22 Сентября 2017
$58.22
69.26
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
День Победы 18.06.2010

Мы верили: Наше дело правое, враг будет разбит, Победа будет за нами

Путивцева Анна Сергеевна, старшина медицинской службы, прошла всю войну, а ныне проживает в селе Селихово.

В этом году мы всей страной отмечаем 65-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Дата вроде бы и не круглая, но тут особый случай ? к сожалению, все меньше становится ветеранов, которые своей кровью, ежеминутно проявляя завидную твердость характера и любовь к Родине, отстояли нашу страну (а кто знает, может и весь мир) от фашистской заразы. Поэтому очень важно успеть воздать должное хотя бы тем, кто еще живет среди нас. Кроме того, каждый такой ветеран, вне зависимости от того, фронтовик он или труженик тыла ? бесценный источник информации, воспоминаний о той войне. Причем информации, не сочиненной в высоких кабинетах в угоду чьим-либо амбициям, а, что называется, из первых уст, от непосредственных участников событий. Вот с одним из таких ветеранов, Путивцевой Анной Сергеевной, старшиной медицинской службы, прошедшей всю войну, а ныне проживающей в селе Селихово, мы вас сегодня и познакомим.

До войны Анна Сергеевна (тогда еще Солозобова) пробовала учиться сначала на связистку, потом на ткачиху, но быстро поняла, что это все не ее. Ее призвание было лечить людей, и прочитав объявление о наборе медсестер, она сразу пошла на медицинские курсы при больнице им. Филатова. А затем с 1940 г. работала санитаркой в Боткинской больнице. Через год стала уже медсестрой.

? 22 июня был выходной день, воскресенье; я была дома, в Коптево, и тут вдруг рано утром объявили ? война началась. Какая война? С кем? С Германией, говорят. Молотов выступал. Все бросила, побежала на работу, в Боткинскую больницу, вся в слезах, а там почти у всех медсестер и санитарок слезы на глазах. Ведь у кого брат служит, у кого кто-то еще из родственников. У каждой кошки на душе скребут. А дней через пять к нам уже первые раненые стали поступать- немцы, летчики сбитые. Мы за ними сначала ухаживать не хотели ? враги все-таки. Но зав. отделением нам внушение сделал, что надо всем показать, что советские люди гуманные.

Скоро фронт подошел к Москве. Уже под обстрелом и бомбежками на работу добираться приходилось. В метро прятались, когда бомбили: пересидишь там чуток, а затем на работу, раненых-то все больше и больше с каждым днем. Сутками не спали, да еще и кровь для раненых сдавали, ? но держались.

А в 42-м я решила идти на фронт добровольцем. Меня сначала не отпускали: «Вы нам здесь нужны». Однако я по молодости упрямая была и в конце 42-го все-таки ушла на фронт. Отправили меня на передний край под Смоленск, тогда еще фронт недалеко от Москвы был. Попала я в 42 дивизию 49 армии Западного фронта. Вскоре фронт покатился на Запад. Наша дивизия освобождала Могилев, Минск, Оршу. Много раненых было, в том числе и совсем мальчишек. Один раз нам полковой сынулька попал, ему десять лет было. Да и мы сами молоденькие тогда были, у наших медсестричек и санитарочек средний возраст был 16-17 лет. А были и те, кому едва 15 исполнилось.

Всякие случаи были…У меня палатка была 25 человек, 10 тяжелых… И вот, однажды палата загорелась, а я на дежурстве одна, ни кого нет… Ничего справилась, всех спасла, не один раненный в пожаре не погиб.

Под Минском в конце 43-го мы в окружение попали, много тогда наших погибло. Хотели уже сами пробиваться, а далеко ли уйдешь с ранеными-то на носилках! Но тут нам повезло: наши части пробились и освободили. А в начале 44-го наш фронт во 2-й Белорусский уже переименовали. Тогда, в начале 44-го, я тифом переболела, месяц в госпитале провела. А как выписывать собрались, так я стала проситься в свой родной медсанбат, в котором два года прослужила. Как раз на тот момент в госпиталь привели командира нашей части. Он собственноручно выписал мне направление в часть (Анна Сергеевна до настоящего времени хранит этот документ). И я две недели искала свой медсанбат: метель, сорок градусов мороза, где свои, где немцы? непонятно, все перемешалось. Иду, озираюсь. Замерзла, но иду из последних сил. И вдруг навстречу две фигуры. Кто? Немцы? Вот страху натерпелась. А это оказались наши медсестрички… «-Да это же наша Аннушка!». Схватили меня и в часть… Кто чаем поит, кто спиртом растирает, кто хлеба кусок дает. Как подумаю, что могла к немцам попасть… Чудом спаслась, тут уж без помощи с небес не обошлось

В том же году наша дивизия вошла в Польшу, а затем и в Германию. Участвовали во взятии Кенигсберга, теперь-то он Калининградом называется. Много немецких городов брали, а войну закончили в Нойштрелице. Там меня за все года службы наградили орденом Красной Звезды.

Служба наших врачей, и вообще медработников, в годы войны была не только крайне тяжелой (как уже говорила Анна Сергеевна, люди не спали сутками, выбивались из сил, но выполняли свой долг), но и опасной. Фашисты не утруждали себя соблюдением хотя бы элементарных норм человечности; более того, они целенаправленно охотились за нашими госпиталями.

? Если немецкие летчики где увидят красные кресты, то сразу бомбят. Мы даже ветки еловые по лесам рвали, чтобы у санитарного поезда эти красные кресты на белом фоне ими загородить, чтобы с воздуха в глаза не бросались.

Когда освобождали от немцев наши деревни и города, то порой воды для раненых негде набрать ? все колодцы заполнены убитыми нашими мирными жителями. Ужас, что творилось: входим в деревню, а там ни одного человека не осталось, ни одного целого дома, только печные трубы чернеют.

Хотя золовка мне рассказывала, что когда у них в деревне немцы стояли, то никого пальцем не трогали, не мародерствовали, вели себя культурно. Так что немец немцу рознь. Да и наши тоже всякие были. Сколько потом этих полицаев и предателей отлавливали! Война давно уж кончилась, а их все находили.

А когда в Германии уже по окончанию войны с мужем жили, то с некоторыми немцами мы и дружили. Подкармливали их, голодно тогда было, а у нас все-таки военный паек.

С мужем своим, Путивцевом Николаем Ивановичем, Анна Сергеевна тоже на войне встретилась.

- Я дежурила. Поздно ночью к нам в госпиталь лейтенант пришел. Говорит, после лечения направлен к нам в часть. А я и не знаю, что делать, вдруг немец, разные случаи в то время были. Я к командиру. Командир говорит, отгородить от раненных, накормить, а утром разберемся. Утром все выяснили, так и стали служить вместе. Он с передовой нам в госпиталь раненных солдат после боя доставлял. Потом наши пути разошлись. А осенью 1945 года после войны он приехал в Москву к моим родителям, руки просить. Я в Москву вернулась в конце октября, а 20 декабря 1945 года мы расписали. Наша дочь, спустя 40 лет выходила замуж в том же ЗАГСе.

Но служба Анны Сергеевны не закончилась в мае 1945 г., так как в их медсанбат стали доставлять узников фашистских концлагерей, в частности, из печально известного Бухенвальда. Только в 47-м удалось выехать обратно в Россию.

После войны Анна Сергеевна до самого выхода на пенсию трудилась на ниве медицины. А на заслуженный отдых Анна Сергеевна ушла в 66 лет! У Анны Сергеевны воевала вся семья: отец, старший брат, сестры? и те были на трудфронте. И редкая удача ? все вернулись с войны живыми. Может, все дело в том, что мать Анны Сергеевны, Татьяна Яковлевна была верующей женщиной и мужу и детям, уходившим на войну, зашила в подкладку одежды иконки. Кстати, это было не такое уж редкое явление. ? Сколько в нашу медсанчасть раненых генералов ни поступало, обязательно у всех какая-нибудь иконка или молитвочка при себе. Да что генералы, политруки ? и те: у кого иконка, у кого крестик! Про простых солдат и говорить нечего! Говорят, у самого Сталина в его бомбоубежище иконы висели. И ведь помогло, отбросили немца от Москвы.

Автор: Владимир Рокотов, «Конаковская панорама»
109

Возврат к списку

Тверская область ярко представила свой туристический потенциал в Москве
Сегодня в столичном комплексе «Экспоцентр» завершается 23-я международная выставка «Отдых Leisure-2017». На три дня огромная площадка объединила более 670 участников из 64 стран мира и большинства регионов России.
20.09.201719:44
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость