25 Ноября 2017
$58.53
69.33
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Тверская сага 01.06.2010

В мире книг

Имя Александры Дмитриевны Зайченковой в наши дни мало о чем говорит кому-то из жителей Твери. А ведь еще не так давно – каких-то полвека назад! – она была очень известным в городе человеком и сумела оставить всем нам по-настоящему драгоценное наследство. Плодами ее трудов каждый день пользуются тысячи наших земляков.

Имя Александры Дмитриевны Зайченковой в наши дни мало о чем говорит кому-то из жителей Твери. А ведь еще не так давно – каких-то полвека назад! – она была очень известным в городе человеком и сумела оставить всем нам по-настоящему драгоценное наследство. Плодами ее трудов каждый день пользуются тысячи наших земляков. В послевоенные годы Александра Дмитриевна была директором главного книгохранилища области – универсальной библиотеки имени М. Горького. И в том, что наша библиотека имеет столь величественное здание, а постановка библиотечного дела находится на вполне достойном уровне, немалая заслуга и Александры Дмитриевны Зайченковой.

Директор

Александра Дмитриевна родилась в 1909 году в Саратовской губернии в семье псаломщика. Ее девичья фамилия Нароваткина. Семья была большая – трое братьев и шесть сестер, одна из девочек умерла в детстве. Мамы тоже не стало рано, но обделенными дети себя не чувствовали. Отец служил в приходе, расположенном в имении князя Васильчикова. Дети псаломщика воспитывались вместе с княжескими детьми, получая образование наравне с ними. В семье Нароваткиных царила атмосфера высокой культуры. В доме часто звучала музыка. У детей от природы были прекрасные голоса и безукоризненный слух, эти способности в семье всячески развивали и поощряли увлечение музыкой в любой форме. Музицировали все – играли на музыкальных инструментах, пели. К праздникам в имении Васильчиковых ставили настоящие музыкальные спектакли, активное участие в которых принимали дети псаломщика.

Все хорошее, как водится, заканчивается слишком быстро. В 1917 году Александре было всего восемь лет. Мы не знаем точно, что стало с семьей псаломщика и его детьми, когда над страной пронесся революционный вихрь. Известно лишь, что Александра оказалась в Москве, где получила образование на неких библиотечных курсах. Диплом барышне лично вручала Надежда Константиновна Крупская, вдова вождя мирового пролетариата. Наверное, на курсах учили хорошо. Не получив университетского образования, а имея в багаже только курсы и домашнее воспитание, Александра Дмитриевна всегда считалась очень образованным человеком.

В начале 30-х годов прошлого века Александру Нароваткину, выпускницу курсов, отправили в город Калинин налаживать библиотечное дело. Здесь, пожалуй, надо сказать несколько слов о нашей областной библиотеке. Она была открыта в 1860 году по инициативе прогрессивной общественности, в число которой входил, в частности, вице-губернатор и по совместительству писатель-сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин. Называлась она тогда Тверская публичная библиотека, а располагалась на улице Советской, в доме 11, в здании губернского правления (где теперь городская администрация). В 1935 году библиотека получила имя главного пролетарского писателя Максима Горького. Библиотека сильно пострадала во время оккупации 1941 года. После освобождения города она заняла помещение в Доме работников просвещения на Советской площади. С ноября 1949-го по октябрь 1954 года располагалась на ул. Салтыкова-Щедрина, 27, в здании, которое в наши дни занимает музыкальная школа.

Александра Дмитриевна начала работать в очень скромной библиотеке, мало чем напоминавшей храм книги, в который она превратилась к концу ее директорства. Строительство нового библиотечного здания началось в послевоенные годы, когда стараниями столичного академика архитектуры Николая Колли и его коллег был разработан новый генеральный план восстановления и развития разрушенного войной города. Этот генплан предусматривал возведение множества весьма помпезных зданий, а также ряда фонтанов, которые тогда казались большой экзотикой. Полностью генплан Колли в жизнь воплощен, конечно, не был. Повезло только нескольким фрагментам. Один из них – здание областной универсальной библиотеки, построенное в Свободном переулке. В прежнее время на этом месте стояла церковь Знамения постройки ХVIII века. Переулок тоже носил название Знаменский. В советские годы здание было отдано театру юного зрителя. Церковь простояла до Отечественной войны. После войны восстанавливать храм никто, разумеется, не стал, и его просто разобрали. На освободившемся месте по проекту калининских архитекторов Кордюковой, Изотова и Мельчакова, руководимых академиком Колли, было начато строительство главной библиотеки области. К 1954 году в Свободном переулке появилось трехэтажное монументальное здание с восьмиколонным портиком по фасаду. Вошедших внутрь поражала роскошная парадная лестница белого мрамора, ведущая на второй этаж. На третьем этаже располагался огромный читальный зал. Хватало здесь помещений и для множества отделов и уютных тихих залов и зальчиков.

Это был настоящий храм книги, какого в Калинине еще не знали. Можно предположить, что новая библиотека дала толчок развитию культурной жизни города, став ее подлинным центром. В библиотеке не просто выдавали книги, здесь проводилось множество интереснейших мероприятий – выставок, музыкальных и поэтических встреч, диспутов. Наступали 60-е годы, время относительной свободы в обществе и знаменитой дискуссии о физиках и лириках. Библиотеку стало просто модно посещать. Девочки стремились сюда, чтобы познакомиться с лучшими мальчиками города. Помните фильм «Москва слезам не верит», в котором героиня Ирины Муравьевой хвастается тем, что достала билет в Ленинскую библиотеку? В планах девушки значилось не изучение наук, а знакомство с перспективными юношами из числа читателей. В нашей Горьковке было примерно то же.

Когда библиотека открывалась, в городе было только одно высшее учебное заведение – пединститут, еще не ставший университетом. Но очень скоро – в те же 50-е годы – в Калинин перевели из Ленинграда стоматологический институт, превратившийся у нас в медицинский, и Московский торфяной, повышенный до политехнического. Число студентов увеличилось в разы. Тысячи молодых людей поступили на дневные, вечерние и заочные отделения. Тогда престижно было учиться, получать новые профессии. И библиотека, открытая с утра до позднего вечера, каждый день, без выходных, помогала калининцам шагать в ногу со временем, повышать свой культурный и образовательный уровень. Библиотека была не просто местом хранения и выдачи книг, а подлинным культурным центром. Похоже, что ей было тесно даже в таком большом здании. В теплое время года в городском саду работал летний зал, где читателям предлагали периодические издания – газеты, журналы. Особенной популярностью пользовались нарождающиеся толстые литературные журналы. Такая форма досуга была очень востребованна у калининцев: тенистый ухоженный парк, прекрасный вид на Волгу, плетеные стулья в полотняных чехлах, свежая пресса, неподалеку играет духовой оркестр… Вход в горсад в то время был платным, а сам сад на ночь запирался, что исключало хулиганские выходки некультурной публики.

Строительство библиотечного здания и последующая жизнь такого большого учреждения отнимали много времени у ее директора. Так что на частную жизнь, на семью времени у Александры Дмитриевны оставалось совсем немного. Хорошо, что жила она буквально в двух шагах от работы и не тратила время на дорогу. Семья Зайченковых занимала две комнаты в большой коммунальной квартире в доме на Тверском проспекте, что напротив дома с «Оптикой». На первом этаже их дома тоже располагался магазин, собственно, он и сейчас там есть. Правда, в 50-е годы это был не продовольственный, как сейчас, а канцелярский магазин. Его директором работал муж Александры Дмитриевны Дмитрий Тимофеевич Зайченков. Они поженились еще до войны. В апреле 1941 года у них родилась дочь, а после войны – сын. Домашнее хозяйство вела мама мужа Марья Васильевна. Жилищные условия считались для того времени очень хорошими. Отдельные квартиры тогда имели единицы, а у Зайченковых в квартире были настоящая ванная комната с окном, большая кухня, центральное отопление, да и комнаты вполне просторные, с высокими потолками. Когда позже семье дадут отдельную трехкомнатную квартиру в новой пятиэтажке, то вскоре после переезда Зайченковы поймут, что в действительности они ухудшили свои жилищные условия. Тесные комнатки, крохотная кухня, низкие потолки плюс удаленность от центра – всего этого не искупало даже отсутствие соседей.

Александра Дмитриевна Зайченкова умерла в 1975 году. Она работала в библиотеке почти до последних дней жизни. Ее труд был удостоен высокой правительственной награды – ордена Трудового Красного Знамени.

Библиотекарь

В Твери живет племянница Александры Дмитриевны – Маргарита Леонидовна Ивина, дочь ее старшей сестры. Свою трудовую деятельность Маргарита Леонидовна начинала под руководством тети, в нотно-музыкальном отделе библиотеки. Наверное, она единственный человек в Твери, кто хорошо помнит, какой была Александра Дмитриевна Зайченкова на работе и дома. Жизнь самой Маргариты Ивиной была тоже в чем-то типичной для своего времени. Возможно, создавая библиотеку, Александра Дмитриевна думала прежде всего о своих детях и племяннице Рите. И ее замысел полностью удался. Маргарита Леонидовна и сейчас, по прошествии десятков лет, с благодарностью вспоминает годы юности как прекрасное время, наполненное высокой духовностью.

Детские годы Риты Ивиной пришлись на послевоенное время. Родилась она в Курганской области. Отец в годы молодости служил в кавалерии, комиссовался после ранения и был доволен, что нашел работу бухгалтера в зерносовхозе. Мать учительствовала. Никаких перспектив у семьи не было. Помогла Александра Дмитриевна. На время оккупации Калинина она приехала к родным, посмотрела, как они живут, и в знак благодарности за приют помогла им перебраться в Калинин. Первое время жили у дальней родственницы в районе товарной станции. Это были трудные, голодные годы. Маленькая Рита вместе со сверстниками проводила все время на станции в поисках чего-нибудь съестного. Маленькие дети, помогая друг другу, залезали в цистерны, откуда консервными банками вычерпывали сладкую патоку и такое забытое ныне лакомство, как дуранда. В школу ходили с удовольствием. Ведь на большой перемене школьникам давали завтрак – винегрет, сладкий чай и вечно каменный коржик. Домашний завтрак состоял, как правило, из хлеба с маргарином да яблока из теткиного сада. Зато дети посещали Дом пионеров на Баррикадной улице, который Маргарита Леонидовна вспоминает с благодарностью. Здесь совершенно бесплатно можно было заниматься в различных студиях, кружках и спортивных секциях.

Скромными в то время были и наряды, чаще всего самодельные. Кто и не умел шить, научился в войну. Ритина мама сама шила дочке школьную форму – коричневое платье, поверх которого надевался черный штапельный фартук. Праздничное платье для девочки обычно шилось в виде матроски. На Новый год девочкам готовили костюмы снежинки из марли – белой или крашеной, которую для придания жесткости крахмалили. Летние платья кроили из тонкой хлопчатобумажной ткани майя, в лучшем случае – из маркизета.

Образцом элегантности и безупречного вкуса в семье Ивиных считалась Александра Дмитриевна. Тетка прекрасно шила, обшивая и себя, и дочку, и племянницу Риту. Шить ей приходилось чаще всего по ночам, другого времени она – занятая, или, как сейчас говорят, деловая женщина – найти не могла. Идеи для шитья брали из журнала «Советский экран», единственного в какой-то степени глянцевого издания. В «Экране» печатались фотографии заграничных артисток, чаще всего француженок. Журнал тщательно изучался на предмет подражания внешности звезд отечественного, а особенно зарубежного кино. Небольшой, подчас черно-белой фотографии артистки было вполне достаточно, чтобы дать толчок фантазии мастерицы.

Тетя Шура хорошо зарабатывала, а также много ездила в Москву и Ленинград и имела возможность покупать дорогие ткани. А Рита тянулась к моде, сообразуясь со своими средствами. Девушка освоила искусство перешивания и перелицовывания одежды, к сегодняшнему дню, наверное, уже навсегда утраченное. Однажды в мамином чемодане Рита нашла старое, изъеденное молью платье из замечательной тонкой темно-синей китайской шерсти. Своими золотыми руками девушка преобразовала его в элегантное платье оригинального фасона. Из простого ситца она скроила и сшила нарядное платье с большим воротником, который поднимала вверх. Неудивительно, что нередко она слышала в свой адрес восхищенное «Королева Марго»!

Другого пути стать нарядной у Риточки не было. Зарплата начинающего библиотекаря составляла всего 65 рублей. А ведь она уже имела высшее образование, закончив пединститут. Но свою работу библиотекаря Рита Ивина очень любила и искренне считала самой лучшей. Ведь в библиотеке происходило столько интересного! Сюда приходили популярные и начинающие музыканты, писатели, поэты, в их числе был обаятельный Андрей Дементьев. Работа в библиотеке для интеллигентной барышни считалась самой подходящей. Именно здесь можно было познакомиться с подходящим кавалером. Свидания девушки назначали у входа в горсад, у «Звезды» (как чаще говорили, «Звездочки»), у только что построенного памятника Афанасию Никитину. Парочки часто ходили в рестораны – «Селигер», «Волгу», летом – в плавучие «Чайку», «Орел». Это было не очень дорого, к тому же в ресторане можно было вкусно поесть. Публика в залах располагалась по группам – торговые работники, творческая интеллигенция, научная…

Но свое личное счастье Риточка встретила не в библиотеке и не в ресторане, а в доме тети. Ее будущий муж оказался племянником тетиного мужа Дмитрия Тимофеевича. По профессии он был военный. Познакомились, переписывались, а когда молодого лейтенанта направили служить в Германию, поженились и уехали вместе. За границей прожили пять лет. Там родился сын. Воинская часть располагалась под Дрезденом, на территории бывшего концлагеря. Рита хорошо знала немецкий язык, что помогало ей в повседневной жизни. Свое пребывание за границей она восприняла прежде всего как возможность получить новые культурные впечатления. Много раз ездила в Дрезден, где посещала художественные музеи. У немцев Рите понравились чистота, пунктуальность, практицизм. В то же время отталкивали прижимистость, расчетливость. Конечно, произвело впечатление товарное изобилие. Сосиски в банках казались чудом, хотя советский шоколад Рита всегда считала самым вкусным. В отпуск домой супруги приезжали с подарками для родных и друзей, которых сразу же оказывалось много. Кое-что из купленного сорок лет назад служит Маргарите Леонидовне до сих пор. Например, натуральная мутоновая шуба до сих пор как новенькая.

По возвращении на Родину Маргарита Ивина вновь работала библиотекарем. Но однажды круто изменила свою жизнь, поняв, что ей светит абсолютно нищая старость. Чтобы заработать приличную пенсию, женщина пошла работать на вредное производство. Отработала ровно необходимые семь с половиной лет и ни дня больше. Потом совершила еще один решительный поступок – обменяла свою и родительскую квартиры на одну большую в центре города, в Студенческом переулке. Заработанная таким трудом пенсия со временем превратилась в самую обычную, так что приходится продолжать работать, и вновь на культурной ниве. А квартира осталась. Она располагается в доме, по-своему тоже замечательном, о котором мы расскажем как-нибудь в другой раз.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
164

Возврат к списку

В областном роддоме в Твери вручили подарки молодым мамам
Рождение ребенка – особое событие, появление малыша на свет в канун Дня матери – праздник двойной. Врачи области за 9 месяцев помогли появиться на свет более 7 000 малышей, в том числе 13 двойням и 2 тройням. У женщин Твери родилось 3 504 ребенка. На этой неделе особо солидное пополнение – более 150 младенцев.
24.11.201720:03
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость