20 Января 2017
$59.35
63.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Эксгумация

Загадочное убийство произошло в Западной Двине чуть больше месяца назад. В 150 метрах от трассы Москва - Балтия недалеко от деревни Семеновское в своей машине двумя выстрелами в упор из обреза был убит гражданин Германии

Загадочное убийство произошло в Западной Двине чуть больше месяца назад. В 150 метрах от трассы Москва - Балтия недалеко от деревни Семеновское в своей машине двумя выстрелами в упор из обреза был убит гражданин Германии. Через два дня после захоронения его на нелидовском кладбище, 22 августа, за телом приехали родственники.

Необычный звонок

Информация об этом происшествии прошла в некоторых июльских СМИ короткой строкой. Никаких подробностей, обычная сухая сводка…

18 августа в «ТЖ» раздался телефонный звонок из Германии. Женщина, представившаяся Ольгой, дрожащим голосом сбивчиво пыталась объяснить, что 20 июля ее брат Петр выехал из Германии, из Бремена, в Россию. Но ни до Смоленска, ни тем более Волгограда он не доехал. Его убили где-то в Тверской области, в Западной Двине, 22 июля и уже похоронили в Нелидове. Названия наших населенных пунктов, по всему было видно, ей незнакомы. Что произошло, ни она, ни семья Петра не знали. Им было известно лишь то, что сообщил полицейский, который пришел к ним 17 июля с бумагой из Интерпола. Но куда звонить? Никаких телефонных номеров в документе указано не было. Содержание его толком не смогли понять, потому что переводился документ дважды: с русского на английский и с английского на немецкий. В результате, возможно, потерялись важные сведения.

«Мы позвонили в правовой отдел германского посольства в Москве, - продолжала в трубку Ольга, перебиваясь с русского на немецкий. - Там нам сказали, что ничем помочь не могут… Предложили, если нужно, нанять их адвоката за 300 долларов в час и выехать нам самим в Западную Двину. Мы растерялись, просто не знали, куда ехать, как добраться… И тогда, просто от беспомощности, я залезла в Интернет. Вдруг найду этот город? Совершенно случайно на одном из сайтов обнаружила данные вашей газеты, выписала телефон отдела расследований. Хоть маленький, но шанс…» Ольга на какое-то мгновенье замолчала и, уже не сдерживая слез, добавила: «Может быть, вы поможете?.. Больше нет никакой надежды. В мае отца схоронили, теперь брат…».

От ОВД до Интерпола

Дав Ольге необходимые номера телефонов, звоню в Западнодвинский ОВД. Трубку взял начальник Петр Егорович Жуков. Оказалось, и милиция, и прокуратура сбились с ног в поисках родственников Петра Петрова, которые могли бы хоть что-то прояснить. Версии, конечно, есть, но все равно что-то не срастается. Нет ни одного очевидца. Из машины пропали, как удалось выяснить следствию, 2300 евро, задекларированные на прибалтийской таможне. Предположение, что преступник мог вести иномарку с границы, отпало практически сразу: маловероятно, что он стал бы пачкать руки из-за столь незначительной суммы. Если это было ограбление, странно, что бандиты не взяли мобильный телефон, ксерокс, толстенную золотую цепь с крестиком, шикарный перстень. Может быть, пропало нечто более ценное? Информация, например? Но это могла знать только жена, которая собирала Петра в дорогу.

Сразу же после возбуждения уголовного дела прокуратура направила запрос в Интерпол, но по непонятной причине времени на установление адреса погибшего ушло много. Даже несмотря на наличие при убитом абсолютно всех документов, удостоверяющих личность. Что тормозило работу столь солидной организации, трудно сказать.

Тайна записной книжки

24 августа Ольга, вдова Петра, дочь Татьяна, друзья и родственники из Смоленска и Волгограда приехали в Западную Двину. Старший следователь прокуратуры Владимир Корсаков ждал их с самого утра с уже готовыми документами, в том числе на эксгумацию и вывоз тела. Но сначала семью ждал долгий разговор и выяснение подробностей. Вопросов накопилось у обеих сторон, естественно, очень много. И первый (чего Лиля совсем не могла понять) - почему ей ничего не сообщили об убийстве Петра. Ведь у него всегда была с собой записная книжка со всеми адресами и телефонами. Вот как раз ее-то при убитом и не оказалось. Записная книжка исчезла. Кому могла понадобиться хранящаяся в ней информация?..

Выяснилось также, что Петров выехал из Бремена 20 июля. Хотел сделать сюрприз на пятидесятилетие волгоградскому другу - появиться на пороге внезапно с ксероксом в подарок. Но прежде он решил навестить двоюродного брата в Смоленске. Он никогда не ездил к нему через Западную Двину. Никогда нигде не останавливался на отдых. 36 часов за рулем в жару, конечно, тяжко, но он, наученный горьким опытом путешествия по российским просторам, придерживался именно такого правила и избегал незнакомых мест. Случался рэкет на дороге, были попытки отобрать машину… До сих пор все заканчивалось относительно благополучно: иногда отделывался от бандитов деньгами, а бывало, до упора вдавливая педаль газа, убегал на своем далеко уже не новом, но быстром «опеле». Приезжая к родным в Смоленск или в Волгоград, Петр всегда отзванивался Лилии либо Ольге. Что его привело на чужую и совсем незнакомую землю? Зачем съехал с трассы? Была ли случайной встреча с убийцей?

Убийство под настрение?

В прошлом году в Западнодвинском районе было совершено девять особо тяжких преступлений - раскрыты все. С начала этого года, то есть за семь с половиной месяцев, - 12. Девять из них - убийства. На сегодняшний момент не раскрыто только два: бабки-самогонщицы и Петрова. «Непонятное убийство», - признался Владимир Корсаков, говоря о последнем. Действительно, что заставило опытного водителя отдыхать в чистом поле, в совершенно безлюдном и незнакомом месте, если до ближайшего мотеля оставалось 10 минут езды? Он же наверняка видел указатель.

Обнаружили труп Петрова охотники. Преступник стрелял через боковое стекло машины, практически в упор. Причем дважды - в голову и сердце. Хотя каждый в отдельности выстрел не давал шанса выжить. Спинка водительского сиденья была откинута назад. Создавалось впечатление, что Петр действительно отдыхал. Выходит, негодяй стрелял в спящего? Никаких следов борьбы. Только разбросаны по салону вещи, выпотрошены сумки. И на сиденье рядом - виноград, килограмма два. Позже, после осмотра вещей, жена Лиля скажет, что все на месте, ничего не пропало: «Виноград Петя очень любил и всегда брал его много в дорогу».

Кстати, поговаривают, что есть в той стороне, где зачем-то 21 июля остановился Петров, деревенька, обитатели которой отличаются буйным нравом и могут ни за что, просто так, под настроение, порешить любого. Можно, конечно, предположить и такое. Но опять возникает вопрос: почему взяли только деньги и записную книжку? Им-то она зачем? Словом, следствию предстоит найти ответы еще на множество вопросов. Прежде всего - на главный: кто убийца?

Такая работа

- Владимир Олегович, а когда будут эксгумировать? - спрашиваю старшего следователя прокуратуры. - Наверное, это дело не одного дня?

- Почему же не одного? Сейчас поедем, откопаем, - перебирая бумаги, спокойно, как бы между прочим, ответил Корсаков. Будто это в порядке вещей.

- Кто? Вы сами?

- Да, а кто же будет этим заниматься? Еще ребята из милиции помогут. Друзей Петрова приехало много... Чуть бы раньше на пару дней нашлись родные, могли бы его еще из морга забрать. Мы не стали сразу хоронить, хотя имели право. Если труп не опознан, по закону его можно хранить до месяца в морге. Личность Петрова была сразу же установлена. И тем не менее мы решили подстраховаться - вдруг кто откликнется… И попросили поместить его в нелидовский морг, в котором через некоторое время испортился рефражиратор и почти перестал морозить. Труп обрабатывали формалином, но жара стояла такая, что и это не помогло. Ждать больше нельзя было. Пришлось временно захоронить на кладбище в Нелидове.

Дорога к гробу…

Трасса Москва - Балтия разбитая и узкая. За полчаса езды от Западной Двины до соседнего района встретилось пять фур, торчавших в кюветах, и с десяток машин, груженных лесом. Немецкие гости, с головой ушедшие в свое горе, не обращали внимания на плохие дороги. Никто из нас, ехавших на нелидовское кладбище, даже не представлял, что придется пережить. Лиля, Оля и Таня сидели на заднем сиденье «фольксвагена», прижавшись друг к другу и дрожа от нервного напряжения. Почти всю дорогу молчали. Только изредка то одна, то другая глотала валерьянку. Слез уже не было. «Мы, наверное, уже все выплакали», - сказала Лиля. Но это только казалось.

Эксгумация - не тот процесс, на который можно смотреть равнодушно, без замирания сердца. И не то зрелище, которое, описывая, можно смаковать. Сильных мужиков, которые откапывали гроб с полуразложившимся телом, пробивал пот. А копали все попеременно: друзья Петра, старший оперуполномоченный уголовного розыска майор милиции Сергей Маринин, техник-криминалист Валерий Агго и, конечно же, старший следователь Западнодвинской прокуратуры Владимир Корсаков, который в Чечне в 96-м и не такое видел.

Холодок пробегал по спине не от запаха, хотя он заполнил, казалось, все окружающее пространство и проник в каждую складку одежды, впитался в волосы. Наверняка каждый, видевший подобное, мысленно проводил параллель между жизнью и смертью. И становилось жутко. А что испытывали женщины и девочка-школьница, перед которыми лежал очень родной - отец, муж, брат? Нашлись у них еще слезы. Плакали тихо, чуть всхлипывая. Не было ни громких рыданий, ни причитаний. И теперь уже было непонятно, от чего больше плакали родные - от ужаса или от горя. Лиля, будто онемев, смотрела на происходившее. Но когда подняли крышку гроба для опознания, ее как током ударило. Она резко отвернулась и, закрыв лицо руками, вскрикнула: «Господи! Было бы легче, если бы он пропал без вести…» Опознавала Таня сама, маму не подпустила. Подходила к гробу несколько раз. «Я хочу видеть», - говорила она. Смотрела на отца не отводя глаз, прощаясь…

Хоронить Петра увезли на родину - в Волгоградскую область, в Петров Вал.

До настоящего времени ничто семью Петровых, поволжских немцев, с тверской землей не связывало. Мать Эмма Петровна - чистокровная немка, осталась с мужем в России. Дети уехали в Германию: Ольга - в Зиден, Петр - в Бремен. Обзавелись семьями. Трагедия невидимой нитью соединила наши города. Волей-неволей в памяти всех членов большой семьи Петровых останутся август 2005-го, Западная Двина, Нелидово… И холмик с номером на православном кресте.

Наталья РАЧЕНКОВА

42

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию