27 Июня 2017
$59
66.08
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Союз как возможность выбора

В среду в библиотеке Дома офицеров в рамках предъюбилейных мероприятий, посвященных пятилетию Тверского союза профессиональных литераторов (об этом «ТЖ» писала в 26 октября) состоялся «круглый стол», главной темой которого стала проблема писательства и современная литературная ситуация

В среду в библиотеке Дома офицеров в рамках предъюбилейных мероприятий, посвященных пятилетию Тверского союза профессиональных литераторов (об этом «ТЖ» писала в 26 октября) состоялся «круглый стол», главной темой которого стала проблема писательства и современная литературная ситуация.

На нем также были подведены итоги деятельности союза за пять лет. Сегодня «ТЖ» предлагает краткий отчет об этом «круглом столе», основными участниками которого были председатель ТСПЛ Марина Батасова и члены союза Михаил Строганов и Александр Сорочан. Начался разговор с естественного вопроса: кого считать профессиональным литератором, а кто таковым не является?

Михаил Строганов: Каждый, кто получает деньги за свою работу, тот и является профессионалом. Если использовать слово «профессия» безоценочно. В этом случае все литераторы, которые занимаются только литературой, - профессионалы. Наш союз называется так, потому что это на самом деле объединение профессиональных литераторов, свободное, независимое. Если Союз писателей России изначально существовал на дотации и только при этих условиях мог существовать, то Российский союз профессиональных литераторов возник как структура, не зависящая от так называемой кормушки. Это объединении людей, каждый из которых ищет пропитание сам.

Александр Сорочан: Я все-таки хотел бы перевести разговор с меркантильной плоскости в плоскость возвышенную, так как литература все-таки имеет дело с высшими материями. В чем отличие литератора от писателя? Писатель живет литературным трудом и зарабатывает этим деньги. Литератор тоже живет литературой, он не мыслит себя вне слова. И в этом смысле абсолютное погружение в слово в известном смысле и означает профессионализм. Мы имеем дело с феноменом вневременным - так было и в XIX веке, и в XX, и есть в XXI. Так что хотелось бы, чтобы союз оставался союзом профессиональных литераторов.

Марина Батасова: Александр упомянул о времени, поэтому логичным, думаю, будет напомнить, что Российский союз профессиональных литераторов возник на базе независимых литературных профсоюзов, которые существовали в 20-30-е годы. До середины 80-х годов действовали российские, московский, питерские профсоюзы. Потом их прикрыли, и несколько лет не было ничего до тех пор, пока московская и питерская организации не объединились и не создали общероссийскую структуру, которая теперь известна как Российский союз профессиональных литераторов.

Александр Сорочан: Да, и в этих объединениях всегда царила известная свобода, даже в советское время. Но я хотел бы отметить другое: вокруг союза создана целая микроструктура. Помимо премии «Золотая тыква», помимо литературных бесед в библиотеке имени Горького следует вспомнить еще и об издательстве, которое сложилось при союзе. Все вместе это создает уникальную жизненную среду, если хотите, для воспроизводства литературных кадров. Над этим надо задумываться серьезнее, потому как мы в нашем микрокосмосе уделяем больше внимания верхушке. И поэтому сталкиваемся с совершенным непрофессионализмом нижнего уровня, а в конечном итоге с профанацией литературы вообще. Мне кажется, надо думать о том, чтобы публичное представление литературной продукции высокого качества оказывало воздействие на более широкие массы.

Марина Батасова: Я категорически не согласна с вами, потому что литературные беседы «Серьезная словесность» изначально были рассчитаны на подготовленную аудиторию. На них приходили и приходят люди, которые понимают, например, литературоведческие термины (а их очень любит употреблять Александр Степанов), которые понимают, о чем идет речь. И я против того, чтобы эту планку опускать. Понимаю, что, для того чтобы родился Пушкин, надо двадцати тысячам бездарным поэтам писать стихи. Нужна среда, но она должна в большей степени оставаться средой.

Александр Сорочан: Я не говорю о том, что планку нужно понизить. Я говорю только о том, что мы должны учитывать: в среде, окружающей нас, может оказаться человек, который в литературе что-то понимает.

Марина Батасова: Вы говорите о «селекционной» работе - это правильно. Но у меня нет ни сил, ни времени, ни денег (а это тоже важно), чтобы заниматься поисками талантов в области. Если кто-то и находится, то случайно.

Михаил Строганов: Я не могу согласиться с изначальными установками. Я понимаю, конечно, что коль членство в нашем союзе невелико (двенадцать человек. - Е.П.), то организация получается замкнутой, элитарной. Но меня интересует другое. Я бы хотел сказать, что мы не должны говорить: раз нас меньше, значит, и качество у нас выше. В Тверском отделении Союза писателей очень много толковых, хороших писателей, так что общее процентное соотношение, если его подсчитать, будет такое же, как и в Тверском отделении Союза профессиональных литераторов России. Речь идет не о качестве каждого участника, а о качестве атмосферы. В чем можно увидеть преимущества нашего союза? В общей атмосфере: не нужно спорить, кому останутся деньги. Нет конфликта - и люди нормально работают, общаются друг с другом. Вот что важно. Это во-первых. А во-вторых, мы делаем ту же работу, которую ведут наши коллеги в «Горнице», во всех литературных объединениях Твери. Они делают ее по-другому, но каждый делает как умеет. И кому-то нужны именно эти объединения, и очень хорошо, что они существуют. Мне бы не хотелось, чтобы мы противопоставляли себя другим.

Александр Сорочан: Да, пирог делить не надо. Но отсутствие пирога подразумевает и отсутствие начинки - материальной поддержки со стороны официальных организаций. Этой помощи союзу в нынешнем виде не хватает, и не видно, что она могла бы быть. В данной ситуации нужно надеяться прежде всего на свои собственные силы.

Марина Батасова: По всей видимости, нужно говорить не о поддержке всего союза, а о поддержке проектов, которые мы предлагаем. Например, есть проект издания «Поэтическое наследие Твери», в нем планируется собрать стихи всех поэтов, когда-либо имевших отношение к Твери. Такое издание представило бы культурное наследие нашего региона и положительно сказалось на имидже области.

Реплика из зала: А вообще литература и поэты сейчас нужны? И кому?

Марина Батасова: Ситуация очень смешная: в Твери, по-моему, каждый второй пишет стихи. Они, может быть, книжек не читают, а стихи все равно пишут.

Михаил Строганов: А когда читали много? Читали всегда мало. Каким тиражом расходились сочинения Пушкина при жизни! Тираж этих изданий составлял 1700 экземпляров.

- А зачем издавать книги, если можно скачать все что угодно из Интернета и просто распечатать?

Александр Сорочан: Печатная книга и сетевая литература не отменяют друг друга - это параллельные вселенные. Печатная книга - феномен культуры. Человек, соприкасающийся с книгой, не просто читающий человек, это персонаж, вовлеченный в культуру, причем не сетевую. Ту же самую литературу, которую народ мог бы скачать из Интернета, он покупает в книжном магазине. И это не инерция, это существование человека в культурном пространстве, где книга занимает отдельную нишу. В советские времена книга была отдушиной, потом она стала символом процветания: в шкафах стояли книги с красивыми корешками. Сейчас книги так не ставят: библиотека сейчас выглядит принципиально иначе - гораздо более хаотично, менее презентабельно внешне. Дело в том, что ценность библиотеки состоит не в престиже или накоплении томов, а в том, что часть книжной культуры перенесена человеком в свой мир. Это не отменить никаким сетевикам, никакой виртуальной литературе. Что касается авторов, то можно быть одновременно и сетевым автором, и печатным, если угодно, можете называть их печатными авторами и непечатными.

«ТЖ»: Логично было бы спросить о современной критике. Есть ли у нее сейчас какие-то специфические задачи?

Михаил Строганов: Какие были задачи у литературы и у критики, такие и остались. Человек хочет рассказать о том, что он пережил, хочет поделиться с кем-то своим опытом - и все. Никаких других задач никогда не было. Меня вполне устраивает определение Бахтина: литература как форма и средство человеческого общения. Другой модели пока не придумано. Мне хочется рассказать другому о чем-то прочитанном, похвалить или поругать - этого вполне достаточно. Не надо, конечно, думать, что если ты чего-то напишешь, то все пойдут за тобой. Надо относиться к своей деятельности отстраненно, мягко говоря, и понимать: то, что ты говоришь, тебе интересно, но мир это не перевернет.

«ТЖ»: А можно ли под поэзию водку пить? Ответ на этот вопрос накануне обещала дать Марина Батасова.

Марина Батасова: Мне кажется, никакого противопоставления не было изначально. Например, эстетика русского романса предполагала и музыку, и выпивку.

Александр Сорочан: Однажды Яков Полонский, выходя из дома, споткнулся о пьяного мещанина. Тот от толчка проснулся и, нащупав под рукой гармошку, заорал: «В одной знакомой улице я помню старый дом». Полонский возмутился и сказал бывшему с ним: «И так сорок лет по десять раз на дню. Как я до сих пор не покончил с собой, не знаю!» Кому-то, может быть, и приятно, но самому поэту неприятно, когда под его поэзию пьют водку.

Марина Батасова: Мы, наверное, говорим не о том, приятно ли это автору, а о том, приятно ли это вообще, можно ли это делать.

Подводя итоги нашей встречи, хочется сказать, что за пять лет существования Тверской союз профессиональных литераторов имеет неплохие результаты. Джентльменский набор у нас уже есть: это и сам союз, и премия, и издательство. Осталось только дом отдыха открыть. А если серьезно, то главным сейчас будет именно селекция: надо больше внимания уделять поиску талантов в области. Будет, думаю, много интересных издательских проектов. Кроме того, мы будем выполнять свою главную задачу - создание максимально комфортных условий для людей пишущих, для развития их творчества.

Михаил Строганов: Сегодня мы оказались не во всем согласны друг с другом. И это правильно и интересно. Если говорить о союзе и о том, что он должен делать. Союз должен существовать. Наличие в Твери и области двух творческих союзов создает альтернативу для писателя - он может пойти или туда, или сюда. Он может получить премию «Золотая тыква» или премию Салтыкова-Щедрина. И для меня самое главное состоит в возможности выбора, а значит, постоянной игры, интриги.

Евгений ПЕТРЕНКО

19

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость