21 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Яна Чурикова: "Фабрика" - моя программа, клоны - нет!

Раньше Яну Чурикову во всех интервью спрашивали: а не мамой ли вам приходится знаменитая актриса Инна Чурикова? Уж очень хотелось журналистам найти подтверждение своей догадке: ну, этой точно родители протежировали...

Раньше Яну Чурикову во всех интервью спрашивали: а не мамой ли вам приходится знаменитая актриса Инна Чурикова? Уж очень хотелось журналистам найти подтверждение своей догадке: ну, этой точно родители протежировали! И очень разочаровывались, когда узнавали, что это не так.

Яна - совершенно самостоятельная творческая личность. Во всяком случае в эфире ее ни с кем не спутаешь. Темперамент и ирония выплескиваются из Чуриковой-телеведущей как из кратера вулкана. И даже «Фабрика», которая пыталась сделать ее строже, суше и серьезнее, ничего не смогла сделать.

- Яна! Первый вопрос, который интересует наших читателей: чем вы сейчас занимаетесь?

- Я сейчас сценарист. С группой товарищей, близких мне по духу, мы снимаем документальные фильмы.

- А подробнее?

- Я работаю с двумя командами. Одна - это голландцы, они снимают о животных, о людях, что-то типа… для телеканала «Дискавери» или Animal planet. А вторая моя группа - местная. Она не принадлежит ни одному из каналов.

- Какова ваша роль на этих проектах?

- Это плод коллективного творчества, поэтому я не могу педалировать мое пребывание в кадре. Я не ведущая в прямом смысле этого слова, а narrator, как это называется в западных проектах. Я бываю в кадре только тогда, когда непосредственно присутствую на месте съемок, и это оправданно.

- Будет ли следующая «Фабрика звезд» и когда?

- В этом сезоне уже нет. Ходили слухи про февраль…

- Февраль же входит в этот сезон?

- Телевизионный год «рваный» - сначала сентябрь, потом Новый год, и все умирают на некоторое время. Потом февраль, все восстают из пепла, чтобы летом снова умереть.

- Поступают ли предложения с других каналов?

- Поскольку все знают, что я работаю на Первом, ни у одного здравомыслящего представителя другого канала не возникло идеи предложить мне что-либо. Хотя предложения все же были, но не могу сказать, что они меня порадовали. В основном они были связаны с шоу-бизнесом. Но это не есть то, к чему я стремлюсь. Если вести, то что-то качественно другое. Принципиально. Если это какое-то предложение, ради которого стоит все бросить и уйти, то - да. Но пока ничего похожего не произошло.

- А к чему вы стремитесь - к какому-то очень интересному разовому проекту или к чему-то постоянному, на каждый день?

- Когда твое лицо мелькает на экране каждый день, то это утомительно. Исключительно из соображений энергоотдачи. Ты отдаешь-отдаешь, а назад абсолютно никакого возврата нет. Но когда ты видишь перед собой зрителей, когда ты знаешь, что тебя смотрят миллионы и есть все-таки какой-то энергетический контакт, - это уже другое ощущение.

- И все-таки, что предпочтительнее?

- Для меня все важно. Но если говорить о профессии, то сейчас для меня предпочтительнее сидеть и не высовываться. Я хочу немножко содрать с себя «фабричный» лейбл, который приклеился ко мне помимо моей воли. Когда человек что-то долго ведет, его начинают ассоциировать только с этим проектом. И все - смерть. Именно поэтому я не приняла ни одного предложения из тех, что поступали. Было то же самое. А зачем делать то же самое?

- Но от «Фабрики» вы же не откажетесь?

- Нет. «Фабрика» - это моя программа. Но какие-то клоны - нет.

- Ваш стиль в повседневной жизни и на экране как-то различаются?

- Я в быту резко отличаюсь от экранного образа. Картинка в телике - это не всегда плод моего отношения к себе в визуальном плане. Когда мне удается побороть стилиста, тогда я себя чувствую комфортно. А когда стилист одерживает верх - нет. Поэтому предлагаю искоренить профессию стилиста на телевидении, как таковую. И если это случится, то я буду очень рада, и даже готова возглавить движение «убийц стилистов».

- Вы наблюдаете за тем, что происходит сейчас на музыкальных телеканалах?

- Ностальгия по MTV касается всех, кто когда-либо там работал. Особенно тех, кто работал в самом начале его создания, когда был запуск, когда был энтузиазм и горящие глаза, ночи монтажей, недосыпания, жизнь на работе, и только на ней. Та формация, конечно, тоскует по MTV. Сейчас, когда канал стоит уже на более коммерческих рельсах, уже не чувствуется того, что было в самом начале работы. Но все равно я радуюсь успехам бывших коллег. Нас набрали, вчерашних студентов, и сказали: «Ребята, вот вам время - творите, что хотите». Я не думаю, что сейчас найдется такой же канал и такая же ситуация, при которой люди, не умеющие ничего, будут предоставлены своей собственной свободе. Сейчас все очень жестко - «мы берем тебя, и ты нам за эти деньги делаешь то-то». И никто из работодателей не позволит тебе учиться, а нам позволяли - по ходу дела. И мы платили благодарностью. Если у нас не получалось, мы переделывали, у нас была такая возможность, и доводили все до совершенства. Сейчас не университеты, сейчас все нормально - поставлено на коммерческие рельсы.

- Яна, куда двигается наше телевидение?

- Каждый раз, когда я подхожу к Останкино, я вижу там кучу новых лиц и думаю: «О, прекрасно! Замечательно!» А потом, когда сталкиваюсь с проблемой, что нужен монтажер, редактор, кто-то еще - никого нет. По моим ощущениям сейчас идет какой-то устаканивающийся период, когда финансовые потоки уже приблизительно распределились, все уже поняли, кто на чем и кто сколько. Но когда-то уже должен начаться переход количества в качество. Вот сейчас уже много всего, и нужно понять, чем качественно заполнять эфир. Меня просто берут завидки, когда я смотрю титры зарубежных, к примеру, документальных программ - там же прописано человек сто в конце, а то и больше. И это на одну получасовую передачу. А у нас человек восемь от силы. Это бюджет, но это еще и подход работодателей и заказчика. Если ты хочешь, чтобы у тебя в эфире все было красиво, то, будь добр, обеспечь технический минимум. Ниже этого мы не прыгнем. Ниже - будет только хуже. А у нас традиция, идущая еще от советских времен, - НЕЗАМЕНИМЫХ НЕТ. Мы сейчас тебя уволим и найдем человека, который будет работать за три копейки и делать то же самое. А потом понимают, что он не может, его надо учить. И от этого очень сильно страдает программный процесс. Видимо, большинству наших телевизионных начальников надо перестраиваться на другой лад.

- Сейчас многие каналы становятся похожи на таблоиды. Как вы к этому относитесь?

- «Желтизна» - это нормальный симптом развивающегося рынка. Всем же хочется рейтинга. А рейтинг, как показывают все опросы и исследования рынка, можно заработать исключительно на «желтизне». Но как только это начинает происходить, все начинают сразу орать: «А что это вы нам показываете? Вы показываете какую-то порнографию! Покажите нам такое, за чем мы будем тянуться». И тогда канал начинает балансировать. Если ему это удается - то есть интеллектуальное кино показать и вовремя остановиться у черты, за которой начинается порно, то он становится успешным. У нас уже есть и каналы, и люди, и показательные ситуации, когда и стиль выдержан, и красиво смотрится, и рейтинги высокие. Многие телевизионщики, киношники уже понимают, где это самое оно - тот самый хит, который понятен всем и в то же время не тупой, а хватающий, заставляющий думать, чувствовать, а не покорно сидеть у телевизора.

- Кто из ведущих или дикторов является для вас образцом для подражания?

- Я не знаю, на кого мне хочется быть похожей. Мне просто нравятся некоторые люди и то, как они работают в эфире. Петр Марченко, например, сейчас он, к сожалению, уже не в кадре. У него такая простая отстраненная манера «новостника» - идеальный формат BBC или CNN. В тех рамках, в которых ему позволительно это делать.

- А как вы относитесь к Михаилу Осокину?

- И Михаил Осокин, и Татьяна Миткова, и Светлана Сорокина, и Александр Гурнов - они для меня все люди формации TSN. В свое время это был прорыв на телевидении. Они для меня герои, легенды. Владимир Соловьев хорош (авт. - «К барьеру», НТВ), приятно наблюдать, когда он на месте. Иногда перегибает палку, самоупивается. Но мужчинам это простительно. Они очень рано начинают ловить кайф от себя красивых, любимых, умных и успешных. Это нормально - я делаю скидку. Этого, кстати, нет у Владимира Познера. Момент самолюбования у него не выпирает, если даже и присутствует. Это просто синоним профессионализма. Он произвел на меня глубочайшее впечатление, когда мы еще детьми приходили на его программу «Мы». Он замечательный, звезда. Но… По этому поводу у меня есть одно замечание. Мы можем сколько угодно ругать Соединенные Штаты и прочие страны, но вы просто посмотрите - сколько там каналов и сколько там ведущих! И все они хорошие - крепкие, средние. И уже на их фоне выделяются гениальные. У нас все наоборот. Есть несколько мега-звезд - и все. Это неправильно. Надо готовить кадры на смену. Наши руководители ни на одном канале об этом не думают. Когда припекает, они хватаются за актеров. Но это две совершенно разные профессии. Я работала с актерами и видела это в эфире. Поначалу это может быть хорошо для рейтинга. Но актер не всегда может вырулить ситуацию, он не всегда чувствует аудиторию. Он по-другому заточен, он настроен на себя - как он здесь красиво смотрится.

- Говорят, вы в свое время играли в какой-то музыкальной группе? Поддерживаете отношения, дружите сейчас?

- Ну, как мы можем дружить, если группа распалась? Она называлась «Сказки для взрослых». Это был секстет, я была на вокале. Половина группы - журналисты. Сейчас один из них - Роман Волобуев - кинокритик «Афиши». Алексей Мунипов одно время работал в «Известиях», сейчас не знаю где. Очень достойно пели, но мы расстались после того, как во время одного из концертов, а это был уже второй концерт за вечер и все были очень не трезвы, никто не попал ни в одну ноту. И я заявила после выступления, что они не умеют играть и устроили просто какой-то позор. На что мне ответили: «А ты, Чурикова, петь не умеешь!». А я сказала: «Ах, так!» В общем, мы расстались. Группа распалась, и с тех пор мы как-то так холодно общаемся. Они даже рассказывают, что я хотела примазаться к их славе. Очень такая «трогательная» история.

- На балалайке сбацать можете?

- Нет.

- А на чем?

- У меня со струнными дружбы нет. Я только клавишные воспринимаю.

- А исполняли когда-нибудь частушки?

- Была такая программа авторского телевидения «Эх, Семеновна!», я могла себе позволить петь частушки только в формате этой программы. Еще… Год назад одна моя хорошая подруга нарыла где-то сборник народных частушек - я получила огромное удовольствие от их чтения. Каждое второе слово там нецензурное.

- Про телевизионщиков знаете анекдоты?

- Ну, самый ходовой… Слепой оператор выстраивает картинку, слепой художник выставляет свет, глухой звукорежиссер пишет звук, а тупой режиссер говорит: «А мне нравится!»

Специально для «ТЖ» Беседу вел Евгений ГЛУХОВЦЕВ

60

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию