03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура04.06.2010

«Явилась ты, как ангел мира…»

В Прямухине состоялись очередные Бакунинские чтения

К этому трудно привыкнуть: приезжаешь в Прямухино – вроде бы все на месте, но что-то не так, чего-то определенно не хватает. А не хватает Владимира Сысоева – его не видно ни у храма, ни в музее, ни на аллеях парка. Энтузиаст-исследователь, отменный организатор, убежденный и убедительный популяризатор ушел из жизни минувшей зимой. «То, что он построил, не может погибнуть», – сказал директор Бакунинского фонда, потомок рода Бакуниных Георгий Цирг, заметив, что «бакунинское знамя» приняла соратница мужа Наталья Игоревна. Ее стараниями готовятся к изданию еще неопубликованные книги Владимира Сысоева, продолжаются исследования и формирование коллекции музея.

Памяти Владимира Сысоева была посвящена размещенная в музейном зале небольшая выставка. Книги, журнальные и газетные статьи – собранная в одном месте, эта библиотека впечатляет: за двадцать с лишним лет тверской краевед сделал столько, что иным исследователям хватило бы на всю жизнь. Уже по окончании чтений гости несколько растерянно размышляли, что же теперь будет с усадьбой Прямухино, с музеем, вообще с дальнейшим развитием этого масштабного проекта. Не от недоверия к тем, кто теперь будет продолжать его дело, а от осознания того, что незаменимые люди все-таки есть, и Владимир Сысоев – как раз из таких. Впрочем, именно поэтому вокруг него и сплотились многие и многие достойные люди, которые по отношению к ставшему общим делу настроены весьма решительно.

Нынешние Прямухинские чтения посвящены 200-летнему юбилею одной из первых российских сестер милосердия – Екатерине Бакуниной, которую, несмотря на все, что она сделала для развития здравоохранения и военной медицины, нельзя назвать «знаменитой»: до недавнего времени ее имя было практически забыто. Директор музея Людмила Соловьева рассказала, что в свое время получила несколько даже возмущенное письмо от севастопольских детей, которые учатся в школе, расположенной на улице имени Екатерины Бакуниной: тогда они вознамерились исправить историческую несправедливость. Севастопольские школьники опубликовали статьи о нашей землячке в газете «Слава Севастополя», добились присвоения школе имени Екатерины Бакуниной и установления мемориальной доски, провели костюмированное шествие, а сейчас создают школьный музей. В их начинаниях охотно помогали и лично Владимир Сысоев, и прямухинский музей. И Людмила Соловьева вполне резонно заметила, что нам, землякам, уж тем более стыдно не помнить это имя.

Впрочем, все не так плохо: накануне Прямухинских чтений в Тверской медицинской академии прошла научная конференция, где, в частности, обсуждалась необходимость назвать одну из улиц Твери именем Екатерины Бакуниной и окончательно утвердить проект учрежденной в ее честь медали.

Собственно чтения получились непродолжительными, поскольку включали всего четыре доклада. Рассказывая о «Крестовоздвиженской общине и ее явлении в мир», Ирина Бабурова начала очень издалека и весьма эмоционально изложила практически всю биографию Екатерины Бакуниной, сопроводив факты исчерпывающим описанием общественных настроений, царивших в тогдашнем российском обществе. Она, кстати, напомнила, что в этом году исполняется 200 лет не только Екатерине Бакуниной, но и ее непосредственному начальнику на севастопольском театре военных действий великому хирургу Николаю Пирогову. А также вспомнила, что в 1994 году, когда отмечалось 140-летие начала Крымской кампании, русские ученые, сотрудницы кафедры истории медицины и медицинской этики московского Университета дружбы народов, фактически заново открыли для европейской науки феномен русских медсестер. Доклад на конференции в Глазго тогда произвел эффект разорвавшейся бомбы. Британская медсестра Флоренс Найнтингейл не просто хорошо известна – она стала фактическим символом милосердия. А вот о деятельности Екатерины Бакуниной и ее коллег европейские ученые услышали впервые. И оценили тот факт, что в отличие от британских медиков русские медсестры работали не в специально оборудованных стационарных госпиталях, а иногда практически на передовой.

Владимир Финкельштейн представил, как он сам выразился, «очень сухой экскурс в историю», где проследил преемственность служения женщин на медицинском поприще, от диаконис – первых помощниц священников и монахов в заботе о бедных, больных и страждущих – до санитарных инструкторов времен Второй мировой. Некоторым образом перекликался с этой темой доклад Татьяны Любимовой, который читала историк-магистр Анастасия Крылова. В нем рассматривался сам факт пребывания женщин на государственной службе. «Женский вопрос» возник задолго до выступлений феминисток и суфражисток, поскольку определенный слой «прекрасного пола» во все времена испытывал склонность к деятельности на благо не только семьи, но и общества. Понятно, что хотя бы получить профессиональное образование, а уж тем более найти работу женщине было не просто проблематично, но практически невозможно, на сей счет существовало множество законодательных ограничений. Да и диапазон карьерных возможностей был невелик: придворная служба (вопреки расхожему представлению, фрейлина – это не украшение дворцового интерьера, а вполне ответственная должность), благотворительность, сфера образования (преимущественно женского и детского) и, собственно, медицина – там, вполне естественно, преимущество отдавалось древней и чисто женской профессии повивальной бабки.

«Женский вопрос» был пересмотрен в ходе реформ 1860-х годов – женщины получили возможность работать «по вольному найму», а к списку карьерных возможностей добавилась еще телеграфная служба. О равноправии речи тогда не шло, и «деланием карьеры» такую работу назвать было нельзя уже потому, что аналогичный объем работы в случае женщин оценивался значительно ниже, к тому же они не имели права продвигаться по служебной лестнице и не награждались орденами. Тем не менее в области медицины женщины оказались вполне востребованными – на рубеже XIX – XX веков в Тверской губернии было 519 женщин – медицинских работников, из них девять дипломированных врачей: в 1897 году открылся женский медицинский институт. Тогда же женщинам был предоставлен статус государственных служащих, но опять же не полностью. Чинов и орденов им было по-прежнему не положено, но они все-таки получили право на пенсии и пособия, которые даже в случае смерти кормилицы семьи продолжали выплачивать ее детям.

В исследовании этой темы очень ценными оказались бы воспоминания Екатерины Бакуниной: как раз у нее был очень поучительный опыт «внедрения» в профессиональную среду и получения там определенной самостоятельности. Но она таких воспоминаний не оставила. Впрочем, исследования биографии и деятельности этой в высшей степени замечательной женщины продолжаются, и нам определенно предстоит узнать много нового: большие юбилейные чтения, посвященные 200-летию Екатерины Бакуниной, пройдут в Прямухине в августе.
Наталья ЗИМИНА

Автор: Наталья ЗИМИНА
13

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию