Но в качестве корреспондента армейской газеты  31-й армии «На врага» майор Островой входил с передовыми частями в Калинин, Старицу, Зубцов, десятки калининских деревень. Под Старицей был ранен, лечился в Чукавинском госпитале, и именно ему принадлежат задорные строки:

«Воздух шпилями распорот, В каждой впадине – века…
Если Старица не город, то и Волга не река».

Может быть, не каждый тверитянин держал в руках сборники его стихов, но уж песни Острового, особенно такие, как «В путь-дорожку дальнюю», «Жди солдата», «У деревни Крюково», «Сердечная песенка», «Дрозды», «Потолок ледяной, дверь скрипучая», «Песня остается с человеком», и многие другие знают и любят все. И он к нашей тверской земле, на которой воевал и за которую пролил  кровь, относился с особой теплотой.

Ушедший недавно из жизни наш коллега Григорий Кац, в годы войны также бывший военным корреспондентом на Калининском фронте, вспоминал: «Нам, газетчикам «дивизионки», повезло: в Рылове встречаемся со многими видными журналистами и писателями. Был у нас поэт Григорий Санников, писатель Ефим Зозуля. Подолгу находились в дивизии и подружились с нами Юрий Левин, Михаил Яровой, поэт Сергей Островой, посвятивший комбату Чайковскому одно из стихотворений (батальон Чайковского освобождал первые населенные пункты  оккупированной калининской земли – Старо- и Новокаликино, блестяще проведя операцию на Ленинградском шоссе, после чего слава о батальоне  пошла по всему фронту. Сам Чайковский  за выполнение задания был награжден орденом Красного Знамени. – А.М.)

Как-то в один из своих приездов собрался Островой в батальон Чайковского. Дорога была небезопасной, простреливалась, да и к немцам легко было угодить. Все наши были заняты выпуском номера, и Островой отправился один.

– Иди на выстрелы, не ошибешься, – напутствовал я его. И отдал ему свою палку. На войне тоже бывают свои моды. Тогда у штабистов была такая мода – ходить с палкой, как с  тросточкой.

– Будешь отбиваться от фашистов, – пошутил Павел Хизев. Только что прошел дождь. Дорога превратилась в  месиво. Не успел Островой отшагать и сотню метров в этом месиве, как его заприметил немецкий летчик. В  сорок первом фашистские  стервятники, имея  полное превосходство в воздухе, в порядке развлечения позволяли себе охоту за отдельными людьми. Вначале немец сбросил две бомбы на Рылово, а потом, сделав крутой разворот, спикировал на мостик, к которому  приближался Островой.

– Сергея расстреливают!  крикнул я своим.
Из хаты выбежали Котельников, Хизев, печатник Нежумиря, шофер Тимофеев, наборщики. Летчик дал длинную очередь.
– Ложись, ложись! – закричали Островому. Фашист вернулся, полоснул еще одной очередью и ушел. Когда мы подбежали к Островому, он что-то искал на земле.

– Оступился, понимаете ли, – огорченно пояснил он, – очки потерял. Ничего не вижу без них.

– Главное, голова цела, –  утешил его подошедший Юрий Левин.

Оказалось, не совсем. Пуля все же зацепила поэта. Сделали перевязку.

Островой ходил грустный: время идет, а материала нет. На передовую решили идти утром.
Вечером привезли раненых, и мы пошли в медсанбат. Медсестры зажигали сделанные из гильз коптилки-«катюши». Раненые лежали на полу, на соломе. Их обработали, после всего пережитого кое-кто уже шутил, люди делились табачком, устраивались поудобнее. Островой подсел к забинтованному до глаз артиллеристу послушать его рассказ. Только завел с ним тихий разговор, как вдруг зазвучала песня. Курносая веснушчатая Анечка Мальцева и на фронте не расставалась с любимыми пластинками.

В путь дорожку дальнюю
Я тебя отправлю.
Упадет на яблони
Спелый след зари…

Сильный девичий голос напоминал о прошлом, звал, обещал будущую встречу.
Пластинка кончилась. Анечка сняла ее с диска патефона. Но прокуренный густой бас попросил откуда-то из угла:

– Крутани еще разок, сестричка!

Когда музыка стихла, кто-то из раненых спросил:

– Сестричка, не  Острового ли  песня?
– Да. Он ее автор, – ответила девушка.

…Островой уходил из медсанбата как будто немного по-трясенный. Может быть, впервые понял, что песни его уже воюют.

Автор: Александра МУРОМЦЕВА
38

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость