25 Июля 2017
$59.66
69.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Пятой графе вопреки

Мне было 16 лет, когда я впервые задумалась о пресловутой пятой графе. Пришло время получать паспорт, и моя мама пошла со мной в милицию, чтобы проследить, не впишут ли мне национальность отца. У отца, Роберта Хамеляйнен, в паспорте значилось «финн», и мама боялась, что аналогичная запись в моем паспорте очень затруднит мне жизнь

Мне было 16 лет, когда я впервые задумалась о пресловутой пятой графе. Пришло время получать паспорт, и моя мама пошла со мной в милицию, чтобы проследить, не впишут ли мне национальность отца. У отца, Роберта Хамеляйнен, в паспорте значилось «финн», и мама боялась, что аналогичная запись в моем паспорте очень затруднит мне жизнь.

Для таких опасений были основания: семья отца трижды подвергалась репрессиям исключительно из-за финской фамилии. Ему была закрыта дорога в Ленинград, точнее, исключена возможность жить и работать в этом городе. Хотя он не знал ни одного слова по-фински и всю жизнь был неистовым патриотом своей страны - Советского Союза.

Позже, встречаясь с другими людьми, имеющими финские корни, слышала похожие истории. В судьбах финнов-ингерманландцев, отразилось суровое время, пережитое нашими народами, и судьба всей многонациональной России. О некоторых семьях, живущих на территории Тверской области и объединившихся в финский культурный центр (Каттинен, Кирпу, Кяльвияйнен, Мухос, Хамеляйнен, Хирвонен), наш рассказ.

С советской стороны

Иногда русские называют Финляндию Россией, которую мы потеряли. С 1809 года в составе Российской империи было Великое княжество Финляндское. А когда в декабре 1917 года наша страна признала независимость бывшей северной окраины, каждая из стран пошла по своему пути. Но людские судьбы не так просто разделить.

До революции дед Александра Мухоса ловил рыбу на острове Рыбачий на Кольском полуострове. Богатыми дед Микко с бабушкой Хильдой не были, но жили дружно, трудились и не знали, какие испытания готовит им рок. После ленинского декрета часть полуострова отошла к Финляндии, часть - к России. Мухосы остались на российской стороне, хотя русского не знали. С большим трудом приспосабливались к новой жизни, а в 30-е годы деда арестовали по самой «популярной» в те годы статье - по обвинению в шпионаже. Хильда одна поднимала детей. Мать Александра - Сюльви, которую соседи называли по-русски Сима или Серафима, повзрослев, отправилась на заработки в Ленинград. Она, конечно, уже хорошо говорила по-русски, но не забывала и финский.

Семья Кяльвияйнен жила в Выборге и также после раздела осталась на российской стороне, хотя многие соседи тогда переехали на территорию Финляндии. Когда в воздухе запахло всеобщей подозрительностью, глава семьи Семен (Симон) не стал дожидаться арестов и репрессий - уехал в Среднюю Азию.

Но большинство русских семей с финскими фамилиями, проживавших на территории Ингерманландии (часть Ленинградской области), в войну попали под фашистскую оккупацию и были отправлены в Эстонию, потом в Финляндию на принудительные работы. Многие стали узниками концлагерей, в том числе лагеря в эстонском городе Клоога. По воспоминаниям, русские финны были практически в рабстве, выполняли самую тяжелую работу за скудную пищу. Такой участи подверглась семьи Каттинен, Кирпу, Хирвонен, Хамеляйнен. Причем отправлены были преимущественно женщины и дети, мужчины воевали и в финскую, и в Отечественную на фронте, защищая советскую Родину.

С Саймой Кирпу, к примеру (бабушкой Андрея Кирпу), в концлагерь попали семеро детей, двое вскоре умерли. Зато на так называемых принудительных работах в Финляндии к изгнанникам отношение было уже лучше. Да еще и судьба преподнесла подарок: муж Анти попал в плен и был отправлен тоже в Финляндию. Семья Кирпу объединилась, а вскоре родилась еще одна дочь. Кстати, именно знание финского спасло Анти Кирпу. Когда он попал в плен, его хотели расстрелять. Но он заговорил по-фински, и его помиловали.

С фронта вернулись не все. Андрей Каттинен был ранен и умер в челябинском госпитале, не дожив до Победы. Попал под бомбежку Вильгельм Хамеляйнен.

В боях под Малой Вишерой на Ленинградском направлении прострелено легкое у Виктора Азаданова (отца Александра Мухоса), и он был комиссован.

Отец Анатолия Хирвонена (Йюхо - Иван) в финскую войну воевал также на советской стороне. Вспоминал случай, когда советских финнов одели в форму финской армии и провели по улицам, мол, финны сдаются в плен. Произвел ли этот спектакль впечатление на зрителей, остается догадываться. В Отечественную Йюхо не был на фронте, был отправлен вместе с некоторыми другими финнами работать на Урал. Рассказывал, что содержали их там значительно хуже пленных немцев.

На тверской земле

В декабре 1944 года, когда Финляндия вышла из войны, Советский Союз потребовал депортации пленных. Семью Кирпу под Новый, 1945 год вывезли в Калининскую (Тверскую) область. Валентин Кирпу вспоминал, как вагон, где они ехали, отцепили под Вышним Волочком. Три дня бывшие пленники провели в этом вагоне, потом их отправили в деревню Боровно, где они и жили многие годы, а некоторые живут до сих пор.

Терпевшие многие лишения, финны всегда отличались трудолюбием, целеустремленностью. Валентин Кирпу окончил школу на «отлично», хотел поступать в военное училище - не взяли из-за финской фамилии. Поехал в Ленинград в художественное училище, на вокзале проверили документы, а у него красная полоса в паспорте, значит, нельзя жить в Ленинграде. Вернулся. В Калинине поступил в вагоностроительный техникум, каждый месяц отмечался в НКВД, подтверждал благонадежность. И тем не менее прикипел к тверской земле. Окончил машиностроительный институт, был директором строительного техникума. И только когда перенес операцию на сердце, в 1996 году переехал в Финляндию, но гражданство не менял.

Сестра Валентина, Нина, в советское время поступала в Бологом в педучилище, сдала все на «отлично», но когда пришло время зачисления, ее вывели перед всем училищем, объявили, что не примут ученицу с финской фамилией. Живет Нина Андреевна там же, в Боровно, под Вышним Волочком.

Несколько финских семей попало в Кимры. Директорам совхозов и колхозов Кимрского района было предложено взять привезенные в Россию семьи на работу, предоставить им жилье.

Бабушка Ольги и Игоря Каттинен, Нина Петровна Голубева возглавляла совхоз «Шелковка» - передовое хозяйство с яблоневыми и грушевыми садами, ягодными плантациями, фермами, которое кормило не только Калининскую, но и соседнюю Московскую область. Во время войны все мужское население совхоза ушло на фронт, работники были нужны.

Сохранилась семейная легенда, как, приехав на вокзал в Кимры (станция Савелово), Нина Голубева выбрала четыре семьи, где были мужчины и взрослые дети-помощники. И тут она заметила одну семью, которая осталась на вокзале - никто не хотел брать мать с тремя маленькими детьми. Это и была семья Каттинен. Нине Петровне стало жаль этих людей, и она взяла их с собой. Не знала еще, что шестилетний мальчик Вальдемар, с трудом говоривший по-русски, станет позже ее зятем.

Все финские семьи добросовестно трудились в совхозе. Их уклад жизни отличался от быта местных жителей своей упорядоченностью, аккуратностью, но со временем они ассимилировались, выросли дети, заключались смешанные браки. В наше время практически все члены этих семей (в том числе и потомки, родившиеся намного позже войны) выехали на постоянное место жительства в Финляндию.

Кроме семьи Каттинен. Дочь директора совхоза Галя и Вальдемар росли вместе, впоследствии, когда оба получили образование, поженились и прожили 28 лет. Глава семьи с годами стал забывать финский язык, но в памяти иногда совершенно неожиданно всплывали фразы, предложения, песенки, какие-то стишки.

У Каттинен родились двое детей - Ольга и Игорь, а теперь есть еще и двое внуков - Аня и Никита. Все четверо вошли в состав финского культурного центра и в ансамбль «Сатеенкаари».

И что характерно: все четверо похожи на папу-дедушку - финская «порода» оказалась сильней.

С верой в будущее

Исследователи ингерманландских традиций отмечают две особенности русских финнов, помогавшие им справляться со всеми невзгодами: вера в лучшее будущее и твердая убежденность в том, что рядом с тобой живут самые хорошие люди.

И это вопреки всему - вопреки долгому признанию «второсортности», ограничениям по территории проживания, выбору профессии.

- Мои родители после войны, поддавшись уговорам вербовщиков, вместе с несколькими семьями финнов переехали в Карелию на заработки в лесной промышленности, - вспоминает Анатолий Хирвонен. - С первых лет жизни мне пришлось учиться разговаривать на разных языках: дома - на финском, на улице - на эстонском, с соседями - на русском. В Карелии начал знакомиться еще и с карельским. В то время дети финнов и карел должны были обязательно учиться в финской школе, я проучился там полтора года. Затем, когда это требование было отменено, перешел в русскую школу. Повзрослев, начал жалеть об этом. Причиной, по которой я ушел из финской школы, было то, что на нас в то время смотрели как на людей второго сорта. Унижали, придумывали оскорбительные прозвища. Но я ни на кого не в обиде - идеология такая была. Ну а то, что в детские годы стал полиглотом поневоле, потом помогло при изучении английского - в школе, в Петрозаводском университете, где я окончил физмат.

Еще Анатолий Хирвонен вспоминает, как был принят в комсомол: 14-летним мальчишкой в осеннюю слякоть на перекладных за 50 км ездил в райком (автобусы ходили редко) получать комсомольский билет. Тем, кто не испытал гонений, комплекса «второсортности» в раннем детстве, этого не понять. Со временем пятая графа переставала играть свою роковую роль, отец Хирвонена Йюхо (Иван Павлович) Указом Председателя ВС ССР К.Е. Ворошилова был награжден медалью «За доблестный труд», позже и мать была награждена медалью.

Переехав в 60-е годы в Калинин, Анатолий Хирвонен 23 года работал в ЦНИИ-2 Министерства обороны, уволился в запас с должности начальника научно-исследовательской лаборатории, потом пошел работать на ТЭЦ-3. Вместе с женой Майей Хирвонен (она тоже активный член финского центра) вырастили дочь Марину и сына Андрея. Помогают растить двух внучек. Невестка Лариса вместе с сыном Андреем тоже интересуется финским языком, они живут в Санкт-Петербурге и посещают там курсы финского.

- Финский язык довольно сложен, - продолжает рассказ Анатолий Хирвонен. - Например, одно и то же слово в западных районах Финляндии переводится как «соленый», в восточных - как «несоленый, пресный». Вот и разберись! Даже в учебниках путаница. Так, в одном учебнике я нашел 35 ошибок.

Несбывшееся желание отца поступить в военное училище исполнил Андрей Кирпу - окончил Тульское высшее инженерное училище по специальности АСУ. Служил в Казахстане, в военно-космических силах, занимался управлением космическими аппаратами. Когда часть расформировали, приехал в Тверь, служил в Академии ПВО. Заочно получил юридическое образование, сейчас работает в управлении судебного департамента Тверской области.

Настойчивость и целеустремленность, унаследованные от финских предков, в полной мере реализовала Ольга Кяльвияйнен. В Ташкенте окончила экономический факультет сельскохозяйственного института. Потом семья переехала в Комсомольск-на-Амуре, где она преподавала в институте. В Москве, в пединституте им. Ленина, окончила аспирантуру экономического факультета, стала кандидатом экономических наук. В Твери работала в администрации области, курировала образование, затем национальные объединения.

Тогда и родилась идея создать в Твери финский национально-культурный центр. Ольга Семеновна объединила всех, кто интересуется финской культурой и традициями, энергично задавая центру импульс к плодотворной деятельности. Причем активистами центра стали не только люди с финскими корнями, но и русские, например, Регина Вишнякова, Наталья Шевцова.

Кроме изучения культуры центр стремится изучать финский язык. В этом нам помогают преподаватель ТвГУ Людмила Громова и те, кто лучше знает язык, - Анатолий Хирвонен и Александр Мухос. Александр, кстати, начинал изучать язык самостоятельно, с помощью учебников и радио. Кроме того, он собрал большой военно-исторический архив по русско-финской и Отечественной войнам.

Приходите к нам в центр, у нас интересно!

Ольга ХАМЕЛЯЙНЕН

260

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у нас ассоциируется русская деревня. 
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость