23 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы23.06.2010

Невозможно забыть

Воспоминания очевидцев оккупации Торопецкого района с 29.08.41.по 21.01.42.

Воспоминания очевидцев оккупации Торопецкого района с 29.08.41.по 21.01.42.

 Из миллионов и миллионов эпизодов складывается грандиозное полотно битвы с фашизмом. Из эпизодов героических, ставших общеизвестными, и событий, малоприметных на первый взгляд.

Программа устрашения «расы господ»
   Торопец фашисты захватили 29 августа 1941 года. Немедленно после оккупации немецкий комендант города дал распоряжение наскоро сфабрикованному городскому управлению взять на учет всех возчиков и лошадей. Список возчиков городской управы с 1 по 15 октября 1941 года составлял 95 человек. То и дело владельцы лошадей получали под расписку через полицию очередной приказ комендатуры. Городские возчики не успевали обслуживать обширные потребности немецких властей. Когда у гитлеровцев не оказывалось лошадей, они без стеснения использовали порабощенное население (в том числе и подростков) в качестве тягловой силы, нагло нарушая тем самым статью 52-ю Гаагской конвенции 1907 года, подписанную Германией, которая запрещала использовать мирное население завоеванной территории. Между тем женщины стирали немецкое белье, протаптывали тропинки в глубоком снегу, чтобы «господам» немцам было удобнее ходить. Любому повару ротной кухни, офицерскому денщику, любому обознику было твердо внушено, что он пришел в Советский Союз как властелин, что единственное назначение советского населения — рабский труд на немцев, которые являются «расой господ». Обозник считал ниже своего достоинства вычистить лошадь, помощник повара — наколоть дров, денщик — подтереть пол. Чего уж говорить об офицерах, надувшихся, как индюки, от своего мнимого величия.
   Об их так называемом «величии» более чем красноречиво свидетельствует рассказ, записанный Л. Лисовской, со слов жителей Торопца: «После того, как немецкая свора заняла город, был издан приказ, чтобы все еврейское население от 13 лет и старше носило на рукаве белую повязку с синею звездою. Через некоторое время все еврейское население города было согнано в отдельный дом-общежитие рабочих льнозавода, где они и жили, влача самое жалкое существование. Полураздетые (все имущество было отобрано немцами), полуголодные, они вынуждены были сидеть в четырех стенах, боясь попасть на глаза полиции и жандармерии. В один из ноябрьских дней 1941 года жители заметили, что полицейские останавливали и отправляли по домам всех проходящих по улице. Вскоре движение прекратилось, и со двора общежития послышались душераздирающие крики. Подросток Миша Иванов вместе с двумя своими товарищами незаметно пробрался ко двору. В щели забора они увидели, что во дворе вырыты две огромные ямы, около которых стояла группа немецких солдат и два офицера. Через некоторое время жандармы вывели из дома пятерых евреев со связанными руками и поставили на краю ямы. Немецкие солдаты дали залп, несчастные упали в яму. Спустя несколько минут, полицейские привели еще пять человек, в том числе женщин, с которыми поступили также. Детей бросали в яму живыми на трупы матерей, а тех, кто цеплялся ручонками, здесь же умерщвляли. Так было уничтожено 95 человек, в том числе 15 детей в возрасте от года до 13 лет. После жуткой расправы, довольные „работой“, палачи любовались своими жертвами и затем всю эту массу живых и мертвых тел закопали». 
   Как напоминание о жуткой расправе над евреями на еврейском кладбище был установлен памятный камень, а впоследствии — обелиск. 
Вешать без суда и следствия   
На территории Троице-Небина монастыря был устроен лагерь для военнопленных, где погибло от холода и голода около двухсот человек. Таким образом разыгрывалась садистская программа устрашения.
   В первых числах сентября 1941 года по главной улице Торопца ехала немецкая грузовая машина, с которой передавали приказ гитлеровских властей, что завтра в 4 часа дня состоится казнь пойманных партизан и что народу приказывается явиться к месту казни. Возле мясных рядов состоялась казнь партизан. На дубе были повешены Артемий Ларионов и Василий Евграфьев. Когда палачи набросили петлю на Евграфьева, он крикнул стоящей толпе: «Товарищи, боритесь за свободу!»
   После этого гитлеровцы построили виселицу в центре города. Здесь фашисты и производили кровавую расправу над жителями города и района. Однажды из городской управы фашисты гнали жителей города на раскорчевку пней. Когда народ проходил мимо немецкой комендатуры, вышел офицер и сказал, что сейчас будут казнены четыре красноармейца. И действительно, через 10-15 минут фашисты вывели четырех человек со связанными назад руками. И заставили подняться на стол, накинули на шеи петли, и стол вырвали из-под ног. Три часа висели жертвы фашистского террора.
   В числе четырех был и слесарь льнозавода Павел Добрынкин, повешенный за то, что его брат Николай служит в Красной Армии. Причем, Павла трижды вешали и снимали с виселицы, требуя одного — согласия работать на них. Он трижды ответил: «Нет!»
Мужественно перенесла пытки
 Немцы всеми силами пытались поработить советский народ. Это не всегда удавалось. Когда немецкое командование задумало наладить работу железных дорог, железнодорожники всеми мерами саботировали это мероприятие. Осмотрщик вагонов Иван Львов при помощи товарищей в конце 1941 года вывел из строя до 30 вагонов, уничтожив воздушное сцепление тормозов. Немецкие власти заподозрили осмотрщика в порче вагонов. Его арестовали, и целую неделю пытками добивались признания и выдачи товарищей, помогавших ему. Немцы приводили Львова на квартиру и мучили его на глазах матери, жены и детей. Связав ему руки тонкой проволокой, немецкие палачи били Львова плоской резиновой дубинкой, топтали ногами окровавленное тело. Однако никакие пытки не сломили стойкости и мужества советского патриота. Ни одного слова не услышали от него немецкие палачи. Когда Иван терял сознание, его увозили с тем, чтобы возобновить пытки на следующий день. Не добившись желаемого ответа, гитлеровцы расстреляли мужественного железнодорожника. Ничего не узнали они и от его жены Елены Яковлевны, которую также замучили насмерть. Мужественно перенесла пытки, ни слова не сказав немцам, и мать Львова. 
 Грабьармия  
 Грабя мирное население, фашистские «рыцари», увешанные курами и гусями, выполняли директивы своего верховного командования о «наиболее быстром осуществлении полного продовольственного снабжения германских войск за счет оккупированных областей» и о необходимости «воспитывать у каждого офицера и солдата германской армии чувство личной материальной заинтересованности в войне». 
   Рассказы мирных жителей с потрясающей силой раскрывают звериное лицо гитлеровской грабьармии.
   Остановившиеся в деревне Верно немцы порезали всех свиней, уничтожили все ульи, травили лошадьми колхозные хлеба, необмолоченными снопами закладывали ручьи, настилали дороги среди топких лугов.
   Жительница города Торопца П. Е. Ползик была очевидцем жутчайшей картины. Вот ее рассказ: «На Стрелецкой улице, из дома № 11, где помещалась немецкая жандармерия, доносились крики и стоны, и я обратила на это внимание. На коленях стояли два старика-еврея, и один из жандармов бил их палкой по спине. Нанося удары, он заставлял одного из стариков обрезать волосы на голове и бороде другого. После этого фашист приказал измученным старикам чистить руками уборную двора. Один из стариков выбился из сил и упал на землю, жандарм снова начал его бить. Полуживой, избитый старик снова делал попытку исполнить приказание, но силы покидали его, и он снова падал. Через два часа труп старика был выброшен со двора, а другого старика нашли повешенным на чердаке дома жандармерии».
   О зверствах фашистов свидетельствуют факты жителей деревень Торопецкого района:
    «Мы, граждане деревни Рокотово, Дубровская Мария, Дмитриев Павел, Борисова Анна и Минаева Прасковья, были свидетелями зверства немецких бандитов над мирным населением нашей деревни. 1 октября 1941 года в нашу деревню прибыл немецкий карательный отряд. За связь с партизанами ими были взяты Дубровский Федор, Иванов Василий, Дмитриев Алексей. После допроса в селе Гущино всех троих заставили вырыть себе могилу и затем расстреляли. Минаева Прасковья Федотовна, жена командира Красной Армии, за связь с партизанами была избита немцами до полусмерти. Борисов Петр был угнан немцами на работу в Торопец, а в январе 1942 года расстрелян»; 
    «Мы, граждане деревни Шухово, Захарова Вера Павловна и Филатова Екатерина, явились свидетелями зверства немецких бандитов над населением нашей деревни. Немцы схватили медицинскую сестру Быстрову Александру Ивановну, свели в сарай и били резиновыми палками до потери сознания. В январе 1942 года в деревню зашли четыре партизана. Следом за ними явилась полиция. Двух раненых долго мучили, допрашивали, а потом одного застрелили, а другого свезли в город Великие Луки и там повесили».
   21 октября 1941 года фашисты убили и сожгли 67 мирных жителей деревни Сувидово, уничтожили в огне 30 домов, по сути, выжгли всю деревню. 
   18 января 1942 года страшная трагедия разыгралась в деревнях Кудино и Заречье. Фашистские каратели согнали женщин, детей и стариков к зданию школы. Выхватив из плачущей толпы 14 человек, гитлеровцы расстреляли их у школьной стены. Потом облили горючей смесью стены, тела и подожгли. Затем озверевшие гитлеровцы стали поджигать дома жителей деревни. Так, в этот сорокаградусный крещенский мороз жители Кудино и Заречье лишились не только крова, коров и овец, которые сгорели во время пожара, но и своих близких. В память об этой Кудинской трагедии на месте школы установлен скромный, к сожалению, безымянный обелиск. Молчаливо кричащий безымянный обелиск – это прежде всего свидетельство нашего отношения к себе…Но я надеюсь, что все-таки разум восторжествует, и когда-нибудь запоздалый путник подойдет к обелиску и прочтет имена жертв Кудинской трагедии. Это Иван Лаврентьев, Александр Смирнов, Алексей, Александр, Василий, Евгений и Евдокия Калугины, Иван Павлов, Настя и Михаил Лазаревы, Евгений Шемель, Николай Зуев, Борис Ипполитов, Анисий Степанов (сторож школы, его все звали дедушкой), а также Михаил Ковалев, который был заживо сожжен в сторожке.

   Торопец находился в оккупации чуть более пяти месяцев. Это очень много, если учесть, что за секунду ты мог войти в историю Героем или предателем… Да, фашизм убивал, мог купить предателя, но он ни разу не одержал победу над советским человеком, город на Торопе еще одно тому подтверждение. Память о войне — это каждодневное напоминание всем нам, что только от нас зависит: быть ли миру на земле.
Автор: С. СЕЙТМАМУТОВА, научный сотрудник Торопецкого краеведческого музея
423

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость