29 Апреля 2017
$56.98
62.04
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Славянский мир в семи этюдах

Завсегдатаи областной картинной галереи сейчас имеют шанс испытать некоторым образом культурный шок: немногие задействованные залы Императорского дворца, где буквально намедни экспонировалась размещенная в хронологическом порядке постоянная экспозиция русского искусства, сейчас кардинальным образом изменились. Накануне Дней славянской письменности сотрудники галереи провели полную перепланировку и разместили во всех доступных залах выставку «Славянские этюды», выполненную в лучших традициях современного концептуального экспонирования произведений изобразительного искусства.

Завсегдатаи областной картинной галереи сейчас имеют шанс испытать некоторым образом культурный шок: немногие задействованные залы Императорского дворца, где буквально намедни экспонировалась размещенная в хронологическом порядке постоянная экспозиция русского искусства, сейчас кардинальным образом изменились. Накануне Дней славянской письменности сотрудники галереи провели полную перепланировку и разместили во всех доступных залах выставку «Славянские этюды», выполненную в лучших традициях современного концептуального экспонирования произведений изобразительного искусства.

– Полную картину развития славянской культуры на базе одной музейной коллекции представить невозможно, – сказал куратор выставки Владимир Биберин, – поэтому мы пошли другим путем. В результате сложилось несколько своего рода этюдов – тематически автономных экспозиций, которые дают возможность посредством памятников культуры совершить путешествие по славянскому миру. Причем мы предполагали путешествие как в пространстве, так и во времени, и потому отказались в том числе и от хронологии: в рамках одного этюда могут соседствовать произведения и XIV и XX веков. Мы ставили перед собой задачу создать образ культурного явления, построенный на параллелях, ассоциациях, контекстах.

Этюд первый, книгочейский

Первый зал посвящен тому самому, что и составляет смысл нынешнего праздника, – письменности, грамоте, книге. «Летописец Нестор» скульптора Антокольского может служить всеобъемлющим символом нынешних торжеств. Историки сколь угодно могут спорить о личности самого Нестора, о подлинном авторстве «Повести временных лет» и о достоверности описанных в ней событий, но зачин «…откуду есть пошла Русская земля, кто в Киеве начал первее княжити и откуду Русская земля стала есть» сразу ориентирует читателя на древность и авторитетность славянской грамоты и славянской книжной культуры.

Хранителями средневековой учености, как правило, были монастыри, изображения которых и размещены в этом зале. Таковым был, в частности, тверской Федоровский монастырь, располагавшийся на острове в устье Тьмаки. Фактически это был своего рода университет, где обосновались византийские художники и монахи-книжники.

Этюд второй, сакральный

Самый древний экспонат в этом зале – «Спас поясной» XV века, восходящий именно к византийской традиции. Фрагменты деисусного ряда XVI века из тверской Успенской церкви на Волынях, без преувеличения, уникальные шедевры, уже представляют собой сплав местных особенностей с чертами московской иконописи. Особый раздел этой части экспозиции, своего рода «этюд в этюде», посвящен Ефрему Новоторжскому – основателю Борисоглебского монастыря – самой древней обители северо-восточной Руси. А напротив – другой полюс славянской духовности, несколько польских икон, в том числе подлинная Богоматерь Ченстоховская конца XVII века. Этот образ, широко почитаемый в католическом мире, стал известен в России на рубеже XVII – XVIII веков. По легенде, первая икона была написана апостолом Лукой в числе семидесяти икон, созданных им в Сионской горнице Иерусалима. Извилистые пути истории взаимоотношений славянских стран включают и Константинопольскую Одигитрию, и князя Льва, сына Романа Галицкого, и польского короля Владислава, при котором чудотворную икону перенесли на Ясну Гору в Ченстохов, где она находится и поныне.

Помимо произведений иконописи в этом зале экспонируются и книги, в том числе «Апостол» петровского времени с гравюрами Алексея Зубова и фрагментами владельческой надписи, и самая древняя в тверской коллекции книга – маленькое, буквально карманное «Четвероевангелие» XVI века, и столь необходимые для верующего человека предметы – резные деревянные кресты, литые иконы-складни. А на соседней с витриной стене «Продавец образков» Творожникова – картина, вводящая эти экспонаты в контекст живой обиходной жизни. На соседней стене – замечательный «Путник» Нестерова, который не экспонировался как минимум лет пятьдесят: эта выставка стала очередным поводом извлечь из запасников и показать публике очень интересные вещи.

Из таких – большая картина, дипломная работа выпускницы Императорской академии художеств ученицы Репина Вассы Епифановой «Минувшее». Она висит на дальней стене зала, где прежде красовался коронационный портрет императрицы Екатерины. Эта вещь датируется 1904 годом и представляет собой образец исторической картины рубежа веков, когда художники уже обращали внимание не только на точное воссоздание этнографических подробностей материальной культуры, но и стремились создавать общий образ исторической эпохи – породил эту тенденцию великий Суриков.

Сюжет этой вещи неизвестен. Остается лишь предполагать, что дама в монашеском облачении, явно не по своей воле привезенная в обитель, может быть бесплодной женой великого князя Василия III Соломонией Сабуровой. Тогда осанистый бородатый боярин обок от нее не кто иной, как Иван Шигоня-Поджогин, «чиновник для особых поручений» и основатель расположенного под Старицей Ванишского монастыря, от которого до сих пор сохранилась Успенская церковь. Впрочем, возможны варианты. Масштабная картина, расположенная так, что ее можно рассматривать с разных расстояний и разных точек, отличается определенной кинематографичностью: свободная живопись сообщает фигурам известную степень свободы. Как знать, может быть, по ночам они действительно приходят в движение и продолжают переживать только им известную драму?..

Этюд третий, этнически-ботанический

В Розовом зале, впрочем, тема продолжается: рекомендуем зрителю обратить внимание на ма-а-а-аленькую картину, заключенную в стекло. Это тот самый классик Боровиковский, полтавский самородок, лепший друг и протеже Николая Львова. Собственно, это тоже икона, но уже нового времени, написанная практически в реалистической манере. Наша коллега буквально пищала от восторга, любуясь личиками небесных ангелов, которые сгрудились в одно большое пушистое облако и разглядывают младенца. Их много, и все разные: кто-то умиляется, кто-то радуется, кто-то иронизирует (есть и такие), кто-то предвидит его судьбу. Это была едва ли не первая серьезная работа Боровиковского, но сколь хороша!

Этот этюд оказался самым большим и самым сложным – настолько, что искусствоведам пришлось придумать своего рода «подразделы», мы назвали их закутками, хотя куратор такому определению и сопротивлялся. Хотя и с чего бы – хорошее славянское слово!

В одном из закутков обосновался рубежный неорусский стиль. Здесь мы можем увидеть то, как художники уже рубежа XIX – XX веков реализовывали в творчестве свое восприятие древнерусских стилей, традиций и реалий. Показательны здесь «Древнее городище» Николая Рериха, графика, акварели, эскизы театральных костюмов, а также, по уже сложившейся в тверской галерее методике, дополняющее живопись и графику декоративно-прикладное искусство, а конкретно – кузнецовско-конаковский фаянс, с недавних пор имеющийся в коллекции галереи в завидном изобилии. «Народные типы» – трогательные и очень забавные скульптурки – будут сопровождать нас в путешествии по предстоящим этюдам.

Еще один закуток оказался чисто украинским. Степной мотив Куинджи и многочисленные портреты украинок здесь вполне оправданны. Моментом истины же стала прелестная вещь «Украинцы». Автор – Доминик Гаген.

Если тут были лица и жанровые сценки, то в соседнем закутке разместились пейзажи, в том числе и городские. Здесь наиболее ярко проявилось изначальное стремление кураторов отказаться от хронологического принципа. Чинный классицистический «Парк в Лазенках» Константина Крыжицкого прекрасно соседствует с экспрессивным «Болгария. Тырново» Владимира Гаврилова: написаны они с разницей в сто лет, но по духу очень органично дополняют друг друга.

Вне закутков же висят большие полотна классиков разных времен. Причем размещены они, если можно так сказать, хитро – в этом и заключается инсталляционная составляющая. Вот почти минималистическое полотно Валентина Сидорова с характерным для него мотивом деревенского дома; вот экспрессивный «Исток Волги» Василия Волкова с красными рябинами на переднем плане, которые создают мощный и почти трагический акцент; и вот, наконец, хрестоматийный «Лесистый берег» Левитана, который висит как-то странно – буквально «носом к стене». Мы уж хотели спросить у куратора, зачем же так притеснять любимого классика… И тут вышли в соседний зал. Оттуда открылся дивный, очень формалистический вид на все три работы. Сначала глаз падает на «Лесистый берег», который именно из дверей выглядит так, как надо. Затем по диагонали видится «Исток Волги». И потом взгляд упирается в «Весенний ветер» Сидорова. И образуется полная картина развития русского реалистического пейзажа в его реальном выражении! «Ну вот, поняли? – ехидно констатировал Владимир Биберин. – Так все и задумывалось!»

Этюд четвертый, лирический

Здесь наглядно видно единство всех славянских народов, воплощенное в контексте дачи «Чайка». Нашел это место Левитан – именно здесь написаны такие канонические вещи, как «Весна. Большая вода», «Золотая осень» и «Над вечным покоем». Левитан – человек сугубо русский душой – нашел. Потом белорус Бялыницкий-Бируля купил у местного кузнеца участок земли и построил дом в духе северного модерна. В этом доме обосновалась большая компания художников, которые в итоге составили славу русского, а точнее, славянского искусства: поляк Жуковский, белорус Бируля, хохол Моравов, русак Коровин и еще очень много впоследствии признанных классиков.

Левитан был фактическим основателем русского лирического пейзажа, традиции которого в тверской художественной школе продолжаются и развиваются до сих пор. Вернемся к двери этого зала и посмотрим на соотношение работ Левитана, Волкова и Сидорова – вот это и есть традиция.

Этюд пятый, социологический

Ежели у кого хорошо развито боковое зрение, в этот зал нужно заходить очень аккуратно. Этот экспозиционный этюд посвящен идеальному образу русского народа вообще и мнениям художников по этому поводу. На правой стене размещены работы классиков XIX века, в том числе Венецианова, который и ввел в художественный контекст реальный образ обычного русского крестьянина. Для XIX века это был ход, возможно, радикальный или даже авангардный; сейчас это воспринимается как идиллический реализм. Здесь висит и гордость картинной галереи последних лет – в 1998 году добытая, реставрированная и в 2003 году представленная публике вещь ученика Венецианова Григория Сороки «Вид на имение Островки с Большого Острова».

Аккурат напротив размещена «Суббота» Кугача – тоже вполне идиллическое, но написанное совсем иначе полотно, выдержанное в красных тонах. Соотношение это режет глаз, но лишь поначалу. Потом оказывается, что нежнейшие тона Венецианова вполне соотносятся с размашистым мазком и веселым красным цветом Кугача.

Но все-таки в этом зале лично моя любимая вещь – «Ржевская купчиха» Тыранова. Она была и в постоянной экспозиции, сейчас в общем контексте она практически незаметна, ибо висит совсем в дальнем углу – но сколь выразительна тетка: именно такие купецкие жены и вдовы в итоге составили славу российского предпринимательства!

Этюд шестой, героический

«На Гурко все сошлось», – сказал Владимир Биберин. Представитель старинного рода, происходящего из Белоруссии, русский генерал, освободитель Болгарии от Османского ига; 130 лет прошло с завершения той самой войны. Но самое главное – в этом году генералу Гурко исполняется 180 лет. Целых пять поводов, чтобы посвятить ему отдельный сюжет-этюд.

В посвященном семье Гурко зале авторы экспозиции постарались создать не то чтобы уголок, но скорее импровизацию на тему русской дворянской усадьбы. Контекст создают подлинные вещи из имения Сахарово – стулья, заказанные супругой генерала специально для нового дома, большой деревянный ларец, украшенный семью акварелями польского художника Мазуровского, конная скульптура, созданная Шредером в 1896 году, – она вполне могла бы послужить проектом памятника генералу, мраморные бюсты сестры и матери Иосифа Гурко. В отдельной витрине очень любопытный экспонат – весьма элегантные фарфоровые чашка и блюдце в потертом футляре. Оказывается, это походная чайная пара, которая прошла с генералом Гурко весь Второй Балканский поход.

На стенах зала разместились фрагменты фамильной портретной галереи семьи Гурко из усадьбы Сахарово. Авторы экспозиции здесь тоже намеренно отказались от хронологического принципа и развесили портреты свободно – так, как они, вполне возможно, висели на стенах усадебного дома. XVIII век соседствует с XX, пастель – с акварелью, тончайший рисунок – с маслом. Вот сам Иосиф Гурко, еще совсем юный шестнадцатилетний выпускник пажеского корпуса, а вот он же – уже убеленный сединами боевой генерал; вот супруга, вот матушка, вот многочисленные сестры и кузины, братья и племянники – история нескольких поколений большой дворянской семьи.

Этюд седьмой, туристический

В отдельном зале размещены работы Германа Ратнера – этот этюд представляет собой своего рода отчет о многочисленных путешествиях одного художника. Герман Львович Ратнер в 1950-х учился в Московском архитектурном институте, где его педагогом по живописи и рисунку был сам Дейнека. Потом в течение пяти лет он работал в Калининском драматическом театре, где оформил более двух десятков спектаклей.

Герман Ратнер работает практически во всех известных видах графики – в акварели, офорте, гравюре, литографии. Большую часть его наследия по вполне понятным причинам составляет архитектурный пейзаж; в эту экспозицию вошли виды многих славянских стран, в которых довелось побывать художнику.

Экспозиция-инсталляция всех семи этюдов сформирована таким образом, что разные работы перекликаются, создавая множество самых разных, иногда неожиданных смыслов и ассоциаций. Что, собственно, и позволяет вдумчивому зрителю понять загадочную славянскую душу.

Наталья Зимина

32

Возврат к списку

Сегодня в Ржеве прошел областной день призывника
В воинской части 40963, где базируется соединение ПВО имени первого в стране трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина, побывали более 300 молодых людей – учащиеся школ, профессиональных училищ и колледжей из разных городов и районов Верхневолжья.
28.04.201719:04
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию