23 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Экономика25.08.2010

Торф – богатство или несчастье?

Торф согреет, вылечит, удобрит землю. Но двадцать лет назад мы забросили торфоразработки и теперь сердимся, что торф горит, мешая нам своим дымом.

Лето 2010 года войдет в историю как самое жаркое, сухое и пожароопасное. В ряде регионов страны горели леса и торфяники, заволакивая дымом города и даже столицу нашей Родины. Довелось понюхать дымка и жителям Твери. Почему же горят торфяники и как можно бороться с их горением? 

Корреспонденту «ТЖ» об этом рассказали компетентные люди, сотрудники Тверского государственного технического университета (бывшего Московского торфяного института) – доктор технических наук Олег Мисников и доктор географических наук Владимир Панов. Олег Мисников – заведующий кафедрой технологии и комплексной механизации разработки торфяных месторождений. Владимир Панов – профессор кафедры геологии торфяных месторождений, исполнительный директор Восточно-Европейского института торфяного дела ТГТУ.

– Скажите, пожалуйста, есть ли в истории аналоги нынешнему жаркому торфяному лету?
Панов: – За шестьдесят лет (1930–1990 гг.) развития советской торфяной промышленности отмечен только один серьезный пожар – почти в такое же жаркое и сухое лето 1972 года. Жарким было и лето 1998 года, но пожаров было меньше по той причине, что некоторые болота к тому времени восстановились естественным путем и вовремя пошли дожди. Непонятно? Сначала болота осушаются человеком, идет добыча торфа, потом система осушения разрушается, и болото вновь начинает накапливать воду, возвращаясь в первоначальное «мокрое» состояние. Но вот в такие экстремальные годы, как нынешний, даже самообводняющиеся торфяники все равно возгораются.

– Это правда, что торфяники могут самовозгораться?
Панов: – Это маловероятно. На болоте верхний слой может переосушаться,  а это отличные условия для возгорания, но все равно нужна искра. 
Мисников: – Самовозгорание торфа – определенного рода сказки. От 75 до 90 процентов пожаров вызывают люди. Окурки, костры, искры от двигателей. Самовозгорание случается очень-очень редко, обычно при добыче и хранении торфа в штабелях. Раньше существовала отлаженная единая система осушения болот, добычи торфа и пожаротушения торфоразработок в виде пожарных водоемов и системы водоснабжения. Я сам работал после окончания института начальником производственного участка и по должности отвечал за сохранность вверенного мне участка до приезда пожарной команды. 

– Какова толщина торфяных пластов?
Панов: – В Тверской области встречаются болота глубиной до двенадцати метров, но средняя глубина торфяников в нашем крае чуть более двух метров.

– Правда, что они могут полностью выгорать и при этом образуются гигантские пустоты, в которые проваливаются люди, техника, животные?
Панов: – Больше метра-двух торф не выгорает, потому что глубже при фрезерной добыче торфа его влажность препятствует горению. 

– А еще говорят, что торф потушить невозможно…
Мисников: – На производстве одним из главных пожаротушащих средств у нас был бульдозер. Очаг горения необходимо как можно быстрее локализовать, обложив сырым торфом. 

– А почему горит рядом с городом?
Панов: – Торф горит там, где его добывали, а добывали его рядом с городами, чтобы ближе везти. Торф Савватьевского болота спас Тверь от замерзания после гражданской войны, Кулицкий мох, Васильевский мох и Оршинский мох – после Великой Отечественной войны. Все эти разработки расположены в пределах 20–30 километров от Твери. Теперь, когда они горят, мы возмущаемся, что в городе дым. 
Мисников: – Сейчас все забыли, что именно торф спас Россию в Первую мировую войну, в гражданскую войну, а тем более в Великую Отечественную. Спас от холода и вообще от энергетического кризиса. Без угля и нефти, тем более газа, альтернативы торфу тогда не было. Не зря ленинский план ГОЭЛРО предусматривал в первую очередь развитие электростанций на местных видах топлива, чтобы столицы и крупные города снабдить дешевым топливом. Блокадный Ленинград выжил и не вымерз окончательно только благодаря тому, что был торф. Но про это теперь уже все забыли, и сейчас появляются такие разговоры, что в пожарах виноват Советский Союз с его высокоразвитой торфяной промышленностью. А потому надо все торфяники затопить, чтобы гореть уже было нечему. 

– А вы как считаете, что надо делать с горящими торфяниками?
Панов: – Как ученые, мы не сторонники затопления торфяников, тем более в  авральном режиме. Разрабатываемые ранее торфяные месторождения могут сами восстанавливаться. В этом случае пожары несут благо, потому что выгорают те части, которые мешают болоту восстанавливаться, – это возвышенные участки для складирования оборудования, проезды, они и горят, потому что выше уровня грунтовых вод, а значит, суше. Их выгорание стимулирует процессы болотообразования. То есть этот фактор был бы положительным, если бы не был таким отрицательным для людей.
У нас в области выработано чуть больше 16 тысяч гектаров торфяников. Большинство разработок окружает Тверь, Вышний Волочек, Бежецк, другие  города и поселки. Сейчас многие болота передали в лесной фонд, но у лесников до болот руки не доходят. Тем более, они не имеют опыта предупреждения пожаров на выработанных торфяниках и тушат их подобно лесным пожарам. Прежние торфоразработки сейчас – это, как правило, бесхозный объект. И некому его отблагодарить за то, что он спас в свое время людей.

– А как надо благодарить болото?
Панов: – Болота надо восстанавливать до естественного состояния. В Северной Америке и странах Европы приняты государственные программы по восстановлению болот. И нам бы надо восстанавливать болота. Но у нас считают: вот еще не хватало болотами заниматься! А ведь болота – это «почки» и «легкие» ландшафта, место спасения животных во время лесных пожаров. Болото несет важные для человека функции сохранения и накопления пресной воды, как водохранилище, регулируя сток рек, как гидроузел, очищая поверхностные воды, как очистные сооружения, и др. Но польза болот для людей некомпетентных не столь очевидна, как от леса, реки, поля, и болотами пренебрегают. 

– Затопление торфяников – это восстановление болот?
Панов: – Это не восстановление, это сложная смесь межведомственных отношений, природных проблем и наличия денежных средств. Без всякого обсуждения проекта в Московском регионе, без оценки экологических последствий, ссылаясь на чрезвычайную ситуацию, на торфяники подают воду из Оки по трубопроводам длиной 40 км. Если территория не подготовлена, то это приведет к необоснованным потерям. Вода теряется при транспортировке, испаряется, стекает, уходит в подземные горизонты. Еще следует учитывать, что вода тоже не бесхозная и, вероятно пострадает. Но действует принцип – при пожаре ничего не жалеют. Пожары мы таким способом потушим, но болота не восстановим. Болото обводняется от одного до пяти лет, и то при должной подготовке. Мы давно работаем над этими вопросами и стремимся ускорять и контролировать процессы, но именно на реализацию наших разработок средств нет. По нашим подсчетам, планомерное восстановление болот требует от четырех до 12 тысяч рублей на гектар. 
Мисников: – Если все делать правильно и планомерно, то это будет небыстро, но зато недорого. А сейчас на тушение пожаров выделили огромные деньги, а болота в последующем все равно будут восстанавливать за новые средства. 

– В Тверской области стоит вопрос о затоплении болот?
Панов: – Сейчас все думают о том, чтобы любым способом заставить болота не дымить. А на будущий год пойдут дожди, и про болота все забудут, как это было в 2002 г. 
Мисников: – По моему мнению, пожары на торфяных месторождениях свидетельствуют о социально-экономической, культурной и демографической деградации территории. Вот Финляндия – самая торфодобывающая страна, до 10 миллионов тонн в год торфа добывает, как в лучшие времена Калининская область. Вы слышали о торфяных пожарах в Финляндии, или, например, в Белоруссии (в которой, кстати, сохранили торфяную промышленность)? Их там нет. Потому что есть система мониторинга и тушения пожаров. А ведь финны в свое время приезжали к нам в Калинин, в политехнический институт, учиться торфяному делу. Советская торфяная промышленность считалась одной из лучших в мире, возможно, даже самой лучшей и самой безопасной. Но в 90-е годы она пострадала. 

– А вообще у нас торфодобыча сохранилась? 
Мисников: – Только сейчас начала подниматься. Но бизнес хочет получать быструю отдачу, а торф такой отдачи не сулит. Торфом надо заниматься долго и серьезно!
Панов: – На уровне Госдумы рассматривается программа развития отрасли, здесь пересекаются интересы нефтяного, газового и угольного лобби. Вероятно, они рассматривают торф в ряду топлив как угрозу. 

– Что из себя представляет торф как топливо?
Мисников: – Торф уступает по калорийности углю, но выгоднее по цене и гораздо экологичнее. По соотношению цена–качество торф уступает только природному газу и то только до того момента, когда мы перейдем на мировые цены на газ. В отличие от угля торф добывают открытым, а значит, безопасным способом, для него не нужны шахты. При сжигании торфа не выделяется столько сажи и оксида серы, как при сжигании угля, его зола – отличное удобрение в отличие от угольной. Как местное топливо, торф не имеет себе равных.
Торф можно использовать не только как топливо. Строительные материалы, удобрения – все это торф. А еще у него множество лечебных возможностей. Гранулы торфа – отличное абсорбционное средство, его можно использовать даже в памперсах, гигиенических прокладках, как наполнитель кошачьих туалетов. Есть множество готовых разработок по использованию торфа.

– А много ли торфа в Тверской области?
Панов: – У нас крупнейшие в Центральной России  запасы торфа. В области почти 800 тысяч гектаров торфа, из них выработано всего 16 тысяч. Половина из них – уже самовосстановившиеся болота. Запасы торфа составляют более двух миллиардов тонн, а всего торфяных болот в области более  трех тысяч. Торфяные  болота – наше богатство, их следует сохранять и восстанавливать. 
Автор: Беседовала Марина ШАНДАРОВА
818

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию