25 Ноября 2017
$58.53
69.33
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Музыкантов накормили досыта

В минувшие выходные в Твери прошел III Международный фестиваль «Джаз-экспресс в Твери», организованный администрацией и Законодательным собранием Тверской области. Если подсчитать, сколько времени играли музыканты, то получится полноценный восьмичасовой рабочий день. Корреспонденты «ТЖ» просто не смогли пройти мимо театра драмы, где проходил фестиваль, и провели там пятницу и субботу.

В минувшие выходные в Твери прошел III Международный фестиваль «Джаз-экспресс в Твери», организованный администрацией и Законодательным собранием Тверской области. Если подсчитать, сколько времени играли музыканты, то получится полноценный восьмичасовой рабочий день. Корреспонденты «ТЖ» просто не смогли пройти мимо театра драмы, где проходил фестиваль, и провели там пятницу и субботу.

Стремление к вдохновению

Театр драмы, как показали предыдущие два феста, будто бы создан для джазовых концертов. По крайней мере с точки зрения акустики... Это «ТЖ» подтвердила руководитель «Джаз-экспресса» джазовая певица Александра Орлова. «В этом году, – сказала она, – мы пригласили участвовать в фестивале не так много музыкантов, но все они звезды. Фестиваль задуман для того, чтобы сделать Тверь еще лучше. Лучше – нашей музыкой, которая греет душу, дарит радость и поднимает настроение. Лучше – нашим светлым отношением друг к другу и к тем, с кем нам еще предстоит познакомиться. Лучше – нашим стремлением быть всегда рядом с близкими людьми и разделять с ними то хорошее и удивительное, что происходит с нами». Всего этого на фестивале было в избытке, высокую тональность форуму обеспечивали Давид Голощекин, Валерий Пономарев, Дон Брейден, Шарене Уэйд и главный хэдлайнер – американский гитарист и вокалист Хайрам Буллок.

От всех остальных фестивалей «Джаз-экспресс» отличается прежде всего периодичностью проведения – два раза в год, и постепенно он становится одним из самых главных событий джаза в постсоветском пространстве. А в музыкальную жизнь Верхневолжья фестиваль сразу же органично вписался, что отметил губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин, в пятницу вечером открывший «Джаз-экспресс».

Два Давида играют джаз

Первый день фестиваля начался с выступления народного артиста России Давида Голощекина, который известен не только как блестящий музыкант, но еще и как «джазовый функционер» – в Санкт-Петербурге он основал и возглавил единственную в России и мире филармонию джазовой музыки. С Тверью у Давида Голощекина давние связи, его детство и юность прошли на «Пролетарке», о чем музыкант вспоминал с какой-то особой нежностью. Комплиментов удостоились и зрители: Давид Голощекин неоднократно играл в областном центре, так что давно уже считает тверитян «блистательной публикой». Впрочем, для начала музыкант все же слегка упрекнул аудиторию в мрачности, но буквально через несколько минут она показала себя во всем блеске.

Играл Давид Голощекин в московско-питерской компании: Алексей Подымкин (фортепиано), Алексей Попов (саксофонист), Макар Новиков (контрабас), Давид Ткебучава (ударные). На одной сцене оказались сразу два Давида! Такое можно увидеть редко, и складывалось впечатление, что этот факт очень радовал и самих Давидов, и их коллег. А уж о слушателях и говорить нечего!

В первом отделении была сыграна любимая баллада господина Голощекина «Ты не знаешь, что такое любовь», музыканты импровизировали на тему Дюка Эллингтона, название которой можно перевести как «Частичка хлопка», блюз «Сахар»… Давид Голощекин брал в руки то флюгельгорн, то скрипку, но в эллингтоновской вещи, надо сказать, ему удалось так показать разные тембральные возможности инструмента, что каждое движение смычка вызывало в зале бурю эмоций. А каждое соло – волну аплодисментов. Такое особенно трепетное обращение с материалом связано, конечно же, с тем, что в 1971 году Давид Голощекин играл с Эллингтоном. Такое, надо думать, не забывается, к тому же музыка Эллингтона до сих пор практически не исследована, так что, исполняя ее, питерский мэтр как раз и занимается не только интерпретацией, но и изучением наследия великого джазмена.

Команда, с которой играл Давид Голощекин, также заслуживает всяческих комплиментов. Каждый из музыкантов добавлял свои краски в развитие той или иной темы. Алексей Подымкин (он, кстати, один из тех, кто придумал тверской «Джаз-экспресс») удивлял экспрессией и филигранной техникой, самозабвенное соло на барабанах Давида Ткебучавы резво подхватывала скрипка Давида Голощекина, контрабас Макара Новикова звучал даже не без нежности и выверенной чувствительности, а саксофон Алексея Попова добавлял в этот блестящий ансамбль характерную хрипотцу. Впрочем, несмотря на бросающуюся в глаза слаженность, не обошлось без небольших курьезов. В какой-то момент Давид Голощекин неожиданно для всех признался, что «я могу вообще один играть». Шутил, конечно, но не преминул воспользоваться сказанным. Самое главное, на музыканта никто не обиделся.

Певица высокого полета

А уж тем более все были рады, когда на сцену вышла Шарене Уэйд (Charenee Wade), певица из Нью-Йорка, обладающая не только довольно хрупкой внешностью, но и замечательным голосом. Ведущая концерта Александра Орлова охарактеризовала ее весьма эффектно, сказав, что «это певица высокого полета». Высокого, как потом выяснилось, в буквальном смысле: в вокале Шарене Уэйд низкие ноты практически отсутствуют. Потому ее импровизации отличались колоритной нежностью и чисто дамским подходом к теме. Это было очевидным и в возникавших дуэтах – голоса и фортепиано, голоса и саксофона, которые позволили каждому высказаться и выразиться в музыке. В процессе активно участвовала публика – аплодисментами, возгласами одобрения и восхищения, – чем ко всему прочему поддерживала высокий градус фестиваля.

«Ради него все и затевалось»

Он – это Хайрам Буллок (Hiram Bullock), американский певец и гитарист, шоумен, известный выдумщик и провокатор. Музыкант почему-то напомнил Карлсона: очень уж он выглядит экстравагантно. Так что если бы он не просто вышел из-за кулис, а, к примеру, спустился на сцену откуда-нибудь сверху, с колосников, это больше бы соответствовало и его внешнему виду, и манере поведения. Он семенил на площадке, общался с членами своего трио, отвечал на реплики, поступающие из зала, пританцовывал и, конечно же, пел и играл. Чем сразу же влюбил в себя публику, которая с воодушевлением подпевала Буллоку, а куски из «Розовой пантеры» и вовсе были спеты хором. Если аудитория, хлопая, нарушала положенный ритм, хэдлайнер показывал, как нужно аплодировать правильно. При этом он пел, играл, двигался и корчил смешные рожи. Энергетика в зале стояла непередаваемая. Финальным аккордом концерта стало появление на сцене поклонницы с большим букетом тюльпанов. (За десять минут до начала фестиваля она предлагала купить у нее лишний билет, даже не купить, а взять просто так, бесплатно.) Восхищение переполняло ее, и дама рухнула перед Хайрамом Буллоком на колени.

«Кормите нас получше!»

Второй, заключительный день фестиваля значительно отличался от предыдущего обилием танцев и английской речи, звучавшей со сцены (Хайрам Буллок сотоварищи был чрезвычайно общителен). Открывал первое отделение трубач Валерий Пономарев. Он уехал в США, чтобы играть джаз еще во времена Советского Союза, и за это время поработал практически во всех джазовых оркестрах Америки. «Его называли «black russian», – рассказывала о Пономареве Александра Орлова, – «потому что он был единственным белокожим музыкантом в джазовом оркестре, где играли только афроамериканцы». Выйдя на сцену, Валерий Пономарев заговорил… по-английски. «Ой, простите, перепутал! – со смехом известил он зал. – А вообще-то я повторяю этот трюк во всех странах, где выступаю. Кроме России, конечно. Выхожу на сцену и начинаю говорить по-русски». Партнером Пономарева на тверской сцене был американский саксофонист Дон Брейден. Играя, они вместе прятались за колонку так, что их было практически не видно из зала. Зато каждую тему, которую Брейден и Пономарев представляли публике, последний сопровождал любопытными комментариями. Например, одна из песен, свою интерпретацию которой предложили музыканты, была написана аж в 1949 году. Вроде бы ничего удивительного, но называется она «Web-city», а до создания Интернета тогда было еще лет тридцать-сорок. Более всего публике приглянулась неспешная и даже вальяжная «Love for sale» – ей досталась львиная доля аплодисментов.

Кстати, Пономарев еще в начале своего выступления объявил залу, что «аплодисменты – пища для музыканта. Кормите нас получше!» Думается, он не уехал из Твери голодным. Особенно после того, как затеял конкурс. «Обычно я дарю наш с Брейденом диск тому, кто правильно произнесет мою фамилию (никто не может этого сделать!), – рассказывал Пономарев. – Но в России это делать бесполезно. Поэтому я отдам диск тому, кто скажет мне, что за вещь мы сейчас сыграем». Тверитяне пытались угадывать, но никому не удалось разгадать загадку – и на этот раз диск остался у джазмена.

Закрывал второе отделение Давид Голощекин, который играл не только на флюгельгорне и скрипке, но и садился за рояль. Он остался весьма доволен приемом тверской публики: «Приятно играть для людей, которые так тонко чувствуют музыку!»

«Я же в России!»

Закрывали «Джаз-экспресс» Хайрам Буллок и его команда. Уже в начале их выступления начались пляски в проходе между рядами. А когда музыканты заиграли «Feel good», подпевал весь зал. После чего Булок объявил: «Ребята, вы клевые! Заметьте, вчера я публике этого не говорил!» Видимо, столь непринужденная атмосфера и несмолкающие аплодисменты (которые есть самая вкусная пища для музыканта), побудили американских гитаристов на разговоры о еде. «Еда – это хорошо. Еда – это жизнь. Смерть – это плохо. Поэтому я люблю покушать!» – доверительно сообщил публике Хайрам Буллок и спросил у басиста Фрэнка Грэвиса: «Что ты будешь есть на завтрак?» На что Грэвис со смехом отвечал: «На завтрак? Конечно, водку! Я же в России!»

Лиричную балладу Булок посвятил женщинам, сидевшим в зале, но не просто женщинам, а которые «beautiful» и «wow!». Были, как и в первый день, сольные выступления басиста Фрэнка Грэвиса и барабанщика Джереми Гэдди. Последний устроил за барабанной установкой что-то невообразимое – зал слушал его виртуозную игру, затаив дыхание. После чего от души настойчиво «кормил» музыкантов аплодисментами.

Под конец выступления Буллока и его музыкантов на сцену вышел Дон Брейден со своим саксофоном, и вместе они устроили небольшой джем-сейшн. Но даже этого тверской публике хватило, чтобы натанцеваться до упада. Под лихие импровизации Буллока и Брейдена отплясывал весь зал. Джазменов публика не отпускала еще долго.

Юлия БЕЛОВА,

Петр РУЧНИКОВ

46

Возврат к списку

В областном роддоме в Твери вручили подарки молодым мамам
Рождение ребенка – особое событие, появление малыша на свет в канун Дня матери – праздник двойной. Врачи области за 9 месяцев помогли появиться на свет более 7 000 малышей, в том числе 13 двойням и 2 тройням. У женщин Твери родилось 3 504 ребенка. На этой неделе особо солидное пополнение – более 150 младенцев.
24.11.201720:03
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость