23 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Правдивые письма с Селигера

Писатель Василий Слепцов вошел в историю русской литературы как автор очерков, путешественник, борец за равноправие женщин и создатель – что нам особенно приятно – «Писем об Осташкове». Со дня его рождения в этом году исполняется 170 лет. С датой появления писателя на свет, правда, полной ясности нет: по одним данным, он родился 31 июля, по другим – 29 июля 1836 года.

Писатель Василий Слепцов вошел в историю русской литературы как автор очерков, путешественник, борец за равноправие женщин и создатель – что нам особенно приятно – «Писем об Осташкове». Со дня его рождения в этом году исполняется 170 лет. С датой появления писателя на свет, правда, полной ясности нет: по одним данным, он родился 31 июля, по другим – 29 июля 1836 года.

Родился в дворянской семье, учился в Московской гимназии, Пензенском дворянском институте и Московском университете, Слепцов посещал салоны писательницы Салиас де Турнимир (Евгении Тур), в журнале («Русская речь») которой опубликовал свой первый цикл очерков «Владимирка и Клязьма». Они были навеяны пешим путешествием, совершенным Слепцовым в 1860 году по Владимирской дороге, известной как начало дороги в Сибирь осужденных на каторгу. Слепцов хоть и был по рождению дворянином, но принадлежность к привилегированному сословию его не очень радовала – он видел, как «уходит» культура дворянских гнезд, да и вообще много и с тревогой думал о своем времени. Об этом и писал в своих произведениях.

Несмотря на то, что Слепцов создал целый ряд путевых очерков, слово «путевые» надо закавычивать. Писатель явно был не в ладах с географией. Когда осенью 1861 года он приехал в Осташков, то расположение частей света его совершенно не интересовало. И в Письме первом – «Наружность города» – остров Кличен был запросто перенесен к югу, хотя находится он к северу от Осташкова. Писатель приехал сюда не просто так. В то время в либеральной печати часто появлялись статьи, в которых Осташков описывался как русский Эльдорадо – до того высоко были развиты здесь благоустройство и культура. Вот Слепцов и решил вскрыть эту мистификацию, не только побывав на месте, но и напечатав в «Современнике» «Письма об Осташкове». Жанр этот был к тому времени хорошо разработан в русской литературе, к тому же эпистолярная форма позволяла автору не стесняться в выражениях и описывать все, что он видел, без прикрас. Слепцов хотел лично убедиться в существовании в Осташкове газового освещения, поголовной грамотности населения, мощеных улиц, театра, публичной библиотеки, публичного театра с музыкой…

Все это писатель в Осташкове увидел, но совсем не порадовался за жителей. Не хотел. Его раздражение вызвали многочисленные ерши, искусно вырезанные из дерева и установленные на столбах едва ли не по всему центру города. Конечно, Слепцов мог и не знать, что ерши – колоритнейшая деталь осташковского герба (не случайно в народных присловиях жители города фигурируют как ершееды). А кроме того, в городе был всегда очень развит рыбный промысел. Драматург Островский, принимавший участие в одной из первых экспедиций по изучению Волги и озера Селигер, находясь в Осташкове несколько ранее Слепцова, писал в 1856 году в своем дневнике: «Здешние жители – первые рыбаки губернии и России». Учитывать всего этого писатель не пожелал, иронично называя колокольню осташковского собора «безобразнейшей», а художника Колокольникова – «художничком», потешаясь над осташковским гимном, слова к которому написал Лажечников. Знал ли об этом Слепцов или нет?!

Писатель не замечал досто-примечательностей города (ямщик, читавший «Три мушкетера», чем, например, не достопримечательность?!), потому как прибыл сюда с определенной целью – обличить и развенчать сообщения тогдашней прессы.

Вместе с благополучием он видит бедность, царящую в городе: «Это вовсе не та грязная, нищенская, свинская бедность, которой большею частию отличаются наши уездные города, – бедность, наводящая на вас тоску и уныние и отзывающаяся черным хлебом и тараканами; эта бедность какая-то особенная, подрумяненная бедность, похожая на нищего в новом жилете и напоминающая вам отлично вычищенный сапог с дырой <…> Только вы свернете в одну из второстепенных улиц. Вы вдруг замечаете ужасно резкий переход, как будто вам подавали все трюфели да фазанов, а тут вдруг хрен!.. У вас и глаза было разлакомились, вам уж начало было казаться, что и дальше все то же будет, а тут и пошли, и пошли: и хижины бедные, богом хранимые, и больные ребятишки, и окна, заклеенные бумагой, и бледные, изнуренные лица с неизлечимой анемией — одним словом, все это горе-злосчастье, с холодом, да с голодом, да с лихими напастями, от которых вы было вообразили так дешево отделаться».

Несмотря на известную тенденциозность «Писем об Осташкове», писатель был в чем-то прав. Полноправный хозяин города Савин думал прежде всего о своем собственном благополучии, а не о жителях. Дом Савиных смотрелся настоящим дворцом, в котором не стыдно было принять и представителя царской фамилии. Это и показывают гравюры, иллюстрирующие посещение Савиных императором Александром I, в 1820 году он приезжал в Осташков и Нилову пустынь. Вместе с тем в то время уезд хоть и занимал в губернии второе место по площади, но по плотности населения и числу жителей находился на предпоследнем. Земля не отличалась плодородностью, и для уплаты податей и покупки товаров служили традиционные и новые промыслы – изготовление колес, мебельный, гончарный, обжигание извести, смолокурение, изготовление зимней обуви. Женщины тогда занимались в основном земледелием, мужчины – ремеслами и рыболовством.

В предисловии к «Письмам об Осташкове» Василий Слепцов задает вопрос, на который, впрочем, так и не отвечает: «Почему осташковская мещанка, кончив дневную работу (большею частию тачание сапог), надевает кринолин и идет к своей соседке, такой же сапожнице, и там ангажируется каким-нибудь галантным кузнецом на тур вальса или идет в публичный сад слушать музыку; а какая-нибудь ржевская или бежецкая мещанка, выспавшись вплотную на своей полосатой перине и выпив три ковша квасу, идет за ворота грызть орехи и ругаться с соседками? Почему вышневолоцкий сапожник сошьет сапоги из гнилого товара и еще на чаек за это попросит; а осташковский сошьет хорошие сапоги и вместо чайку попросит почитать книжечку? Почему осташ называет себя гражданином, а не Митькой, Прошкой?..» Потому и не отвечает, что задачу свою видел в другом.

После выхода в свет майской книжки «Современника», где были напечатаны три первых «Письма», выяснилось, что в Осташкове она запрещена, об этом сообщает сам Слепцов в «Письме в редакцию». А люди, разговаривавшие с писателем, подвергаются преследованию со стороны властей и могут быть даже высланы из Осташкова. Могли ли они знать, пишет Слепцов, что их информация сослужит плохую службу, а каждое лишнее слово – еще одно обвинение «против тех, от кого зависит судьба их родного города». «Кто же виноват, – заключает писатель, – если картина вышла некрасива… Я думаю даже, что все эти подкопы и домашние меры, принятые против моих знакомых, служат доказательством, что я не погрешил против истины».

Евгений ПЕТРЕНКО

53

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость