20 Января 2017
$59.35
63.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Мы пережили блокаду

Я уроженка села Луга Калининской области, мои родители – преподаватели, в пять лет увезли меня в Ленинград. Отец пропал в финскую войну. В Ленинграде мы жили на 8-й Советской улице в доме № 48, на 6-м этаже в 10-комнатной коммунальной квартире с длинным коридором и большой кухней. Жили дружно, соседи были в основном интеллигентные люди. Мне исполнилось 16 лет, когда началась война. Мужчины ушли на фронт.

Я уроженка села Луга Калининской области, мои родители – преподаватели, в пять лет увезли меня в Ленинград. Отец пропал в финскую войну. В Ленинграде мы жили на 8-й Советской улице в доме № 48, на 6-м этаже в 10-комнатной коммунальной квартире с длинным коридором и большой кухней. Жили дружно, соседи были в основном интеллигентные люди. Мне исполнилось 16 лет, когда началась война. Мужчины ушли на фронт.

Оставшиеся в городе жители копали вокруг города противотанковые траншеи, дети 14–16 лет стояли у станков, изготавливали снаряды, на которых писали «Ленинград не сдадим!». Город был затемнен, без отопления, без воды. Ночью светились огоньки – это фосфорные значки на головных уборах или лацканах пиджака, чтобы не столкнуться. Продуктов вскоре не стало. В каждом доме в подвалах – бомбоубежище. У дверей дежурили с противогазами женщины. На чердаках подготовлен пожарный инвентарь: песок, вода, багры. Мы, дети, через чердак и слуховые окна выходили на крышу. Следили, куда летят бомбы, снаряды. Немцы сбрасывали зажигалки, пробивая крышу, дома загорались. Мы свой дом отстояли.

Настала зима. Страшная блокадная зима 1941 года. Дома не отапливались, на окнах черные шторы, холод и голод. По хлебной карточке выдавали всё меньше. Кроме хлеба, больше ничего. Воды тоже не было. Первыми начали умирать мужчины, за ними дети, затем полегли женщины. Последняя блокадная норма хлеба 125 г – это размер спичечного коробка. Мы спали не раздеваясь. Появились трупы в домах. Моя мама работала в госпитале. Я ежедневно несколько раз спускалась по лестнице с 6-го этажа в магазин за 125 г хлеба и обслуживала еще живых жильцов. Носила в чайнике воду с Невы, снег топила. Кто еще мог спуститься с этажей, выкупали хлеб на неделю, съедали и сразу умирали. В одной большой семье сын собрал все карточки, ушел и не вернулся, семья первая в квартире умерла. Мама вскоре слегла с 3-й степенью дистрофии. Она прятала для меня сухарь. И я перестала ходить к ней в госпиталь, чтобы она выжила. Мы не плакали. Слез не было. Просто тихо умирали. В ту зиму стояли лютые морозы. Ночью наши сбрасывали с самолетов парашютистов. Они рубили воронки в Неве и носили к домам воду, но никто не мог спуститься за ней.

Господь хранил меня, я еще двигалась. 125 г хлеба делила на 3 части. Воду с Невы кипятила на печурке, разносила соседям. Я ела крошки хлеба и пила много горячей воды. И чуть живая, но стремилась на фронт. Искала милицию, но все вымерло на Невском проспекте. Я застала в кабинете одного сотрудника. Выслушивая меня, он от слабости засыпал. Я просила паспорт с метрической справкой, говорила, что хочу учиться в медтехникуме – и идти на фронт. Ему было легче дать мне паспорт, чем спорить. Шесть часов я шла 6 километров в первую фельдшерскую школу, где три профессора преподавали, готовили медиков на фронт, и было

15 человек учащихся.

В нашей квартире умер последний жилец – молодая женщина Тонечка. Она меня когда-то угощала супом, сваренным из ремня, – одна иллюзия супа.

Мамочка, спасенная от дистрофии медперсоналом, накормила меня первым супом за всю блокаду, сваренным из селедочных голов и картофельной шелухи. Вскоре меня вывезли на Большую землю. На берегу нас встретили колхозники, дали самое главное для нас – хлеб. Сбылась моя мечта – в день рождения я просила маму подарить буханку хлеба. Нас обнимали, и от счастья мы плакали. Потом накормили настоящими щами, в них даже мясо было. Солдаты натянули плащевые палатки, составили кровати, затопили буржуйку, мы спали без матрасов и были счастливы. Вскоре началась моя дорога на фронт. Война продолжалась. Кто пережил блокаду, никогда ее не забудет.

Ника Николаевна МИРОНОВА,

жительница Твери

8

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию