09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Архив16.12.2009

Мне не забыть тот волжский лед

Ветеран 243-й стрелковой дивизии, той самой, что освобождала Калинин, Иван Балакирев накануне Дня освобождения города побывал у нас в редакции. Ему слово
– Ночью нас тремя машинами привезли в Змеево. Есть поговорка: «С корабля на бал».

Ветеран 243-й стрелковой дивизии, той самой, что освобождала Калинин, Иван Балакирев накануне Дня освобождения города побывал у нас в редакции. Ему слово
– Ночью нас тремя машинами привезли в Змеево. Есть поговорка: «С корабля на бал». У нас получилось наоборот – с концерта в бой. Концертная фронтовая бригада выступала в ДК Калашникова, зал был набит до отказа – в проходах сидели, все пространство до сцены заняли. Там были ернические частушки о Гитлере, русские народные песни – просто праздник артисты устроили. Но не успели устроиться на ночлег, как прозвучала команда: «По машинам!»
И вот мы под Калинином. Бои уже шли. Наша часть расположилась в Затверечье, и всем не терпелось скорее встать в общий строй… До сих пор в треугольничках, что слал домой, мне приходилось с горечью признаваться: «Пока еще ни одного гитлеровца не убил. Но ничего. Когда наконец пойду в настоящий бой…» Дело в том, что на фронт я пошел добровольцем в 16 лет. Мальчишка еще совсем. Мы, пацаны, мечтая воевать, всегда хвалились друг перед другом, кто сколько врагов убьет. Но у меня открыть этот счет никак не получалось – часть отступала. И вот, кажется, пробил наш час. И снова мне не повезло. Комбату потребовался дополнительный связной, взгляд его упал на меня. А я под притолоку уже потом вымахал, а тогда был ростом поменьше, худющий, шустрый. «Вот ты пойдешь», – говорит. Требовалось передать пакет командиру роты, сражающейся в районе детской областной больницы, – у них что-то шло не так, и сведений от них не поступало.
В Калинине я раньше не бывал, где именно больница, не знаю. Мне показали, в каком месте надо перейти Волгу, и сказали: «Дальше сам сориентируешься». Но пойди-ка перейди эту Волгу! Пальба-стрельба с обоих берегов такая, что, кажется, барабанные перепонки лопнут. Толком еще не рассвело, но от огня светло как днем. Спустился я с откоса на лед, и мне показалось, что оба берега Волги только на меня смотрят и в меня целят. На льду трупы, ящики
какие-то, разбитая техника. Холодище – 30 градусов, вытащишь руку из рукавицы – ее как кипятком обжигает. Но особенно страшно в лунку от снаряда угодить. На таком морозе это сразу конец. А они тонким слоем льда уже покрылись, снегом их припорошило, словно специально ловушки соорудили. Пару раз я едва-едва не громыхнул, но все же обошлось. Ближе к другому берегу стал вдруг вокруг меня снег фонтанчиками вздыматься. Это уже явно по мне, а я еще ни одного гитлеровца так и не убил. Пришлось отползти назад, а потом крюк сделать. Но самым тяжелым оказалось выбраться на крутой обледенелый берег – хвататься практически не за что, и ты весь на виду.
После этого перехода, когда наконец наших бойцов увидел, я словно в рай попал. И хотя вокруг стреляли, и на снегу кровь, и смерть по-прежнему рядом, чувствовал себя в полной безопасности. Как-никак не один, свои вокруг. Очень уж тошно погибать на льду в одиночку, не выполнив к тому же задание командира.
Я надеялся, что, получив пакет, комроты меня у себя оставит и участвовать в бою разрешит. Не тут-то было! Снова прячу бумаги за пазуху – и в обратный путь. Трижды мне пришлось в тот день через Волгу путешествовать. А потом мы с ребятами шли по освобожденному городу, смотрели на пустые глазницы окон, обожженных пламенем пожаров, на пустые коробки разрушенных зданий, разбитые машины, и было нам очень больно и горько. Вокруг разруха и нищета. В город возвращались беженцы с детьми. Оборванные, дети плачут… И в который раз я пожалел, что так и не удалось пока прикончить ни одного гада из тех, что творили эти гнусные дела. Ночевку нам определили в ТЮЗе, тоже сильно разбитом. Тогда мы уже знали, что с другой стороны площади у гитлеровцев было гестапо, где до последнего держали наших людей. То, что их все-таки не успели убить, как-то смягчало боль от всего остального, что видели.
Автор: Публикацию подготовила Аксана РОМАНЮК
5

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию