21 Февраля 2017
$58.1
61.7
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО: «Я не хочу остаться автором «Дозоров»

Сборы от очередного российского блокбастера «Дневной дозор» подобрались к цифре тридцать миллионов долларов, побив при этом все мыслимые и немыслимые рекорды. «Дозоромания», охватившая все постсоветское пространство, перешагнула границы и добралась до голливудских холмов - теперь версию кинохита собираются ставить на «Фабрике грез».

Сборы от очередного российского блокбастера «Дневной дозор» подобрались к цифре тридцать миллионов долларов, побив при этом все мыслимые и немыслимые рекорды. «Дозоромания», охватившая все постсоветское пространство, перешагнула границы и добралась до голливудских холмов - теперь версию кинохита собираются ставить на «Фабрике грез». А заварил всю эту кашу писатель-фантаст Сергей Лукьяненко, который однажды взял и придумал Гесера, Завулона, Антона Городецкого и всяких прочих «Темных», «Светлых» и иных. И стал в одночасье знаменитым.

- Сергей, вы ожидали, что ваши романы о «Дозорах» получат такое продолжение и ваши книги станут пользоваться такой бешеной популярностью?

- Нет, конечно. Никто не мог это прогнозировать - ни я, когда писал, ни издатели, когда издавали, ни даже Первый канал, когда стал снимать фильм. То есть надежды, конечно, какие-то на успех были, на какие-то небольшие рекорды, но, разумеется, никто не думал о таких масштабах. Вы знаете, если бы успех можно было заранее прогнозировать, то издатели выпускали бы исключительно только бестселлеры. Появление какого-то очередного мирового хита не прогнозируемо, это каждый раз происходит по каким-то неведомым законам. Какая-то новая книга задает новый тон. Выходит, скажем, «Гарри Поттер» - после этого по всему миру начинается волна книг про детей, которые обучаются магии. Потом выходит «Код да Винчи», которая пользуется феноменальным успехом - начинается волна книг про разгадывание всяких древних загадок, зашифрованных в картинах и т. д.

- Вся эта история о «Дозорах» - это для вас философская притча о мироустройстве или просто фантастическая сказка?

- Ну, больше сказка, может быть, с элементами притчи. Я не стремился таким образом высказать свои представления о мире и вообще не считаю «Дозоры» своими лучшими книжками. Да, они стали самыми популярными, так случилось. Но меня больше радует, когда в свет выходят какие-то мои новые вещи, переводятся, экранизируются - это гораздо любопытнее, потому что я не хочу остаться автором «Дозоров».

- Какой фильм вам больше понравился - первый или второй?

- Второй, конечно. Он более цельный, органичный. И потом после успеха «Ночного дозора» интерес к проекту увеличился, соответственно увеличилось и финансирование, стало возможным добавить какие-то эффекты. Причем добавить их в нужное место, а не по принципу - мы сумели это сделать, давайте куда-нибудь вставим. Здесь весь видеоряд драматургически обусловлен.

- Антон Городецкий в исполнении Хабенского соответствует вашим представлениям об этом герое?

- Вы знаете, не совсем. В главной роли писатель всегда в той или иной мере выводит себя. Это, конечно, не значит, что я - Антон Городецкий, а Антон Городецкий - это я. Это такой интеллигент, которого призвали спецслужбы и заставили делать грязные дела, поэтому он переживает, нервничает и непрерывно рефлексирует. Но трагизм героя, который сыграл Константин Хабенский, был еще более усилен - в фильме Городецкий более нервный, более рефлексирующий, к тому же он стал таким «запойным». Так что книжному образу он не соответствует.

- Вы сыграли в одном из эпизодов «Дневного дозора». Как вы себя ощущали в качестве актера?

- Это очень познавательно, но довольно тяжело, потому что эпизод, который идет на экране 10 секунд (вначале, правда, он занимал секунд 30-40, но потом был сокращен) снимался целый день - с утра и до позднего вечера. То есть было множество дублей под разными углами, с разных сторон. Все снималось на самом деле летом, а действие фильма происходит зимой, и окна должны были быть затянуты льдом, поэтому их сначала покрыли какой-то специальной гадостью, а потом поставили прожекторы, которые создавали иллюзию яркого дневного света.

- Вы были на премьере фильма «Дневной дозор», который проходил прямо в новогоднюю ночь?

- Я выпросил довольно много билетов на эту премьеру и подарил их друзьям, но сам не пошел. Меня не пустила жена, потому что у нас не получилось договориться с няней для ребенка. Ну а идти одному и оставлять жену в новогоднюю ночь - свинство! И я решил, что «Дневной дозор» мы посмотрим сами.

- Сейчас вместо всяких «Чамскрабберов» и т.п. у наших подростков появились свои доморощенные компьютерные игрушки на тему «Дозоров» - это хорошо или плохо?

- Меня это радует - редкий пример, когда продвижение продукта осуществляется в комплексе - появляется книга, за ней фильм, потом игры, майки, фонарики и прочие сувениры. Нам, кстати, не помешало бы поучиться этому у Голливуда. Я не какой-то там фанатеющий человек, но я, например, люблю сериал «Симпсоны» и с огромным удовольствием покупаю повсюду трусы, футболки, носки, постельное белье с симпсонами. Это, конечно, может показаться смешным, но это мои любимые персонажи, и мне хочется, чтобы они везде меня окружали. Так что, по- хорошему, в магазине должны еще продаваться и фигурки Дозорных - «темных» и «светлых», с фонариками, которые зажигались бы у них в руках.

- На афишах «Дневного дозора» внизу написано: «Детям до 12 лет просмотр без сопровождения родителей воспрещен». Почему без родителей нельзя, а с ними можно - фильм не детишек, мягко говоря?

- Это международная практика, западный такой подход. В фильме есть несколько эротических сцен, несколько жестоких, и родители должны сами принять решение, позволить своему ребенку смотреть это или нет. Поэтому только в сопровождении родителей.

- Как вы обычно работаете - кофе, трубка, музыка?

- Кофе, но от трубки сейчас, конечно, отказался, потому что у меня маленький ребенок. И музыка - достаточно громкая, создающая звуковой фон.

- А какая музыка?

- Рок-группы, с хорошими текстами - «Пикник», «Зимовье зверей». Иногда что-нибудь старенькое - «Аквариум», «Алиса»...

- Вы пишете на компьютере, а не боитесь, что мозги электронного друга могут подкачать?

- Когда-то я писал на бумаге ручкой, на пишущей машинке, потом перешел на компьютер и назад уже как-то не тянет. Ну, для того чтобы он не подвел, надо копировать и сохранять всю информацию. У меня была ситуация, когда я чуть не потерял почти дописанный «Лабиринт отражений» - полетело программное обеспечение, и чуть не исчезла одна-единственная версия романа, но друзья-компьютерщики с трудом спасли его. А книга как раз о компьютерах, о виртуальности, то есть получается, что они выручили своих коллег - персонажей. Для меня это был некий знак - роман чуть было не погиб, а потом спасен.

- Что пишете сейчас?

- Сейчас я пишу такую сказочную фантастику, ироническую, о приключениях молодого герцога в изгнании, который пытается вернуть себе трон и наказать виновных - такой средневековый мир с суровыми особенностями. Но я поймал какой-то неожиданный для себя язык, который позволяет все эти мрачные вещи рассказывать довольно весело. Названия у нее пока еще нет.

- А сколько вам нужно времени на одну книгу?

- По-разному. «Последний Дозор» я написал за 40 дней. Но это просто был некий спор с самим собой. Я довольно долго писал предыдущую книгу и, услышав какие-то реплики от читателей, что вот Лукьяненко совсем обленился и так далее, разозлился и решил доказать всем и себе прежде всего, что еще умею быстро писать. Это, конечно, были очень тяжелые дни, включая всю мою семью - потому что с утра и до вечера я сидел и только работал, нельзя было меня трогать, жене приходилось справляться с ребенком и собаками одной. Но роман был написан. Ну а максимальный срок - бывает, что книга пишется год, бывает, больше. Но, в принципе, я стараюсь в год выпускать где-то две книги, для меня это достаточно нормальный, не потогонный режим.

- Вы очень долго прожили в Казахстане, восточный менталитет как-то повлиял на ваше мировоззрение?

- Ну, наверное. Алма-Ата - это не совсем уж такая глухая Азия, но это все-таки страна восточная, что-то отложилось, осталось где-то в сознании.

- Вам, наверное, было проще найти общий язык с Тимуром Бекмамбетовым, он тоже родился в Казахстане?

- Да, контакт с ним мы нашли очень быстро. Ну, знаете, случается порой, если сценарист еще и автор книги, по которой произведение будет сниматься, то они с режиссером зачастую становятся едва ли не злейшими врагами. Потому что режиссер отстаивает свою линию, сценарист - свою, и в результате все не довольны. У нас такого не было.

- На родине часто бываете? Чувствуется заграница?

- Вот совсем недавно я впервые за девять лет побывал в Алма-Ате и почувствовал, как все изменилось. Это всегда был очень европеизированный город, в большей мере русский. Сейчас же его русское население составляет процентов двадцать, остальные уехали, а на их место прибывают жители в основном из сельской провинции, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

- У вас в Алма-Ате остались друзья?

- Некоторые друзья остались, но большая часть разъехалась - кто в Москву, в Питер, кто в США, Канаду, Австралию. Самый большой «исход» был где-то лет 10 назад, когда и мы уехали. Страна вроде бы вполне живая, с достаточно бодрой экономикой, но русское население все равно не видит для себя какого-то позитивного будущего и стремится уехать. Это при том, что казахи никогда не были ярыми националистами и правительство придерживается очень дружественной политики. Но все меняется, и из европейского государства Казахстан постепенно превращается все-таки в азиатскую, пусть и очень продвинутую страну.

- Действие всех «Дозоров» происходит в Москве, и очень много каких-то узнаваемых мест, характерных черт. Вас так впечатлил переезд сюда?

- Наверное, какие-то вещи со стороны только что приехавшего провинциала как-то более заметны. Например, меня поразили московские дворы, вернее, их отсутствие. Я все-таки вырос на юге, и там двор - непременная принадлежность дома, место, где встречаются жильцы, где играют дети, где просто своя какая-то территория, жизнь. Потом - метро: такая территория вне времени и пространства, вне всего. Когда я еще жил в Алма-Ате и только приезжал в Москву где-то с интервалом в год-полгода, каждый раз, когда заходил в метро, у меня было ощущение того, что я никуда не уезжал. Еще у меня в «Дозорах» присутствуют незарегистрированные вампиры - тоже такое неотъемлемое свойство московской жизни. Ну а на самом деле сюда я переехал как-то очень легко. Мне как-то сразу понравился город и его ритм. С огромным удовольствием я окунулся во все это, врос, и у меня сразу появилось чувство, что это именно то самое правильное место, в котором я должен находиться, и менять его на что-то я не собираюсь.

- В детстве вы были хулиганом или отличником?

- Отличником, окончил школу с золотой медалью - все как положено, потом сразу в медицинский институт по стопам родителей.

- Во сколько лет вы написали свою первую книгу?

- Первый рассказ я написал, когда мне было лет 18. Первая книга вышла, когда набралось несколько рассказов, повестей, где-то, наверное, к 22 годам.

- Качество, которое Вам в себе нравится и не нравится?

- В первую очередь мне нравится в себе моя безмерная скромность (Смеется). Ну а если серьезно... Говорить о том, что нравится, что я книжки пишу, - это на самом деле дано мне свыше, тут нечем хвалиться. И вообще как-то хвалить себя неудобно. Вот что не нравится, так это моя лень. Я на самом деле очень ленивый - могу спокойно сидеть несколько дней, недель или месяцев, не работая, хотя мог бы за это время книжку написать. Не нравится, что я вспыльчивый человек - типичный овен по гороскопу, могу завестись, поругаться. С другой стороны, я быстро отхожу. Не нравится некая легкомысленность, расхлябанность, которые во мне присутствуют.

- Что вы никогда не смогли бы простить?

- Это, наверное, звучит достаточно банально, но я не могу простить предательства. Правда, предательство бывает разное - бывают ситуации, когда можно понять, бывает, когда нет. Я не могу простить, когда предают из-за страха, или жадности. Слава Богу, что в моей жизни это происходит редко.

- Сколько лет сыну?

- Артему нет еще двух лет.

- Какие сказки ему читаете на ночь?

- Пока не читаем, потому что маленький, хорошо засыпает и без сказок. Сказки ему читаем днем. Буду читать, наверное, те сказки, которые сам читал в детстве, - русские народные и классические, типа «Незнайки» и т.д.

- Он уже понимает, что папа известный писатель?

- Нет, он этого, конечно, пока не понимает. Единственное, когда он видит меня по телевизору, то очень удивляется, что я одновременно рядом и на экране.

- Ваша жена дает вам какие-то советы, принимает участие в вашем творчестве?

- Да, бывает. Вот, например, когда я дописывал «Последний дозор», то спросил Соню, уничтожить мне всех, чтобы больше никто не требовал писать продолжение, или оставить в живых. Она подумала и говорит: «Ты знаешь, неудобно получится: роман выйдет под Новый год, люди посмотрят фильм, потом радостно возьмут новую книжку, а там такой облом - все кончилось, всех уничтожили. Нет, не надо этого делать». Я внял ее доводам и оставил всех жить.

- У вас есть какой-то жизненный девиз или правило, которого вы придерживаетесь?

- Делай что должно - и будь что будет.

Беседу вела Раиса ВИВЧАРЕНКО

11

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В школах Твери ликвидируют вторую смену
В областной столице появится новая школа. Строительство начнется в этом году в рамках целевой программы «Содействие созданию в субъектах РФ новых мест в общеобразовательных организациях». Деньги уже выделены. Федеральный бюджет предоставляет субсидию, почти 276 миллионов рублей. Регион обеспечит софинансирование – более 349 млн.
20.02.201720:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию