18 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Молодежный прорыв

Вот и не доверяй после этого проверенным временем образцам народной мудрости! Не зря все-таки говорят, что «в сорок пять баба ягодка опять». Современная фотография, безусловно, баба уже потому, что в последнюю пару десятилетий этот вид изобразительного искусства приобрел определенно женское лицо.

Вот и не доверяй после этого проверенным временем образцам народной мудрости! Не зря все-таки говорят, что «в сорок пять баба ягодка опять». Современная фотография, безусловно, баба уже потому, что в последнюю пару десятилетий этот вид изобразительного искусства приобрел определенно женское лицо. Это заметно хотя бы по традиционным областным фотовыставкам, где количество мужских фамилий сначала сравнялось с количеством женских, а в последние годы дамы оказались в явном большинстве. И наконец случилось то, что должно было рано или поздно случиться: привычное «лицо» неузнаваемо изменилось. А чего вы хотите – выставка-то сорок пятая!

Раньше ведь как бывало: пробежишься по залам – и сразу все понятно. Имена все знакомые, стиль и манера предсказуемые: вот дамы разной степени раздетости, вот лирический пейзаж, вот остросоциальная «репортажка», вот народные празднества. На этикетки смотреть не надо, и так понятно, кто есть кто. Изменения были по большей части эволюционные и касались общих жанровых предпочтений. То в течение нескольких лет практически все снимают репортажную чернуху, то, напротив, воцаряется лишенный одежд студийный гламур (правда, тогда еще слова такого не знали); вошла в силу Русская Православная Церковь – и большую часть экспозиционных площадей заняли храмы, церковные службы и крестные ходы. А в переходный период, когда столь явных «социальных заказов» не находилось, выставка превращалась в «клуб фотопутешественников», всему прочему предпочитающих классический пейзаж.

Последние годы были именно такими. И потому с этим жанром нынешний председатель фотоклуба Владимир Моисеев поступил со всей жестокостью: он просто исключил пейзаж из списка конкурсных номинаций. Хватит, дескать, лирических цветочков-ручеечков и прочих родных просторов – затачиваем мозги и камеры под живую жизнь. Удивительно, но у него это получилось! Пейзаж не то чтобы исчез совсем, но перестал быть доминирующим жанром. Всерьез верным ему остался разве что волочанин Владимир Курчий, выставивший образцово-каноническую черно-белую серию «Предзимье». Все прочие немногочисленные попытки в этом жанре доброго слова не заслуживают, поскольку он, несмотря на кажущуюся простоту, чрезвычайно капризен.

В особый жанр сейчас можно выделять архитектурный пейзаж, который, кстати, учитывая внимание властей всех уровней к сохранению историко-культурного наследия, мог бы стать тем самым «социальным заказом». Такого рода работ, впрочем, оказалось меньше, чем можно было предположить, к тому же не все они действительно впечатляют. «Архитектурка» – тот же пейзаж со всеми своими сложностями: то точку съемки никак не подобрать, то небо плоское, то свет не тот… Экспозиционеры очень остроумно прокомментировали специфику этого жанра, разместив рядом две съемки одного памятника – Борисоглебского монастыря. В серии «Сретенье» новоторжского фотографа Сергея Абрамова хорошо знакомый объект опознается с определенным трудом, поскольку используется как повод и натура для создания обобщенного и весьма емкого художественного образа. А тверской фотограф Е.Калямин снял хорошо узнаваемую, яркую, но при этом скучную картинку, которую по причине плохо продуманной композиции даже открыткой назвать нельзя. Объект один и тот же – а сколь разный эффект!

Традиционно не прошла мимо исторических памятников (на этот раз египетских) Мария Сахно, выбравшая, правда, на этот раз «формат» жанровой сценки, но решившая его в обычной для себя изящно-формалистической манере. А известный лирико-романтическим отношением к действительности Борис Михайлов в архитектурных сериях оказался на редкость лаконичным и строгим до суровости. Тут стоит заметить, что тверская фотографическая элита в этой экспозиции представлена крайне скупо. Владимир Комаров выставил лишь театральные зарисовки да дивный портрет «Коллега», который вполне естественно украсил собой афишу выставки; мэтр и зубр Владимир Крылов показал привычный репортаж с очередных народных гуляний; откровенно не обрадовал Владимир Моисеев – создается впечатление, что ему, как организатору, было не до того; Роман Какоткин и здесь повесил часть «гламурной» серии, которая, как и дополняющая ее «вроде бы чернуха», в очередной раз подтверждает: бытовой жанр – не его. Вот, собственно, и весь набор имен из тех, что на слуху. Вадим Дорохин, Юрий Колесников, Михаил Андерсон, Лариса Воробьева и весь «ФАрт» – ау, где вы?

Впрочем, ничто не исчезает бесследно. Казалось бы, безвозвратно прошли те времена, когда Михаил Андерсон макал в холодную воду и выпускал на снег голых барышень – таких синеньких, с красными замерзшими лапками! Однако через столько лет его стиль нашел продолжение в творчестве ржевитянина Владимира Рыбкина. Тенденция, однако, – обнаженная натура, надолго исчезнувшая из экспозиций, – возвращается! И не сказать, чтобы триумфально. Жанр как жанр, не лучше и не хуже пейзажа, портрета, репортажа – он точно так же требует оригинальности творческого мышления и свежести взгляда. А вот с этим у ценителей женских прелестей как-то не очень – в лучшем случае получается натюрморт. Который к тому же мы где-то уже видели, и не раз. Именно так выглядят, к примеру, снятые на глубоком черном фоне дамочки фотографа из Редкина Сергея Макаренко, которыми он очень гордится. Скорее всего зря. А вот классические натюрморты (очень редкий по нынешним временам жанр) – грамотно поставленные, интересно освещенные, проникнутые внятной мыслью – у него чрезвычайно хороши.

Впрочем, что это мы все об опытных людях среднего возраста? Героями сорок пятого праздника фотографической жизни были отнюдь не они. Более того, эта экспозиция наглядно показала: им уже вовсю наступают на пятки развеселые двадцатилетние. «Ой, таки шо тут деется!» – примерно так высказывались открывавшие выставку «взрослые» фотографы. Несметное количество незнакомых имен, буйство красок, шквал компьютерных технологий, используемых не эстетства ради, а прикольности для: ух ты, какая штучечка! А если ее нажать?.. Размазывают и выворачивают контуры, накладывают друг на друга чуть ли не десяток кадров, раскрашивают обычные пейзажи в кислотные цвета – мало ли как еще можно поиграться? Конечно, они снимают себя и свою жизнь: катание на скейтах у Сергея Гуляева; трудноразличимый, но пафосный вихрь клубных танцев у Алины Багировой; многочисленные и разномастные, как правило, плохо снятые музыканты. Вот работа Ирины Коханко: какой-то мужик с барабанными палочками, но почему-то у микрофона – прямая, видимо, встроенная вспышка в лоб, тень от стойки на пузе. Техническая катастрофа, брак на браке. Надо полагать, персонаж знаковый – но за что же его так? А еще мы теперь очень любим портрет. Точнее, то, что мы сами таковым считаем. В экспозиции – целые галереи лиц, снятых влет и без какой-либо технической и любой другой мысли: друзья, знакомые, прохожие. Кто, зачем? А неважно – просто прикольно.

Это я не ворчу. Скорее даже наоборот – восхищаюсь беспримерной наглостью, которая позволяет вешать на выставку все подряд. Тем более что подобными штуками грешит сейчас тот же Владимир Моисеев – только у него, опытного мастера, давно уже нет залихватского веселья и святой уверенности в собственной гениальности и неповторимости. Дорогого стоят и свежесть восприятия, и попытки собрать из нескольких карточек осмысленный концепт. Вот набор достаточно невнятных, с позволения сказать, портретов. Достаточно склеить их вместе и назвать «Слушатели» – и уже вырисовывается некая актуализация отснятого материала. А Семен Иванов скомпоновал из своих фотографий самую что ни на есть инсталляцию.

Некоторые из молодых уже выглядят в контексте старших коллег вполне солидно. Анна Довгаль, недавно представившая публике персональную экспозицию, здесь вы­глядит примером грамотного использования компьютерных технологий. Ее размещенные в одной витрине работы выглядят так, как будто они сделаны разными авторами, однако демонстрируя что-то вроде «а я еще и вот так умею!», девушка тем не менее пытается выработать собственный стиль. Она наиболее явно из всех демонстрирует общую тенденцию. Сейчас ведь мало кто уже помнит, что когда-то на солидные фотоконкурсы обработанные фотографии не принимались. Это ограничение давно снято, поскольку бороться с фотошопом бесполезно, да и просто глупо: это такое же средство передачи изображения, как фильтр или объектив. Однако возникает вопрос, сколь далеко можно заходить в трансформации изображения. «Луна для двоих» той же Анны Довгаль – совершенно очаровательная вещичка. Но можно ли все еще считать ее фотографией?

Настоящим открытием этой выставки стала еще одна юная барышня. Мы поначалу преисполнились скепсиса. Было понятно, когда в рамках одной из областных выставок показывал свою тематическую экспозицию удомельский мэтр Евгений Фадин. Но кто такая третьекурсница отделения журналистики Ирина Попова, чтобы предоставлять ей возможность фактически персональный выставки? Так, кстати, думали многие. А потом подходили к ее стендам и признавались, что были не правы. Поскольку Ирина Попова – не просто филологическая барышня, но еще и стипендиат Потанинского фонда, победительница российских и международных Дельфийских игр как раз в номинации «Фотография», участница прошлогодней Волжской фотобиеннале в Нижнем Новгороде, член Союза фотохудожников России. Да и вообще чрезвычайно талантливый человек. И, как каждый талант, четкому определению и классификации не поддается: городской пейзаж у нее превращается в подобие натюрморта, а жанровая сценка приобретает черты абстрактно-формалистической композиции. Все это сделано с изрядным вкусом и на хорошем техническом уровне, что в контексте этой выставки весьма отрадно. В общем, трепещите, седовласые мэтры классической фотографии: в бой идет поколение next!

Наталья ЗИМИНА

10

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость