05 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
День Победы07.06.2010

Помню, дед, все помню…

Я внук Героя Советского Союза Курдова Николая Тимофеевича. Горжусь этим, вспоминаю о нем

В моей памяти хранятся его рассказы о грозном прошлом, которое он пережил…

Вот он, только что вернувшийся с какого-то торжественного собрания, берет меня, малыша, на руки, гладит по голове; я прижимаюсь к его боевым наградам, трогаю Золотую Звезду, прошу:

– Деда, расскажи, как она тебе досталась.

– Э, Валюк, до нее у меня был и Георгий – в Первую мировую получил. Да только фрицы проклятые отобрали, когда пленили.

– А как было дело?

– Ну, слушай. Взял я первый раз в руки винтовку в 1915-м. Воевал против немцев за веру, царя и Отечество. Сидел в окопах, ходил в разведку, бросался в атаку, был ранен. Выздоровев, освоил пулемет. И вот однажды в 1917-м попал под артобстрел. Контузило. Раскрыл глаза – рядом со мною двое фрицев. Один спрашивает (по-немецки): «Пулеметчик?» И нацеливается меня пырнуть австрийским зазубренным штыком (а я-то знаю, что вытащить его можно только с внутренностями!). Другой отводит его руку: мол, не надо; это хороший язык – показывает на Геор-гиевский крест. Языком я оказался плохим – ничего они из меня ценного для них выудить не смогли. Отправили в лагерь на каменоломни. Ад! Костоломка! Сговорились впятером бежать. Но как? Всё под присмотром да под прицелом. И вот однажды поставили только одного охранника. Плюнул и перестал вкалывать. Он ко мне: «Warum?» (то есть «почему»?). Я ему: «Ich krank» (болен). Он мне под мышку градусник. Потом как завопит: «Faulpelz!» (лентяй). Хватает винтовку за дуло, размахивается. Я пригнулся. Так он три раза вокруг себя обернулся – вот как хотел огреть, насмерть! Упал. Я его штыком, штыком! Снял с гада подсумок с патронами. «Ребята, бежим!». Далеко уйти не удалось, нашли с собаками. Повезли через Берлин в вагоне смертников – расстреливать. А в Берлине их тормознули: революция! Военные с бантами на шинелях, распахнув двери, нам кричат: «Камраден, вылезай, свободны!». В свое Никулино вернулся только в 1919-м. До того война проклятущая обрыдла, сил нет! Думал, займусь хлебопашеством.

Не тут-то было: новая вспыхнула, Гражданская. Ну, первая была понятна: Россию от немцев, а здесь – русские: брат на брата, сын на отца. Жуть! После войны обосновался на хуторе, стал мало-помалу заживаться. А тут коллективизация. Новое горемычное время. В июне сорок первого дочка (твоя мамуся) возвращается из Белого: «Пап, война!» Я ей: «Молчи, дурочка, кто тебе такое брякнул?.. Не вздумай еще кому сказать!» – «Пап, война! Молотов по радио выступал».

И правда. Подумалось: «Ну меня же не возьмут – за сорок перевалило». Взяли. Сражался честно, защищал Москву, Сталинград, все Отечество от этой сволочи. Медалями наградили «За боевые заслуги» и «За отвагу». Ну а звездочка мне тяжеловато досталась. 25 сентября 1943 года. Днепр. Приказ мне, старшему сержанту, командиру расчета саперов: «До подхода передовых доставить переправочные средства на берег реки и быстро подготовить их для десанта». – «Есть!» Одним из первых ночью начал переправу. Ракеты с их стороны. Светло как днем! Огонь из всех видов оружия! Из тех, кто за нами, многих не стало. Но наша шлюпка уверенно шла к берегу. И все же осколки мины ее в четырех местах продырявили. И меня слегка зацепило. Но не испугался – заделал пробоины шинелью, пилоткой, гимнастеркой. Кое-как причалили. Перевязал раненых, осторожно вглубь – занести на планшетку их боевые точки, чтобы по ним потом «катюши» «заиграли». Получилось. Чу! Что за выстрелы за спиной? Я бегом назад. Вижу, стоит фриц и спокойненько моих ребят добивает. Увидел меня, мои медали и мне на ломаном: «Крикни: гут! Сталину капут!». Пришлось притвориться, крикнуть эти самые слова. Неловко, конечно, но как иначе? Он же, зверь, добьет и оставшихся ребят. И самое страшное: задание провалю! Смотрю, присмирел. Я ему: «Ich will rauchen» (я хочу курить). Он доверчиво полез в карман за сигаретами; а у меня в рукаве была граната; я его наотмашь по виску! Но удар мой был слабоват. Он меня за ворот! Я его за горло! Сцепились! Уцелевшие раненые мне кричат: «Дурак! У тебя же финка на ремне!..» Изловчился, выхватил, ткнул его в бок. Сразу обмяк, застонал: мол, не добивай – у меня киндер, муттер, фрау… Я ему: мол, успокойся, не убью. Перевязал. Тут какая-то уцелевшая шлюпка к берегу прибилась; я погрузил в нее ребят, пленника, налег на весла и ходом на тот, наш, берег. Там и ждать не ждали! Полковник Половников: «Курдов, живой?! Ну ты герой!..»
Под моим руководством было переправлено через Днепр 312 пехотинцев, шесть 76-миллиметровых орудий, 42 ящика снарядов, 26 лошадей, три повозки.
…А потом полковник Половников приносит «Правду» с указом о присвоении мне звания Героя Советского Союза, обнимает, поздравляет. Ну а от Днепра дошел до Югославии; был сапером, шел впереди, обеспечивал нашим частям безопасное продвижение. В Югославии Победа и застала… А сейчас, как видишь, колхозными и своими пчелками занимаюсь. Святое дело! Вот так-то, Валюк, внучок мой дорогой, это большое счастье жить без войны.

Автор: Валентин ШТУБОВ
7

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию