25 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 01.06.2010

Хорошо жить можно только по правилам

Редакция обратилась к ученым Тверского госуниверситета с просьбой высказать свое авторитетное мнение о процессе монетизации льгот. Надо сказать, что в ученом мире, как и во всем обществе, пока нет общепринятой позиции на сей счет. У каждого специалиста, естественно, свой подход к этой проблеме

Редакция обратилась к ученым Тверского госуниверситета с просьбой высказать свое авторитетное мнение о процессе монетизации льгот. Надо сказать, что в ученом мире, как и во всем обществе, пока нет общепринятой позиции на сей счет. У каждого специалиста, естественно, свой подход к этой проблеме. Сегодня мы публикуем беседу нашего корреспондента с Андреем ГЛУШКОВЫМ, заведующим кафедрой экономики и управления производством ТвГУ, кандидатом экономических наук.

- Андрей Владленович, насколько верна, с точки зрения экономистов, сама идея замены натуральных льгот денежным эквивалентом?

- Сама по себе идея споров не вызывает. Конечно, натуральные льготы создают немало проблем, особенно для предприятий, на плечи которых по сути возлагалось их предоставление. Главная беда не в том даже, что система льгот разорительна, скажем, для транспортных предприятий и сферы ЖКХ, а в том, что она оказывает развращающее воздействие на тех, кто привыкает покрывать свои убытки за счет дотаций из бюджета. Эти предприятия нисколько не заинтересованы в снижении собственных затрат, в росте прибыли. Кто же станет снижать затраты, даже не самые необходимые, если это автоматически ведет к снижению дотаций? Совершенно очевидно, что натуральные льготы и связанная с ними система дотирования никак не вписываются в рыночную экономику. Однако отсюда вовсе не следует, что эту систему можно и нужно ликвидировать в одночасье.

- В чем же состоит главная трудность монетизации?

- Да прежде всего в том, что система льгот очень глубоко укоренена в нашем обществе. Она сложилась еще в советские времена. Стоит вспомнить, что некоторые льготы существуют у нас еще с 30-х годов прошлого века. Эта довольно сложная система в известной степени уравновешивала низкий по сравнению с западными странами уровень зарплаты. Понятно, что при том уровне зарплаты советский человек не мог сам платить ни за лечение, ни за образование, ни за жилье. Не менее понятно и то, что заставить его платить за все это можно, только существенно повысив его доходы. У нас же доходы, и прежде всего заработная плата, хоть и растут, но далеко не пропорционально растущим расходам на те потребности, которые раньше оплачивались государством.

- Но ведь низкий уровень зарплаты в нашей стране связан прежде всего с более низкой, чем в западных странах, производительностью труда…

- Да, производительность труда у нас примерно в четыре раза ниже, чем на Западе. Но ведь заработная плата у нас чуть ли не в тридцать раз ниже! Правда, это если брать среднюю зарплату. Но она, как средняя температура по больнице, мало что говорит о положении конкретного человека. Тут мы сталкиваемся еще с одной существенной проблемой: чрезвычайно широкой дифференциацией оплаты труда не только между различными социальными слоями или сферами производства, но и между регионами. Скажем, в Якутии и на Чукотке средняя зарплата примерно в шесть раз выше, чем в среднем по стране. А в Тверской области она несколько ниже той же средней величины. О Москве, через которую протекает примерно 80% общероссийского финансового потока, и говорить нечего. Понятно, что в таких условиях теряется сам смысл заработной платы: она зависит не столько от количества и качества труда, сколько от всяких внешних обстоятельств: в какой сфере, у какого хозяина и в каком регионе трудится человек. Назвать такую зависимость экономически оправданной, а главное, стимулирующей рост производительности труда, довольно трудно.

- Как же должно было, на ваш взгляд, поступить правительство и вообще руководство страны в таких условиях?

- Давать советы, когда никто их в общем-то не спрашивает, довольно сложно. Главная проблема, на мой взгляд, состоит в том, что в действиях правительства вообще не просматривается сколько-нибудь продуманная экономическая политика. В том числе и в разруливании ситуации с льготами. Все же понимают, что проблема не только в печально знаменитом 122-м законе, но и в том, что одновременно с его реализацией осуществляется переход к полной оплате гражданами услуг ЖКХ, здравоохранения и частично образования. Осуществлять эти меры можно и нужно, но, во-первых, не одновременно, а во-вторых, предваряя их существенным ростом заработной платы и пенсий.

- Однако такой рост неминуемо усилит инфляцию, что в свою очередь может свести реальный рост доходов к нулю...

- Инфляция существовала всегда и везде. У правительства и Центробанка достаточно возможностей для сдерживания инфляции. Вообще решение этой проблемы возможно лишь при осуществлении комплексного подхода, при котором должны быть учтены все факторы. В том числе и финансовый. На деле же мы видим совсем другую картину: непросчитанность и непродуманность по всем направлениям, и прежде всего в социальном и политическом плане.

- Следует ли из этого, что серьезных экономических последствий проводимая реформа не будет иметь?

- Пожалуй, да. Уже сейчас наметилось постепенное возвращение к прежним позициям. Часть льгот уже возвращается, и это, я думаю, правильно. Зачем было, например, отнимать у школьников завтраки? Льготы на топливо для сельских учителей? Льготы для работников противотуберкулезных лечебных учреждений? Заменяя их явно недостаточной денежной компенсацией, мы не решаем никаких экономических задач, но создаем целый ряд социальных проблем. Нельзя забывать и о том, что 122-й закон отменил далеко не все льготы. Скажем, льготы для депутатов Госдумы сохранились в полной мере. А их объем, как известно, во много раз превышает уровень депутатской зарплаты. Если депутаты считают, что монетизация льгот улучшает положение граждан, почему они не начали с себя?

- Позвольте в завершение разговора задать более общий вопрос. Мы, как известно, не глупее американцев, и уж заведомо не беднее их ресурсами. Почему же у нас не получается жить не хуже их?

- В том, что они не умнее нас, я убеждался всякий раз, общаясь с американскими коллегами. Секрет их процветания, на мой взгляд, довольно прост: Америка живет по единым правилам, которые признаются всеми - и обществом, и властью, и бизнесом. Отсюда вывод: когда мы научимся жить по таким же ясным, понятным и общим для всех правилам, все наши усилия будут приносить вполне предсказуемый и желанный для нас результат. Но вот когда это произойдет, сказать не берусь.

Беседовал Федор ГАЕВСКИЙ

8

Возврат к списку

В Твери прошел промышленный форум
Сегодня, 24 сентября, свой профессиональный праздник отмечают машиностроители – представители ведущей отрасли Тверской области.
24.09.201709:51
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость