29 Марта 2017
$56.94
61.81
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

А мы вас укусим

Эту до жути добродетельную гражданочку я вспоминаю с содроганием. В 90-е годы она терроризировала всех подряд – власти, «компетентные органы», редакции газет, социальные службы и даже Пенсионный фонд. Требовала «разо-браться»: на каком-таком основании Марь-Петровне назначили хорошую пенсию? С инспекторшей договорилась, чтобы побольше насчитали? На какие деньги купила квартиру Марь-Пална? В школе столько не платят – за пятерки мзду брала? Вот и Вер-Санне соцпомощь инвалидскую выдают, а у нее кудерьки рыжие! Которая женщина больная, так разве станет краситься и бигуди крутить?

Эту до жути добродетельную гражданочку я вспоминаю с содроганием. В 90-е годы она терроризировала всех подряд – власти, «компетентные органы», редакции газет, социальные службы и даже Пенсионный фонд. Требовала «разо-браться»: на каком-таком основании Марь-Петровне назначили хорошую пенсию? С инспекторшей договорилась, чтобы побольше насчитали? На какие деньги купила квартиру Марь-Пална? В школе столько не платят – за пятерки мзду брала? Вот и Вер-Санне соцпомощь инвалидскую выдают, а у нее кудерьки рыжие! Которая женщина больная, так разве станет краситься и бигуди крутить? Небось, по знакомству врачи инвалидность оформили? Доставалось и Иван-Иванычу с Василь-Васильичем, а уж о Мамед-Мамедыче и говорить нечего… Зуд разоблачения жег ей пятки, а праведный гнев пылал ярким пламенем, позволяя запросто экономить электричество.

Я долго считала этот абсолютно совковый тип маргинальным – ну вроде «советской сторожевой». Шныряет по зову тревожного сердца и воспаленной печенки, ищет проклятых расхитителей социалистической собственности да разрушителей моральных устоев, чтобы мертвой хваткой вцепиться в ляжку. Ради их же пользы – вот и Иосиф Виссарионович говаривал, что «расстрэл – это хорошая воспитатэльная мэра».

И пусть собственность у нас давно уж капиталистическая, пусть устои трясет под 10 баллов, но развернуться в марше у наших героев вроде как не получается. Мы по наивности думали – временно, да не тут-то было! Словесная их кляуза живет и побеждает; а нам остается лишь благодарить Бога, что «товарищ маузер» не болтается в их кошелках. Сегодня уже очевидно: сторожевая – это призвание, вторая натура, мироощущение и даже, если хотите, философия. А порой и обретенный смысл жизни. И последний шанс хоть как-то состояться… Однако хватит рассуждать. Лучше я познакомлю вас с классическими представителями этого вида, выплавленного в тигле бурной отечественной истории минувшего недоброго века. Имена я, конечно, изменила, однако все это абсолютно конкретные люди. Но молите Бога, чтобы ваше знакомство оставалось заочным!

Знай свой шесток

Эта нелепая история произошла в одном из наших небольших уездных городов. Мужчина, слегка за 40, вполне благополучный, малопьющий и законопослушный, посреди бела дня и при большом скоплении народа вполне сознательно протаранил чужой автомобиль. Потом развернулся, долбанул еще раз, весело помахал его хозяйке ручкой и уехал.

Скажете, повздорил с бабой – за что-то невзлюбил сильно или как раз напротив. Так ведь нет! В том-то и нелепость, что кроме шапочного знакомства их никогда ничего не связывало. И неприязни не было! На суде Валерий Миронович клялся, что кабы Анна Викторовна в машине сидела, ни в жизнь не рискнул бы наехать, чтобы – не дай Бог! – не покалечить, но молчал как партизан, почему вообще решился на свой идиотский таран.

Однако на следствии – без протокола! – разоткровенничался…

В общем, так. Анну он просто воспитывал. Вот, мол, я предприниматель, свою фирму имею, доходы вполне приличные. Какая у меня тачка – «Мицубиси Паджеро». Так ведь мне солидная иномарка и полагается! А ты разведенка, двое детей без мужа, крутого папы в наличии не имеется. И работа тоже ни то ни се – юрисконсульт. Ну прокормиться, конечно, можно, а шиковать – ни-ни! Так что одеваться надлежит скромненько, ездить – на автобусе, ну, по крайности, на старенькой «копейке», уважаемым людям дорогу уступая. Вот тогда они поймут, посочувствуют. Может, еще чего и подкинут – тебе на бедность, себе – на душевное ублажение.

А ты по зиме – в норке, по весне – в лайке, а ездишь на чем? На «Дэу-Матизе»! Ну кабы еще была (прости, Господи!), сама знаешь, кем… Тогда все понятно и спрашивать нечего. Но ты-то, ты в обществе живешь! Хочешь, чтобы люди тебя принимали? Выходит, знать должна, что можно, а чего нельзя. На чем разведенке с двумя детьми и без юридического лица ездить полагается!

А то что ж это получается, товарищи-граждане? Подрыв миропорядка, сотрясение основ! И никакого тебе душевного комфорта от собственного благосостояния…

Вот он ее и поучил уму-разуму. Без всякой злобы и для ее же пользы, чтобы свой шесток знала.

Операция «Полбатона»

Раиса Герасимовна – женщина приличная во всех отношениях и тоже порядок знает. Характер самый что ни на есть нордический! Соседи, ее издали завидев, поспешно разбегаются по приватизированным ульям, чтоб соколиный глаз об их многочисленные недостатки не зацепился. Да что соседи – так, мелюзга! При одном ее имени нервная дрожь пробирает народец нехилый – в домоуправлении, ДЕЗе, Роспотребнадзоре, участковой поликлинике и даже в районной милиции.

С ними со всеми Раиса Герасимовна разбирается периодически – чтобы оставались в трепете. И никуда они не денутся, потому как Раиса Герасимовна всегда права! И от этого порой даже удавиться хочется. Вот звонит она: 37,1, легкий кашель. А на дворе февраль, грипп. Вызовов у доктора – до ночи не обойти. И тяжелых много! Но к ней первой прибежать надо, не то самому доктору скоро доктора понадобятся. И участковый – сколько бы дел ни было, а, коли Раиса Герасимовна пожаловалась, что соседи в 23.05 телевизор без наушников смотрели, несется как на крыльях! По звонку на сотовый выбегает из дома в 23.07, на ходу управляясь с пуговками и молниями. Стоит, нотации слушает, переминаясь с ноги на ногу. Клянется «принять меры». И потом соседей провинившихся уговаривает, от неловкости как у черта на сковороде она корчась: ну потерпите как-нибудь! Да понимаю я, что врет! Да ведь себе дороже выйдет, вы же ее знаете…

И он прав. Одна ее «сестра по духу» соседа посадила. Четыре года изводила жалобами во все инстанции. На курение в общем коридоре, на появление там же в майке, чем ее целомудрие оскорбилось до чрезвычайности. На крик «Го-ол!», из-за чего вызывалась «скорая», потому как у нее аж на 10 единиц поднялось давление. На… В общем, его подругу затравленные ею менты попросили не ночевать – не прописана; собаку он сам в деревню свез, пока чего-нибудь с животиной не приключилось. Друзья его дом стороной обходить стали. Роспотребнадзор по десять раз замерял шумы и запахи…И однажды, вконец доведенный, он хлебным ножом прошелся по ее двери. Получил полтора года. Она считала, что мало и потом долго писала жалобы на судью…

В многообразной и неустанной борьбе Раисы Герасимовны с людскими пороками поражают не только неуемная энергия, но и изобретательность – милостей от природы она не ждет.

Вот, скажем, неподалеку от ее дома был магазин, где к ней относились без должного уважения. Никто из девушек ей не улыбался – а потребителя нужно встречать приветливо! У одной при ее появлении на лице даже читалось «откровенное огорчение», а другая покрывалась некрасивыми красными пятнами. Ну а третья и вовсе до такого бесстыдства дошла, что сказать неловко. Выкрикнула однажды: «Чего вы меня мучаете?!» Положила, негодница, голову на прилавок с продуктами и заплакала (что, кстати, дало Раисе Герасимовне повод тут же пожаловаться в Роспотребнадзор на нарушение санитарных правил).

Все ее жалобы проверялись неукоснительно, однако... Нарушения, конечно, были, но слишком мелкие. И тогда Раиса Герасимовна стала требовать полбатона.

Понимаете, резать батон в магазине продавцы не имеют права, и она это знала. А с другой стороны, доводила она девчонок до нервных судорог. И директорша наконец велела: режьте! А четвертушку попросит, режьте тоже. Мне батона не жалко, я сама себе руку отпилю, лишь бы она отстала!

Ну и застукали их инспектора. Подтвердился вполне обоснованный сигнал Раисы Герасимовны: в магазине хлеб продают половинками, что по санитарным и прочим правилам не положено! А потом она еще долго доставала нас, требуя за-клеймить тот магазин позором в печати.

Один далматинец

Моей подруге повезло – безденежная докторша несколько лет назад увлеклась новым и, как оказалось, перспективным направлением в медицине. Кое-как наскребла денег на курсы, съездила на стажировку… В общем, пациенты к ней записываются за неделю. Времени, конечно, не хватает хронически, но как только выдается свободная минутка, Зоя бежит к тетушкам – интеллигентным старым девам, которые живут вдвоем в коммунальной квартире. И в ту злополучную пятницу она примчалась к ним, как обычно, с полной сумкой.

А с некоторых пор ее содержимое стало возбуждать интерес тетушкиной соседки. Разбирая сумку на общей кухне, Зоя уже не раз примечала, что Эмма Аркадьевна провожает пристальным взглядом колбаску, красную рыбку, нарядные баночки дорогих консервов и прочие вкусности – Зоя своих теток любит и побаловать всегда старается. Тем более и возможность появилась! Но вот что странно: раньше она картошку, крупу и мармелад разгружала под дружелюбные реплики Эммы Аркадьевны, снисходительно нахваливавшей ее за заботу о старушках и дававшей разные советы, как получше своими скромными доходами распорядиться. А теперь, завидев коробку шоколада и лоток с телятиной, сразу же поджимала губы.

Предположить зависть было бы абсолютно нелепо: финансовый вопрос перед Эммой Аркадьевной не стоял еще во времена развитого социализма, когда она где-то чем-то заведовала. А недоразвитый капитализм принес ей свою торговую фирму. Был у нее и большой загородный дом, и хорошая машина. Дочку она всем, включая жилье, уже обеспечила, а сама в своей коммуналке продолжала жить, потому как с детства к ней привыкла и к офису близко.

Зоя рассказала теткам о своей поездке в Париж и продемонстрировала привезенные обновы. А потом направилась в «места общего пользования», которые в этой большой старой квартире расположены в конце длинного коридора. Тогда-то все и произошло: ее дивный парижский костюмчик повис лохмотьями, а на той части тела, коей герои не поворачиваются к врагу, появились кровавые отметины. Непосредственным виновником был далматинец Блюм, которого Эмма Аркадьевна лет пять назад выкормила из соски. Хозяйку он любил куда больше, чем многие наши детки родных мам, и слушался беспрекословно.

Эмма Аркадьевна с Блюмом тогда стояла на кухне, прислушиваясь к соседским разговорам и ничем более не занимаясь, хотя вообще-то дорожит каждой минутой. Проводила Зою взглядом – они глазами встретились. А затем… Пес рванулся, когда Зоя почти весь коридор прошла. Преодолел около 6 метров и нагнал, когда она уже взялась за дверную ручку. Эмма Аркадьевна его не останавливала и, пока он Зою рвал, молчала тоже. Отгоняли его до смерти перепуганные, но отважные божьи одуванчики, ради любимой племянницы готовые выйти даже на арену со львами.

Она открыла рот, лишь когда Блюм уже отбежал и «скорая» была вызвана. Кричала, что всякая голытьба возомнила о себе невесть что. Мало того, что деликатесы таскает старухам, которые должны стоять на паперти, так еще тряпки покупает за 600 баксов! Нет уж, одеваться Зое нужно не в бутиках, а в сэконд-хэнде – самом дешевеньком, где юбки по 35 рэ, никак не больше.

– Наглая какая, в Париж поперлась! Докторишка! Еще этих учителок с собой возьми! – орала она, за последнее десятилетие объехавшая едва ли не весь свет. – Это что же делается?!

И в ее выкаченных глазах застыло такое искреннее негодование, что Зоя с тетушками – «докторишка» и две учительницы-пенсионерки, – вспоминая эту сцену, то начинают смеяться, то вновь пугаются.

* * *

А мне совсем несмешно. Я думаю, как же быстро адаптировались эти люди к новым условиям. И после недолгого затишья вновь воспрянули духом, только рисунок социальной роли внешне чуть-чуть изменился. Скоро, скоро они поднимут на щит какой-нибудь «Моральный кодекс строителя капитализма», затвердят наизусть парочку хартий, закон «О защите прав потребителей», что-нибудь из области экологии… И все, что было до сих пор, нам покажется еще цветочками…

Так что готовьтесь: наша уже постсоветская сторожевая мутировала. И рвется в бой, объединяя в себе безжалостную въедливость Раисы Герасимовны, бурный темперамент Эммы Аркадьевны и неустрашимую решимость Виктора Мироновича. Каково еще нам придется, господа?!

Я заранее запасаюсь валокординчиком и вам советую.

Лидия ГАДЖИЕВА

9

Возврат к списку

В университет с частушками | В Тверском педагогическом колледже проходит досрочная сдача ЕГЭ
35-летний Николай Соловьев 18 лет работает в одной из школ Максатихинского района. Преподаватель истории, краевед, финалист конкурса «Учитель года-2012», призер областного фестиваля гармонистов и частушечников, сегодня он пришел в пункт досрочной сдачи ЕГЭ, чтобы сдать экзамен по русскому языку.
27.03.201721:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию