24 Мая 2017
$56.56
63.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Экономика18.12.2009

Мозаика стекольного бизнеса

Рубиновые звезды на кремлевских башнях в столице на всю страну прославили искусные руки стеклоделов «Красного Мая». Казалось, не будет конца успехам завода из вышневолоцкого пригорода, богатого историей и традициями, тем более что его хрустальная продукция имела огромную массу поклонников
и соответственно покупателей.

Рубиновые звезды на кремлевских башнях в столице на всю страну прославили искусные руки стеклоделов «Красного Мая». Казалось, не будет конца успехам завода из вышневолоцкого пригорода, богатого историей и традициями, тем более что его хрустальная продукция имела огромную массу поклонников
и соответственно покупателей.
Но в отличие от кремлевских звезда удачи «Красного Мая» закатилась,  предприятие обанкротилось. Не только потому, что прошла мода на хрусталь. Скорее, хрустальную туфельку подобрали не те принцы и разорили одно из родовых гнезд знаменитого стекла. Остатки бракованной продукции в качестве зарплаты раздали работникам, и те выстроились вдоль автотрассы Москва–Петербург менять свой товар на жалкие рубли, а кто пошустрее – на доллары.
Помнит тверская земля и продукцию другого предприятия – Конаковского фаянсового завода. Наши кухни были уставлены его посудой, а столовые сервизы, вручную расписанные его мастерами, считались дорогим подарком. Говорят, что на месте завода теперь остался один цех и глину по-прежнему таскают на руках…
Но?не столь хрупкой оказалась сама отрасль. В этом,  кризисном году ни одно наше предприятие стекольной промышленности не оказалось среди осколков. Наоборот, есть настоящие прорывы в светлое будущее, а для стекольщиков еще лучше – в прозрачное. Для них качество стекла – это пропуск на рынок. У самого же качества масса составляющих, и потому в последние два года на ряде производственных площадок серьезно работали над переоснащением. В ноябре новые мощности ввел Тверской стекольный завод, увеличив объем производства сразу в пять раз. По сути, построен новый завод.  Его современные технологии позволяют обеспечивать крупные заказы и в то же время выпускать небольшими партиями эксклюзивную продукцию, быстро и гибко варьировать ассортиментом.
О техническом перевооружении, успехах и спадах, кадровой политике и разработке месторождений для сырьевого обеспечения предприятий, о возможностях господдержки и тарифах на электроэнергию говорили на встрече в  администрации области руководители стекольных заводов. Вел встречу заместитель губернатора Анатолий Боченков.
 В рамках подготовки к этой беседе на заводы были разосланы анкеты с просьбой честно и прямо рассказать о своих проблемах. Откликнулись не все. Что же, быть закрытыми для диалога – их право. А может, не поверили, что их хотят услышать: в последние годы интереса к отрасли никто не проявлял. А интересоваться есть чем, и не только производственной сферой. Ведь большинство предприятий стекольной промышленности расположены в моногородах и поселках и потому определяют социальную погоду территории. Фировский «Востек» – тому прямое подтверждение.
Завод был на взлете, когда его застал кризис. Вели реконструкцию, выходили на новые технологии по производству листового стекла, которое с удовольствием закупали не только для тепличных хозяйств в отечестве, но и для голландских изысков. Строились. На две трети успели подняться этажи большого жилого дома, была готова проектная документация на два новых цеха – считай, целого завода, собирались приступить к его закладке. Теперь все заморожено. В феврале остановили одну печь, сейчас дышит на ладан другая.
– Для нас главная проблема – высокий износ основных производственных фондов, – говорит заместитель генерального директора «Востека» Виктор Клюев. – Стекловаренные печи имеют ограниченный срок эксплуатации. Если в советские времена их ставили на ремонт каждые 2–2,5 года, то теперь получается только раз в 5–7 лет. Дальше некуда. Ремонт очень дорогостоящий: реконструкция одной системы производительностью 174 тонны стекломассы в сутки требует 100 миллионов рублей, другой – производительностью 60–65 тонн – как минимум 60 миллионов.
Февральская остановка была вызвана еще и тем, что мы затарились готовой продукцией. Спрос упал: в России теплицы перестали покупать, отправляли в Казахстан. Вторую систему пришлось переориентировать на выпуск листового стекла на экспорт, который в общем объеме производства занимает сейчас более 60 процентов. Этим живем. Долгов ни по зарплате, ни по налогам в бюджет нет. Пока. Но во сколько обойдется бюджету остановка завода, где тысяча работающих? Во что это выльется для поселка, где практически нет других рабочих мест, где вся инфраструктура завязана на наше предприятие?
– Если бы мы сумели завершить реконструкцию, – продолжал Виктор Тимофеевич, – то вышли бы на производство стекла нового поколения, рынок которого недостаточно заполнен и за границей, а в России тем более: заводы нашего профиля уже все остановились, мы остались единственными.
Но проблема в финансовых ресурсах, на реконструкцию печей нужны средства. А прокредитоваться не можем. Обращаемся за помощью в получении кредита, и, конечно,  не безвозмездно, на обеспечение наших проектов, чтобы не остановить производство, сохранить коллектив и не допустить коллапса не только в поселке, но и во всем районе.
– А что думают по этому поводу собственники завода, что предпринимают? – спросил зам­губернатора.
– Ищут пути, ведут переговоры с банками. Готовы вкладывать свои деньги, но только если будут реальные и конкретные гарантии помощи государства. Правда, полного согласия между собственниками нет: один самоустранился, но у него блокирующий пакет акций – 27 процентов.
– Мы понимаем, Виктор Тимофеевич, как вам дороги и завод, и поселок – вы им всю жизнь отдали, – подбирал слова Боченков, но тут же перешел на решительный тон: – Но раз среди собственников нет единства, значит, они не очень-то верят в свой бизнес. Администрация же, делая шаги навстречу, должна просчитывать, кому помогает и какие гарантии получает взамен.
Казалось, разговор зашел в тупик. Конечно, возможности бюджета ограниченны, законы жестки, и если собственники не хотят закладывать свои акции, не хотят идти на риск банки, то какой смысл рисковать казне? Не государство же владеет предприятием. Но государство отвечает за людей, там работающих, за социальное самочувствие коллектива и поселка. В какую сторону качнется стрелка на весах?
– Мы не  отказываем в помощи руководству завода и в рамках закона предлагаем пойти по  такому пути, – сказал Анатолий Боченков после разъяснения коллизий ситуации первым заместителем начальника департамента финансов Тверской области Ириной Севериной. –Ваши специалисты, юристы готовят расчеты, предложения, и мы вместе обсуждаем все возможные варианты. Но без доброй и единой воли собственников, без их конкретного участия помочь заводу будет очень сложно. Заинтересованный шаг навстречу должны сделать они.
Автор: Маргарита СИВАКОВА
51

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию