16 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Делили, умножая зло

«За что?» - молчаливый вопрос висел в воздухе. Быть может, впервые сидевшим в зале суда невольно подумалось: лучше все раздать при жизни. До копейки, до нитки. Но ведь человек только предполагает.

«За что?» - молчаливый вопрос висел в воздухе. Быть может, впервые сидевшим в зале суда невольно подумалось: лучше все раздать при жизни. До копейки, до нитки. Но ведь человек только предполагает.

Дело слушалось года три назад. И о нем не трубила пресса. В зале не было посторонних, только родственники. Уже так называемые.

В зале суда немолодые дети делили наследство.

Шпаги ненависти скрестили на вид добропорядочные граждане. Азарт сторон смущал молодого судью, он просил не оскорблять друг друга. Но где там…

Дом в пригороде Твери по весне, как корабль, утопал в море сирени. Отец строил на века, высокая крыша, глазастые окна.

Серьезно заболев, просил: «Не поганьте дом раздором».

Семья была не из богатых. Но в доме тепло, уют, простор. Родительские годы катились под гору, дети выучились, должности заняли. Пусть небольшие, но надежные - кто зав., кто зам.

По весне, отметив 80 лет, скоропостижно умирает отец, а через три месяца уходит и мама. Но эти сто последних дней болезни открыли страшную тайну: дочери с трудом терпели ее немощь. И ластились, когда получали то отрез, то колечко золотое. Сноха и сын бывали нечасто. Приносили шоколадку и пачку сока. Но приходила сноха, оказывается, не зря. Она ждала своего часа. Задолго до похорон тайком она переписала все имущество свекрови. Вплоть до алюминиевой ложки. И указала расценки. Теперь она была уверена в победе: делить, так делить.

Сестры тоже не оплошали. Они доказывали, что еще до подписания завещания мама была не в себе. Невменяема. Вот так.

Соседки, мамины подружки, нарушили планы. Непривычные к судебным процедурам, они в сердцах только и могли сказать: «Да как вам, девчата, не совестно?! До самого смертного часа ваша матушка в разуме была».

Но немолодые девчата боролись как умели. Теперь в ход пошла новая версия. Якобы отец перед смертью позвал сына и сказал: «После нас не крошите дом. Вот тебе половина цены, мы накопили. А дом дочерям под дачу пусть идет».

Конечно же, никакой расписки никто никому не давал.

Суд отложили. Адвокаты со стороны дочерей настаивали на запросе все новых и новых документов. Вплоть до посмертной судебно-медицинской экспертизы дееспособности мамы на момент подписания завещания.

Как же страдала, наверное, родительская душа, как мучилась и металась в те дни!

Признаюсь, так и не узнала, кто же победил. Ни за кого не рада.

Уверена, судьи расскажут сюжеты пожестче. В наш век делить любят, и не только посмертно.

Как правило, дела эти длятся не один год, обрастая все новым злом. Как, например, это.

Жили-были две сестры и мама. Вместе старели, только мама с каждым годом все безнадежнее. Вот уж и руки-ноги не слушаются, глаза слепнут. А тут и память стала подводить. Одна дочек вытянула. Согнулась, сгорбилась, но дюжила из последних сил ради детей. Так и осталась одна в глухой деревеньке. Теперь сестры наперебой доказывают, кто чаще ездил да тяжелее сумки туда возил. Но этой старушке товарки завидовали: нам бы такую старость.

В какой-то день одной из сестер пришла мысль: нынче дома в цене, москвичи могут неплохо дать. А тут и покупатель сыскался, да не один. Другую сестрицу ввела в скандал, а та, ни в чем не нуждавшаяся теперь, в сердцах возьми да и скажи: живите как хотите. Ну и прекрасно! В неделю все оформили. Сгреб зятек старушку, как куклу, посадил в машину. Мать в беспамятстве поставила на готовой бумаге закорючку.

Сделка состоялась. Денежки расторопная дочка присвоила. Куда же теперь маму? Да пусть пока здесь и живет, в доме своем. За сторожа.

А мама не понимала, что у нее больше нет своего угла. Бедную старушку никто и не собирался отсюда увозить, она так и продолжала чувствовать себя хозяйкой в своем доме. В ее пораженном сознании никак не укладывалось: как это чужая москвичка в ее доме хочет менять рамы? Все вырывала из рук и бросала в подпол: мое, мое, мое!..

Обманом увезли ее к разбогатевшей дочери. Старушка там сидела взаперти, как в клетке. Не могла, не имела права подойти к плите согреть чайку. С утра до вечера шептала: «Хочу домой, домой увезите». А вечером она оказывалась лишней для всех, мешала своими старушечьими слезами.

Второй год идет тяжба. Владельцы дома и алчная дочка на суд не приходят. Прячутся по очереди за справками и бюллетенями. Да и то сказать: москвичи обжились в деревне и лишаться дома не намерены.

Так окончательно распалась семья, врагами навсегда стали сестры. А ведь у них дети и внуки. Теперь целый род пропитан враждой. Алчность обескровила большую семью. Ведь недаром говорится: свой своему поневоле друг. Чувство родного плеча, привязанностей (бабушка - внук, тетка - племянники), и есть особая психологическая атмосфера тепла и надежности.

Наследное богатство искушает многих. Оказывается, редким редко раздел дома бывает мирным. Чем это объяснить? Скорее всего состоянием нашей нравственности, нищетой духа. И посмертные тяжбы нельзя объяснять ни бедностью, ни страхом, что завтра не на что будет жить. Ведь по большому счету стариков наших давным-давно разорило государство. Все, что накопили-насобирали, съели дефолты-реформы да лекарства.

В памяти немало горестных историй. А из достойных пока одна. После смерти бабушки дом в Твери достался… внучке от приемной дочери. Так решил род, в котором две сестры и три брата, и большая юная поросль внуков.

Оказывается, у неродной-родной внучки появился хороший парень-сирота, и дядья и тетки сказали: «Живите здесь на счастье. Нам ничего не надо».

Но поистине печаль в познании. В одном из судов видела документы: вполне зажиточная женщина претендовала на 1/8 родительского дома, в котором жил ее брат-инвалид.

Таковы мы, Господи! Но все же как уберечься от разрушительного, унижающего дележа-раздора? Не сочтите за банальность, посоветуйтесь с юристом и батюшкой.

Один подскажет законы для вещной жизни, другой - для вечной.

Надежда СЕМЕНОВА

34

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость