24 Июня 2017
$59.66
66.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 22.07.2010

Прерванный полет

Трусость взрослых стоила жизни подростку

Это «кимрское» дело по-настоящему уникально. Впервые в России были осуждены пилоты, из-за небрежения которых погиб авиапассажир. Почему впервые? Да потому, что обычно судить-то некого – пилоты расплачиваются за свои ошибки как жизнями доверившихся им людей, так и собственными.
Суд в Кимрах состоялся еще прошлой осенью. Так почему же я решила «тряхнуть нафталином», громко не прокричав о сенсации еще полгода назад?

Дело в том, что областной суд приговор отменил в связи с нарушениями Уголовно-процессуального кодекса и по жалобе потерпевших за его мягкостью. Таким образом, дело вернули на новое рассмотрение в Кимры. И вот второй приговор, подтвердивший позицию первого суда. 
Для меня было принципиально выдержать паузу и дождаться нового приговора. Уж очень некрасиво с точки зрения морали выглядит позиция осужденных.

По их вине в авиакатастрофе при приводнении частного гидросамолета погиб 15-летний подросток. А двое взрослых мужиков и пальцем не шевельнули, чтобы его спасти,  вытащить из волжской воды. Зато во время следствия и на суде трусливо изображали из себя жертв несчастного случая, ни разу не повинившись перед отцом и матерью мальчика. Это и вызвало жесткую позицию его родителей.
Может, они испугались? Например, у Аполлонова был сертификат профессионального спасателя?! Хорош спасатель!

Хотя в тот июльский день 2006 года погибнуть мог не только Богдан Загвоздин, а любой другой пассажир злополучного «Корвета».

Писаны кровью

Павел Аполлонов был гражданским пилотом. Он создал фирму «Дорога в небо», которая в том числе готовила летчиков, умеющих управлять гидросамолетами. Злополучный самолет принадлежал ООО «Авиатексим», в котором одним из учредителей был и есть Загвоздин Олег, отец Богдана.

– Мы в тот день на бешеной скорости садились на воду, мчались так, что даже катера и скутеры обгоняли, – рассказала еще на первом процессе в Кимрах свидетельница Сосименко, которую в тот день катал на самолете Аполлонов.

Увы, такая манера управления была не лихачеством. В  теории знал, что заходить на посадку нужно на минимальной скорости, однако навыки приводнения были минимальны. Правила в  авиации, как говорят летчики, писаны кровью. Кровью погибших в авиакатастрофах. И их нарушение приводит к трагедиям.  

Эту жуткую истину еще раз подтвердило трагическое авиапроисшествие над Волгой.
Перед полетом мальчик занял багажно-пассажирское место, пристегнулся, как того требуют авиационные правила, впереди расположились Аполлонов и Ларинин. Самолет представлял собой летающую лодку со сдвоенной системой управления – на нем могли выполняться тренировочные полеты. Вот такой тренировочный полет и решили совершить два друга. Пренебрегая элементарной осторожностью, они взяли в полет пассажира. В деталях нарушений правил эксплуатации воздушных судов разбирался уже суд.

Пользоваться ремнями они не стали.

Катастрофа

19.04.

Во время полета Аполлонов предоставил управление другу. Так это или не так, стороны долго спорили в суде. Однако объективная экспертиза показала: в момент катастрофы именно Игорь Ларинин управлял самолетом, его ноги стояли на педалях управления, о чем свидетельствуют покореженные педали. Как установил суд, в том последнем полете у гидросамолета не были убраны шасси – вот почему он перевернулся во время приводнения.

– Да заболтался я с Игорем, вот и забыл их убрать! – признался Павел Аполлонов.
Богдан же мог только бессильно наблюдать за действиями пилотов. Хотя наблюдать – громко сказано. Ситуация развивалась так стремительно, что, возможно, подросток не понял, как оказался в воде висящим на ремне головой вниз в разрушенном самолете. 


Зато у отдыхающих в тот вечер на Волге под Кимрами кровь застыла в жилах.

19.40.

«Ой, смотри-ка, падает!» – в ужасе закричала какая-то женщина. Картина напоминала сюжет из фильма о катастрофах – небольшой гидросамолет, вместо того чтобы спланировать на воду, резко вошел в нее. Вмиг он перевернулся и развалился.

Еще секунда – и на поверхность словно были вытолкнуты двое мужчин. Вот везунчики! Не развались самолет, они могли, пробив фюзеляж, попасть прямо под его винты. Но судьба оказалась к ним милосердной.

Мгновение – и к обломкам, взбивая фонтаны брызг, устремились смельчаки, отдыхавшие в тот субботний июльский вечер недалеко от деревни Борки. Они не испугались того, что Волга в том месте широка и что на месте катастрофы их может поджидать опасность. Один из них – Юрий Кузьмицкий. 

Время начало свой безжалостный отсчет.

Минута, две, три…

Юрию казалось, что он никогда не доплывет до тонущего самолета.
«Все, все живы?» – были его первые слова, обращенные к двум мужчинам, плавающим на поверхности. «Там, в кабине, пацан, Богдан Загвоздин, помогите!» – ответил кто-то из них. И в это мгновение у Юрия мелькнула мысль: «Почему-то один в тельняшке, летчик, наверное, но не моряк же?» – и он тут же нырнул.

Четыре, пять минут…

Глубина погружения небольшая – максимум метр. Однако как расположена кабина и где мог быть парень, Юрий Кузьмицкий не знал!  В голове только стучало: «Набрать побольше воздуха в легкие!» –  и опять под воду. «Где, где он может быть? Не пристегнут ли случайно?!» – кричал Юрий срывавшимся голосом, когда поднимался на поверхность.

Рядом с ним уже погружался еще один мужчина – Сергей Талтанов.

Шесть, семь…

Один из летчиков залез на матрас добровольного спасателя Кузьмицкого и оттуда наблюдал, как посторонние люди пытаются спасти пассажира. 
– Я видел… Видел парня! Он там, там, сзади, даже за руку его тянул. Что-то пацана  держит! – выталкивал из себя слова, судорожно глотая ртом воздух, Сергей.

Восемь, девять минут…

Дыхания не хватало…  Десять, одиннадцать…

Спустя двадцать минут после падения то, что осталось от самолета, было отбуксировано на мелководье. Внутри кабины головой вниз на ремне безопасности висело тело 15-летнего подростка. Никакая помощь ему уже не требовалась…

Суд

А летчиков увезли в больницу. Слухи об их состоянии распространились самые фантастические. Однако врачи определили, что серьезно они не пострадали. Поздно ночью один из них – Игорь Ларинин – ушел из больницы и уехал в Москву.

Потом он будет утверждать, что был неадекватен, что машину в столицу вела его жена, которая водительских прав на тот момент не имела и вряд ли могла добраться из тверской глубинки в Москву.

Это будет не единственная ложь, сквозь которую придется продраться несчастным родителям Богдана Загвоздина, их адвокатам, следствию, обвинению и суду. Катастрофа случилась летом 2006-го, до предъявления обвинения летчикам Павлу Аполлонову и Игорю Ларинину прошел почти год. Более трех лет спустя был оглашен первый приговор. Почему такие задержки? – удивится читатель. Все дело в том, что «простенькое» авиапроисшествие потребовало сложнейших технических экспертиз, истину восстановили и с помощью свидетельских показаний.

За это время отпала одна из статей, вмененных летчикам, – оставление в опасности человека, который сам не мог позаботиться о спасении  своей жизни. Уголовный кодекс определяет срок давности для подобных дел два года. Не осудили за это время – от наказания человек освобождается…

Богдан Загвоздин фактически был ребенком, Павел Аполлонов – взрослым мужчиной в хорошей физической форме, командиром воздушного судна. Именно на него Воздушным кодексом РФ, по словам гособвинителя Ирины Михалевской, были возложены обязанности принять все меры к спасению подростка. Павел Николаевич этого не сделал, хотя прошел курс аварийно-спасательной водной подготовки. Более того, он увлекался дайвингом, так что поднырнуть максимум на метр глубины для него не составляло бы труда.

Честное слово, смотреть на то, как эти двое здоровых мужиков в областном суде в марте этого года изображали невинных овечек, было гадко. Они ссылались на какие-то сложные процедурные закавыки, утверждая, что именно их несоблюдение привело к столь суровому приговору. А у меня в голове стучало только одно – шкуру свою спасали. Ценой жизни мальчишки.

Расчет у них был один – измотать  и так  убитых горем родителей Богдана физически и морально, чтобы они отказались от своей твердой позиции наказать виновных в гибели сына.
Не помогло.

Второй суд, который недавно прошел в Кимрах, оказался еще суровее, увеличив наказание на полгода. Торжествовать не хочется, потому что эти двое так, по-моему, и не поняли, за что их отправили на 4,5 года Аполлонова и на 4 года Ларинина на поселение, присовокупив к наказанию двухлетний запрет на летную деятельность.

А вам, читатель, все ясно?

Автор: Наталья РАДЖ
60

Возврат к списку

В Завидове Тверской области проходит национальный туристский форум «Реки России»
В Конаковском районе обсуждают проблемы прежде такого популярного, а ныне возрождающегося вида отдыха, как путешествия по воде. В Тверской области насчитывается 760 рек длиной более 10 км.
23.06.201720:53
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость