22 Октября 2017
$57.51
67.89
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 12.07.2010

Портрет КГБ в нетипичном интерьере

О новой книге Леонида Нечаева «Когда я служил в контрразведке»

О новой книге Леонида Нечаева «Когда я служил в контрразведке»

Читая эту книгу еще в рукописи, я понял, что Леонид Евгеньевич Нечаев обладает не только оригинальным, сильным писательским талантом, но и смелостью: он решил предельно откровенно рассказать о необычной странице своей жизни – службе в контрразведке.

Эти воспоминания (что подчеркивает и сам автор) – попытка художественного исследования феномена самой грозной и мощной советской спецслужбы в ее человеческом аспекте. Другими словами, Нечаев смотрит на конспиративную, тайную работу рядового оперативника КГБ изнутри, глазами ее непосредственного профессионального исполнителя, который скрупулезно изучает соотношение в ней «правды и мифа». И то, что писатель служил не в центральном аппарате КГБ СССР, а в обычном областном управлении, придает его мемуарам фактологическую сочность, особую эмоциональную окраску и сугубую достоверность. В его автобиографическом повествовании нет (за небольшим исключением) описаний сложнейших чекистских операций, которые имели международный резонанс и позднее вошли в секретные учебники отечественной контрразведки. Но Леонид Нечаев всесторонне показал те стороны психологии оперативной работы, что и до сего дня остаются многим неведомы и к тому же нередко превратно истолковываются или сознательно искажаются в угоду сиюминутным политическим амбициям и застарелым обывательским стереотипам.

Правда факта и его субъективное восприятие автором… Эти два противоположных полюса таят в себе взрывоопасность и частую несовместимость в силу предвзятости любых мемуаров. Однако писатель честно и взвешенно выдержал баланс между реальной оперативной практикой органов КГБ и собственным, далеко не всегда лицеприятным отношением к ней. Читателя поразят и даже, возможно, шокируют некоторые детали и реалии; но что было, то было, и автор остается верен принципу: негоже вымарывать строки из своего контрразведывательного прошлого, фальшиво героизируя или лакируя его.

Книга Нечаева – это еще и изображение исканий думающего человека, его долгого пути от неприкаянного гуманитария, который после службы в армии жил в подвале и в советское время (!) 70 дней не мог найти работу в областном центре, до воцерковленного человека, получившего всесоюзную известность писателя. Путь этот во многом сравним с полосой препятствий, рубежи которой имели обыкновение неожиданно менять свой стандартный облик. Самыми сложными и мучительными были преграды духовные; они порой требовали участия в делах, идущих вразрез с совестью обычного человека.

 Специфика работы в органах госбезопасности вовлекала всех ее сотрудников в водоворот острых социальных и политических противоречий, но отношение каждого человека к ним было разным – от неколебимой убежденности в правильности всего, что делается в стране, до скрытого и даже явного диссидентства. Тому были свои веские основания. КГБ, как и любой советский государственный орган, обладал не только достоинствами (помнится, еще Андрей Сахаров говорил, что Комитет госбезопасности уступает по своему интеллектуальному потенциалу лишь Академии наук), но и пороками, присущими власти и обществу. Резко и убедительно, на сильном контрасте автор размышляет о допустимости отступления от законов и Конституции ради «интересов государства».
Воспоминаниям Леонида Нечаева присущ сплав чистой фактической мемуаристики с лиричностью, «подсвечивание» повседневной технологии оперативной работы меткими житейскими и философскими наблюдениями. Сюжетный стержень книги прирастает многими ответвлениями, которые тем не менее не разрушают ни целостности общей картины, ни повествовательного ритма. Его воспоминания представляют собой нетипичный мемуарный жанр – писательскую биографию контрразведчика с элементами социологического очерка. В последнем случае я имею в виду его исследовательские выкладки, рисующие ярко очерченный портрет тогдашнего управления КГБ СССР по Калининской области, где в 1960–1970-е годы одновременно служили три поколения чекистов – «прибериевцы», «хрущевский призыв» и молодежь, не отягощенная зловещим прошлым эпохи массовых репрессий.

…Не исключаю, что скептики из числа бывших коллег пожмут плечами: Нечаев-де был оперработником не по призванию, а в силу стечения обстоятельств; внутренний конфликт мешал ему относиться к чекистской работе должным образом – и ошибутся на все сто процентов: Леонид Евгеньевич выполнял свои многочисленные служебные обязанности добросовестно и высокопрофессионально. Иначе ему просто не поручили бы вести англо-американскую линию, традиционно приоритетную в отделе контрразведки.

Автор: Александр БОЙНИКОВ
62

Возврат к списку

«Тверской переплет» отвечает на вопрос «Есть ли жизнь за МКАДом?»
А еще знакомит с новинками литературы и популярными литераторами, проводит мастер-классы и учит оптимизму.
22.10.201703:12
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость