03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 15.09.2010

Русский парень из Торопца

Галина Павловна Церникель до отъезда в Соединенные Штаты Америки многие годы работала корреспондентом в торопецкой районной газете. В свой последний приезд в Торопец она оставила нам рассказ о своем муже и нашем земляке Севире Дмитриевиче Богданове. Сегодня мы публикуем его.

Галина Павловна Церникель до отъезда в Соединенные Штаты Америки многие годы работала корреспондентом в торопецкой районной газете. В свой последний приезд в Торопец она оставила нам рассказ о своем муже и нашем земляке Севире Дмитриевиче Богданове. Сегодня мы публикуем его.

   Осенью прошлого года умер Севир Дмитриевич Богданов. В Америке он был известен под именем Поль Лоренц — ученый и исследователь, инженер аэронавтики, стоящий у истоков создания космических кораблей многоразового использования «Шаттл».

   Севир родился в Нишевицах, но считал Торопец любимым городом — здесь он учился в средней школе № 1, и его детство было таким же, как у десятков его сверстников — уличные «баталии» подростков улиц Малая и Большая Новинка, участие в школьном струнном оркестре под руководством Петра Николаевича Прима, серьезное изучение математики, физики и немецкого языка — он с детства мечтал стать инженером.

   Севир был подростком, когда черная тень войны нависла над страной. В морозные дни 1942 года он с семьей покинул Торопец, чтобы больше никогда сюда не вернуться. Началась пора скитаний. Он вскоре потерял семью, подростком работал в немецких трудовых лагерях в Эстонии и Латвии. Бежал, скитался, голодал. Кому в мире, охваченном пламенем войны, был нужен безродный эмигрант? Но наш город на берегу голубого озера всегда был для него поющей точкой в груди.

   Он не забыл Торопец, попав в начале пятидесятых годов прошлого века в Соединенные Штаты Америки. Две недели корабль с «перемещенными лицами» бороздил Атлантический океан, пока не бросил якорь в нью-йоркской гавани. И поразила Севира не статуя Свободы, не небоскребы, а бесконечная сверкающая лента автомобилей на магистральных улицах огромного города. Севир начал учиться в частном колледже в Охайо — три дня в неделю работал, два дня посещал занятия, оплачивая учебу своим трудом. Он упорно изучал английский. Мечта стать инженером приобретала зримые контуры. Но знаний не хватало. Он переехал в штат Вашингтон и поступил в университет. Днем работал, вечером учился, ночью занимался чертежами и расчетами. И так в течение четырех лет.

После окончания магистратуры в числе лучших студентов был приглашен на работу в компанию «Боинг» в Сиэттле. «Оседлав» старенький автомобиль, махнул через всю Америку с западного побережья на восточное. Работа была интересной, творческой, но требовала огромной отдачи и новых знаний. Он защитил диссертацию, и она даже была переведена на русский язык и напечатана в советском журнала «Машиностроение» в 1964 году.

   Занимаясь сложными космическими расчетами, он, уже работая в гигантской корпорации «Мартин Мариэтта», практически предсказал гибель космического корабля «Челлинджер». Но опасность руководство корпорации предпочло «не заметить», используя для обшивки корабля более дешевый титановый сплав. Поль Лоренц неоднократно ставил об этом в известность руководство «НАСА», но результатом его усилий стало лишь увольнение строптивого инженера. Позже он работал переводчиком в русско-американской компании, консультантом и инженером логистики.

   Перечислять заслуги перед Америкой русского парня из Торопца можно долго, но мне хочется сказать несколько слов о тех гранях его характера, которые были скрыты за далью времени и расстояния. На чужбине он завоевал имя и признание. Годы испытаний не ожесточили Севира. Редко можно встретить человека с такой сердечностью, теплотой и глубоким интересом к жизни, каким был Севир Богданов.
Редкое по нынешним временам слово «благородство» было основополагающим в его характере. Он любил музыку, живопись и поэзию, ценил и понимал людей. Но больше всего он любил свою родину, Россию. Он мечтал вернуться в Торопец. Говорил: «Приеду в Торопец, опущусь на колени, поцелую землю». Мы долго говорили с ним о Торопце, и я гордилась, что невольно стала связующим звеном между Севиром и городом его детства. В последние годы он тяжело и долго болел, но никогда ни одной жалобы. Он хотел быть похороненным в Торопце. Я выполнила его последнюю волю. Прах Севира Богданова захоронен на Вознесенском кладбище Торопца.

   Я была безмерно счастлива с этим человеком. Он согрел и осветил мою жизнь. Поэтому боль утраты не меркнет, не тает, не зарастает «травой забвения».

Автор: Галина ЦЕРНИКЕЛЬ
107

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию