27 Июня 2017
$59
66.08
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Фотоакция ностальгического свойства, или Привет из развитого социализма!

Так можно определить выставку, открывшуюся на днях в музейно-выставочном центре имени Лизы Чайкиной: конаковский фотограф Александр Калион представил публике недавно изданный большой фотоальбом «Русские. Провинция начала 80-х» и экспозицию из составивших этот альбом снимков.

Так можно определить выставку, открывшуюся на днях в музейно-выставочном центре имени Лизы Чайкиной: конаковский фотограф Александр Калион представил публике недавно изданный большой фотоальбом «Русские. Провинция начала 80-х» и экспозицию из составивших этот альбом снимков.

Мы, надо сказать, совершенно не ожидали, что черно-белая фотография в жанре социального репортажа вызовет такой интерес. Этот жанр был особенно популярен лет пятнадцать назад, в нем отметились практически все фотографы – и в какой-то момент выразительные возможности «социалки» сошли на нет. Однако, как это часто бывает в изобразительном (да, собственно, и в любом другом) искусстве, главным оказываются не формальные признаки и каноны жанра, а особая авторская индивидуальность и собственное личное отношение к исследуемому объекту.

Слово «исследование» тут, кстати, как раз уместно: сам Александр Калион называет свой цикл этнографическим. По сути он представляет собой документально-художественный срез повседневной жизни русской, а точнее, советской, провинции, выполненный в конкретном месте – в Конакове и окрестных селах и в строго определенный промежуток времени – с 1979 по 1983 год. Такая временная и географическая точность придает художественной выставке качество репрезентативной научной работы. При этом «Русские» – не чистый документ, а именно авторская серия исключительного художественного качества: автор, по собственному признанию, посредством фотографии фиксирует взаимодействие объектов, часто с достаточно формальной, но при этом эмоционально оправданной точки зрения. Практически все работы могут служить образцом грамотных и продуманных (инженер все-таки!) композиционных решений – иногда в русле классического «золотого сечения», иногда с эффектными и выразительными его искажениями. Как многие фотографы семидесятых, Александр Калион явно любит выделять в окружающей действительности разнообразные ритмические структуры, которые могут и диссонировать, и дополнять друг друга, не только создавая любопытные картинки, но и порождая новые, иногда неожиданные смыслы и контексты – иногда смешные, иногда страшные, иногда беспросветно тоскливые. На творческую сверхзадачу работает и зафиксированный камерой свет, причем удивительное дело: на некоторых снимках общий световой рисунок фотографии в зависимости от угла зрения определенным образом меняется, отчего изменяется и эмоциональный фон сюжета.

Любопытно, что эта серьезная художественная акция выросла из чистого фотолюбительства: свежекупленный «Зенит Е» сопровождал автора на субботниках, на «картошке», в магазинах и на рынках – в общем, везде. Некоторые из работ участвовали в крупных выставках, занимали призовые места, но это была лишь малая и не самая показательная и интересная часть из отснятого. К 1983 году Александр Калион понял, что наиболее важные для него вещи по вполне понятным причинам никогда не будут опубликованы и выставлять их тоже нельзя. И, увидев полное в этом смысле отсутствие творческой перспективы, на некоторое время с фотографией «завязал». При этом сам он сейчас замечает: «Из-за своей провинциальности мы даже и диссидентами-то не были!»

Потом времена изменились, равно как изменились и фотографические технологии. Негативы начала восьмидесятых были извлечены из запасников полтора года назад. Александр Калион их фактически отреставрировал: понятно, что специфика теперь уже легендарной пленки «Тасма» (а только она и была доступна провинциальному фотолюбителю), технология обработки фотоматериалов («Я так не люблю химию!» – признался автор) и особенности последующего их хранения никак не способствовали качеству фотографий. Однако отпечатки, которые сейчас висят в музее Лизы Чайкиной, что называется, аж звенят: вот она, великая сила фотошопа! Это тоже показатель определенных перемен в восприятии фотографического искусства. Еще совсем недавно в условиях всякого приличного фотоконкурса имелось ограничение: ни в коем случае не принимались снимки, подвергнутые компьютерной обработке. Потом началась вялотекущая дискуссия на предмет того, когда именно фотография перестает быть фотографией и превращается в компьютерную графику. Сейчас спорить, похоже, устали – сошлись на том, что компьютер такой же рабочий инструмент, как кисть для художника или увеличитель для фотографа. И нет принципиальной разницы, как «доводится» изображение – посредством бултыхания в многочисленных кюветах либо щелканья мышкой.

Вспомнив про кюветы и увеличители, гости вернисажа предались ностальгии, тем более что контекст располагал. Припоминали, как ездили «на картошку» и трудились на овощебазах, как женщины прочесывали магазины в поисках обычной еды, а мужики передавали друг другу по «сарафанному радио»: завезли свежее пиво! Именно это и снимал Александр Калион: «…этнографические образы живущих рядом людей, и коренные, истинные с его точки зрения, хотя и не всегда здравые, черты их характера, что связывают воедино поколения россиян». Вот ведь специфика «загадочной русской души»: и помним, что жизнь была, мягко говоря, не самая достойная, и идиотизма хватало, и «свинцовых мерзостей», а то и дело возникнет ностальгическое «как молоды мы были…» А если еще точнее, просто – были. О том, что Александру Калиону удалось соблюсти единство места, времени, стиля и настроения, свидетельствуют бурные обсуждения на просторах Интернета, упоминание альбома «Русские» в арт-обзорах многих художественных музеев мирового уровня, а также тот факт, что альбом приобрели в свои коллекции парижские Музей современной фотографии и Фонд Анри Картье-Брессона (тут стоит заметить, что стиль работы конаковского автора некоторым образом продолжает манеру французского классика), и библиотека Конгресса в Вашингтоне.

Любопытно, что сам Александр Калион к чисто художественным достоинствам своих работ относится весьма спокойно и считает эту серию сугубо документальной:

– Тогда я искал образы и типические черты людей определенного поколения и практически не уделял внимания структуре снимка, его визуально-артистическим компонентам. Сейчас я снимаю несколько иначе – стараюсь вкладывать в этнографические образы элемент концептуализма.

Судя по этому утверждению, фотограф сейчас препарирует очередной пласт российской истории, повседневную жизнь рубежа веков. Удивительное дело: ведь по прошествии определенного времени и этот период будет у кого-то вызывать ностальгию!

Наталья ЗИМИНА

33

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость