27 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Дети Надежды

В ночь с 23 на 24 января 2005 года в комнату, где спал маленький Дима, вошел человек. Я не знаю, кто это был, но те, кому это по долгу службы положено, обязаны установить точно. Потому что он положил на спинку кресла что-то, пропитанное легковоспламеняющимся составом, поджег и ушел, оставив ребенка в опасности.

В ночь с 23 на 24 января 2005 года в комнату, где спал маленький Дима, вошел человек. Я не знаю, кто это был, но те, кому это по долгу службы положено, обязаны установить точно. Потому что он положил на спинку кресла что-то, пропитанное легковоспламеняющимся составом, поджег и ушел, оставив ребенка в опасности.

Тогда ли была ограблена комната, где жили Дима с мамой и старшим братишкой? Возможно, это произошло позднее – сразу после пожара или в те дни, когда Димину маму домой не пускали, а чужие люди входили туда беспрепятственно. Но только вынесено было все более-менее ценное, включая дорогие игрушки, которые Надя покупала детям, отказывая себе в очень многом, так привлекающем молодую женщину.

В том, что события январской ночи развивались именно так, убеждает акт независимого исследования, произведенного опытнейшим инженером- испытателем электрооборудования Владимиром Харченко. А ветеран труда Мария Григорьевна Кондрашева, очень уважаемый человек с безупречной репутацией, ушла отсюда за несколько часов до пожара. Она утверждает, что в комнате были телевизор, магнитофон, бытовая техника и все прочее. А вот потом – хоть шаром покати! Есть и другие свидетельства, но эти особенно ценны.

Согласно официальной версии (кстати, выдвигаемой отнюдь не специалистами), причина пожара – в коротком замыкании (КЗ) электропроводки. В комнате она открытого типа. Но, как заявляет Харченко, при осмотре КЗ не обнаруживается! Изоляция не нарушена, трещин и осыпаний на ней нет! Электропроводка и арматура исправны, мест ремонта и замены проводов не выявлено. В чем же тогда причина пожара?

Вторая версия – детская шалость. Однако Кондрашева в тот вечер покормила ребенка ужином, уложила и ушла, оставив спящим. Спичек в комнате не было (Надя ими не пользуется), а справиться с зажигалкой малыш в 2 года и 3 месяца не в состоянии – еще недостаточно развита моторика. К тому же зажигалку и кипятильник Надя всегда убирала на шкаф, куда Дима не смог бы добраться, даже встав на табуретку.

На сделанных после пожара фотоснимках – низко расположенная электророзетка только закопчена, а выключатель над креслом оплавлен; за спинкой кресла сильно обгоревшее пятно на стене; сама спинка прогорела очень глубоко; пол под креслом не обуглен. Все это, как утверждает В.Харченко, неопровержимо доказывает факт поджога.

Весьма любопытно, что, по свидетельству начальника ОГПН по Пролетарскому району г. Твери М.Ю. Абрамова, 24 января в 2.00 был зарегистрирован выезд дежурного караула ПЧ-2 на замыкание электропроводки нагревательного прибора в общежитие по этому адресу: двор «Пролетарки», дом 118, комн. 134. Но тушение пожара не производилось – огня не было! Зато на месте уже была… оперативная группа Пролетарского РОВД. Она приехала раньше – что же, из общежития на пожар сперва вызвали милицию?!

Коллег-телевизионщиков в общежитие также пригласили, продемонстрировав им практически пустую комнату и рассказав страшилку о матери-садистке. Мол, морит детей голодом и запирает одних в жуткой берлоге, где даже постельного белья нет! Такой и увидели мы ее на экране. А потом и саму Надю – растерянную, перепуганную, заплаканную. А вы как думали? Ей же сначала сказали, что Димка сгорел. Потом, что он в реанимации. Из одной больницы направили в другую… А когда, наконец, нашла, на нее с праведным гневом обрушились: ах, ты, такая-сякая, пока ты шлялась, дитя чуть не погибло! И не подпускали к сыну ни в какую.

Да, она ревела, и каялась, и себя винила, как каждая мать, у которой дитя оказалось в опасности. Хотя – видит Бог! – для своих мальчишек делала все, что могла. Может, могла не так уж много? Так разве ж это ее вина…

Наде Тыллар 24 года. Росточка она небольшого, тоненькая, и на вид кажется еще моложе. Глядя на эту девочку, я невольно задумываюсь: ну почему же так суровы к ней женщины «при должности», которые ей в матери годятся? Дай-то Бог здоровья и благополучия вашим дочкам, но хоть на мгновение, как в страшном сне, поставьте их на ее место!

У «казенных» детей редко ладится со своими семьями. Школу материнства девочка обычно проходит под маминым крылом. Наде не повезло с самого начала – росла в интернате, на «полном государственном обеспечении». И еще тогда сама себе дала слово: детей родить; двоих – самое малое, так рассказывала она задолго до этой страшной истории. Никому не отдавать – выкормить, вырастить, как бы трудно ни было! Но что их у нее отнять захотят, она и помыслить не могла…

В Тверь Надя приехала учиться – ее подружка интернатская здесь в лицей поступила и Надю зазвала. Учеба легко давалась, а главное, она своего принца встретила, о котором мечтают даже самые обездоленные девчонки. Он Надю из общежития забрал, снял квартиру и ребенку тоже обрадовался – все как в сказке! Почему не расписались? А вы перелистайте результаты социологических исследований: всего 14 % ее сверстниц считают регистрацию брака обязательной. И абсолютное большинство убеждено, что сначала надо год-другой пожить вместе и чувства проверить. Я Надю не спрашивала, она ли в загс идти не желала или очень даже желала, да он не предлагал. Только она и вторую беременность решила оставить. Что потом случилось, не знаю, Надя до сих пор говорить об этом не может. Только Димку она рожала уже одна. И еще: у ее мальчишек в Ржеве есть бабушка, которая внуков очень любит, а Надю считает невесткой.

Одинокую, растерянную юную мать с двумя мальчишками взяла под свою опеку общественная организация – фонд социальной помощи малоимущим «Сердце матери». Входящие в нее уже немолодые люди бросились спасать несчастную девчонку и зашагали по кабинетам. Именно по их ходатайству сначала Александр Белоусов, а потом и.о. главы города Александр Палев поддерживали Надю и ее детей деньгами, продуктами, одеждой, игрушками, книгами – Надя всегда читала детям... Сначала, в июне 2003 года, ее пристроили на три месяца в детскую больницу «по социальным показаниям». Малыши были здоровы – просто жить негде и не на что. Затем, в ноябре того же года, подыскали комнату в общежитии.

В нынешнюю городскую администрацию Надя обращалась тоже: за комнату в общежитии нужно платить, детей – кормить и одевать. На 280 рублей пособия и двух дней не продержаться, да и его подолгу задерживают! Просила помочь с работой и оплатой жилья. Но… городской фонд социальной поддержки населения вежливо сообщил одинокой маме двоих малышей, что принял решение в помощи ей отказать и даже любезно приложил протокол заседания правления…

Обратилась к главе города – он очень доброжелательно рекомендовал Наде поступить на работу в круглосуточный детский садик, где дети будут при ней, причем полностью обеспечены. И таким образом разрешатся если не все, так главные ее проблемы. И все бы прекрасно, если бы Олег Станиславович проконтролировал, как же реализуется этот предложенный им план спасения Нади.

В том детском садике, куда мэр Надю направил, ее вовсе не ждали! Отказали, хотя вакансия вроде и была. Устроилась в другой – нянечкой.. Старшего мальчика в тот садик взяли, а Димку – никак. Что делать? Пришлось оставлять на соседок. Эти женщины подтверждают: приносила его и приплачивала сколько могла! Денег не было – так вещами. Стиральную машину отдала, а сама потом стирала вручную…

Но весной прошлого года ушла на рынок – у нее просто сил не осталось! Сама все время полуголодная, и сыновья в выходные дни тоже кушать просят. А у нее на все про все – 800 рубликов!

Госпожа Гаспарянц, тогдашний комендант общежития, все Надиной глупости удивлялась: зачем она свою молодость губит? Мальчишек нужно отдать – причем не задаром! – и жить для себя. Красивые и здоровые дети больших денег стоят! Разговоры такие она заводила с Надей не раз, и люди это слышали.

На рынке про трудовые книжки и больничные листы даже заикаться не стоит. Однако зарабатывать Надя стала больше – мясо и фрукты в холодильнике теперь были не только для детей, но и для нее тоже. Но дамокловым мечом повис над головой долг за общежитие. Розалия Гаспарянц насчитывала его как-то странно – даже за те месяцы, когда Нади в общежитии еще и в помине не было. И вот тогда – как сейчас она клянет себя за это! – Надя собралась в Москву.

В книжном киоске на Ленинградском вокзале она работала по двое суток подряд. И ту ночь, что между этими сутками приходилась, оставалась в Москве – иначе никак! Она же за товар отвечала. За мальчишками днем обычно приглядывал кто-нибудь из соседок, и они это подтверждают. А на ночь приходила девушка Катя – Надя с ее старшей сестрой давно дружила и детвору свою у нее на Республиканской порой оставляла. Раньше обоих, а в январе – одного Димку, потому что Мишу в декабре бабушка забрала погостить в Ржев.

А теперь хроника событий: Надя уезжает в Москву 23 января 2005 года утренней 6-часовой электричкой. Просит соседок приглядеть за Димой, пока не придет Мария Григорьевна – ей она звонит из Москвы по сотовому: забегите, а попозже – на ночь – подойдет Катя. У Марии Григорьевны тяжело заболел муж, однако она вырывается навестить малыша. Подогревает ужин, кормит его и укладывает спать. Оставляет его примерно в восемь, спящим – он очень спокойный мальчик и засыпает рано. Но у Кати свои молодые дела возникли, а предупредить Надю она уже не могла. Ночью Дима остался один, и в общежитии об этом, конечно же, знали. А в 2 часа ночи произошел тот странный «пожар», от которого выгорела лишь спинка кресла. Кстати, а все же почему так никто и не произвел экспертизу?

Когда Надя вернулась домой, ее дверь была заколочена, а г-жа Гаспарянц со своими подругами обрушилась на нее с бранью. В больницу к Диме Надю пустили лишь через несколько дней, после обращения в прокуратуру. Но с 17 февраля все равно опустили шлагбаум. Она металась по инстанциям: где мой ребенок? Ответили через несколько месяцев, по официальному запросу. Димку держали сначала в Тверском доме ребенка, потом перевели в Конаковский. Оттуда Надя в первый раз вернулась вообще полуживая – Диму крепко держала за руку воспитательница и даже не позволила пяти минут побыть с сыном наедине. Он плакал…

Надя с какой-то мрачной обреченностью рассказывает, что повсюду на нее смотрят, как на тварь последнюю, едва сдерживая брезгливость. Я понимаю, конечно, ее горькую обиду, но сознаю и другое: невеселый профессиональный опыт порой «замыливает» глаз. Увы, на вечно пьяных, грязных, потасканных бабенок, зачастую не знающих, от кого рожали, и в милиции, и в прокуратуре, и в детских учреждениях насмотрелись во как! Иной раз зубами скрипят до боли. Должна признать: я и сама, наверное, отнеслась к Наде настороженно, если бы впервые услышала эту историю от госпожи Гаспарянц и ее окружения. Это она взахлеб поливала Надю грязью. Причин ее неприязни я сейчас не хочу касаться. В общежитии кое-кто годами не платил и жил спокойно, а Наде иск предъявили такой непомерный, что не знаешь, то ли плакать, то ли смеяться… Страшилки о беспутной и бессердечной матери-кукушке – из этого источника. И это они сформировали мнение, что детей нужно срочно спасать.

Но поверьте, люди добрые, это не тот случай!

…С Надей я познакомилась задолго до этой истории, в подвальчике, где собирается совет фонда «Сердце матери». И потом пару раз по выходным в горсаду с детьми встречала. Однажды, пока она Димку по его младенческим делам под кустик водила, даже подсела к ним и вместе с Мишей на скамеечке мозаичный домик собирала – он очень любит пазлы. И в Москве, на метро «Комсомольская», перед электричкой, как-то у Нади детективчик покупая, болтала в ожидании поезда. Тогда она и рассказала, как работает по двое суток, а Катя с детьми ночует. Охала я, что рискованно – как же ночью без материнского глаза! А она руками разводила: что ж поделать? Все так дорого! А за спиной никого нет…

Как бы я хотела, чтобы те, кто сегодня Надю осуждает и судит, увидели в ней не гулящую девку, которой она никогда не была, не беспечную кукушку, а живого, пусть и ошибающегося, но любящего и страдающего человека! И задумались, почему у нас так повелось: пока человек бьется как рыба об лед, помочь ему у наших социальных служб и разных умных учреждений нету никакой возможности – все жутко заняты крайне важными делами. А вот осуждать, без тени сомнения, лишать и карать мы всегда горазды – на это времени хватает…

Говорю «мы», потому что в Надиной истории мы, журналисты, недобрую роль сыграли. О проблемах ее никто не писал – ну что сенсационного в одинокой отчаявшейся девчонке, которая из последних сил, надрываясь, детей поднимает? Но про пожар и мать-садистку мои коллеги раструбили бездумно и в охотку, не утруждая себя ни проверками, ни сомнениями. Причем с адресами, именами, фотографиями, что вообще противозаконно. И с явным, откровенным намерением повлиять на суд, которому, вероятно, еще предстоит решать судьбу Надиного материнства.

Критиковать коллег я не люблю и почитаю делом не очень этичным. Но, помимо корпоративной солидарности, есть еще и долг перед человеком, которого наш цех жестоко ославил и растоптал. И вот потому-то, восстанавливая справедливость от имени нашего журналистского сообщества, я обязана сказать: очень многие наши земляки, чья репутация безупречна, в том числе очень известные и уважаемые, считают Надю порядочным человеком и любящей, заботливой матерью. Они свидетельствуют: не пьет она вовсе и общепринятых норм морали не нарушает. И требуют разобраться с теми, кто слишком долго, безнаказанно и с такими горькими последствиями травил одинокую молодую женщину, почитая ее совершенно беззащитной. К чести нашего общества, они ошибались.

Пусть суд исследует все обстоятельства вдумчиво и без спешки. Хватит, уже и так наломали дров с наскоку – все, кому не лень! Я ни на миг не сомневаюсь в добрых побуждениях сотрудников социальных служб, милиции, прокуратуры…

Они хотели как лучше. Просто забыли, какая дорога благими намерениями порой бывает вымощена, особенно когда несешься по ней сломя голову и размахивая саблей – в полной уверенности, что вот так, на бегу, все уже понял, поделил на чистых и нечистых, и можно наводить порядок ударными темпами…

Не забудьте: отнять детей у любящей матери – грех великий, неискупимый, и за него перед Богом отвечать придется. А Надя очень любит своих мальчишек. Так, может, это тот случай, когда не карать надо, а помогать всем миром?

Лидия ГАДЖИЕВА

31

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Без грусти и печали встречает Великий пост православная Тверь
О Прощеном воскресении наслышаны и те, кто никогда не ходит в церковь. Уж очень красив обычай в этот день не только просить прощения у тех, кого мы обидели, но и прощать всех обидевших нас, даже если они об этом не просят, и молиться за них.
26.02.201717:28
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию