23 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Так говорил Лютер

Очень благополучный на вид пожилой господин в явно дорогом светлом пальто, шляпе и не без элегантности завязанном вокруг шеи шарфике, прогуливаясь с тросточкой по вечернему Копенгагену, внимательно заглядывал во все встречающиеся на пути урны

Очень благополучный на вид пожилой господин в явно дорогом светлом пальто, шляпе и не без элегантности завязанном вокруг шеи шарфике, прогуливаясь с тросточкой по вечернему Копенгагену, внимательно заглядывал во все встречающиеся на пути урны. Запуская тросточку в каждую и осторожно вороша ее содержимое, он явно не находил того, чего ожидал, вздыхал и терпеливым шагом шел дальше, к следующей урне. Наконец ему, кажется, повезло. Погрузив руку в перчатке в глубокое отверстие, пожилой господин выудил на свет пустую бутылку из-под пива и достал из кармана аккуратно сложенный пластиковый пакет с надписью «ILLUM» (один из самых дорогих в датской столице супермаркетов). Развернув пакет, он отправил туда бутылку и улыбнулся счастливой улыбкой охотника, подстрелившего куропатку: видно было, что вечер, грозивший оказаться скучным, начинал приобретать для него приятные очертания.

Испытывая неловкость от того, что застал постороннего человека за таким постыдным занятием, я поспешил исчезнуть - боковым зрением продолжая регистрировать полное равнодушие прочих (весьма многочисленных) прохожих к этой смутившей меня сцене. Впрочем, удивительным в ней было не только полное отсутствие внимания к происходившему со стороны «общества», но и вызывающая демонстративность поведения «личности». В движениях джентльмена не чувствовалось не только вороватости (с моей точки зрения, остро необходимой в этой ситуации), но и просто какой-либо стесненности. На глазах у «всего Копенгагена» собирая по урнам пустые бутылки, благополучный господин, со всей очевидностью, не стыдился окружающих.

«Вот она, - сказал я в сердце своем, - та «изнанка Запада», о которой я читал и слышал еще школьником… предупреждали же меня!» А сказав так в сердце своем, я дисциплинированно испытал и первое потрясение западным образом жизни: тогда я прожил в Дании всего какую-нибудь неделю-другую. Смущало только одно обстоятельство: внешность собирателя бутылок явно не вызывала в памяти образов обитателей ночлежек… Проигнорировав, впрочем, данное обстоятельство, я отправился восвояси, предаваясь невеселым мыслям о пропасти между богатыми и бедными на Западе и даже не подозревая, что мое главное потрясение в связи с этой сценой еще впереди.

Ибо первый же из моих датских коллег, с которым я осторожно поделился своей удрученностью, вообще не понял, чем я удручен. «Молодец дед, - произнес он, - зря времени не теряет!» Этот ответ и стал тем самым «главным потрясением», обманув сразу все мои ожидания по поводу «правильного ответа».

В России вокруг собирателей бутылок, попрошаек на улице и подобных «несчастных мира сего» не существует никакой особенной философии - существуют лишь вполне понятные русскому сердцу эмоции, выражающиеся в формулировке: «Бедняга! Вот до чего жизнь довела...». В Дании - и других странах, где преобладающее население протестанты, - такие вещи имеют не только философскую, но и религиозную подоплеку.

Датчан воспитывал Лютер - и по ним это очень заметно. Великий религиозный деятель периода Реформации, которого среди русских поминают и не очень часто, и, мягко говоря, не всегда добром, сидит внутри у большинства представителей нации и оттуда диктует им нормы поведения. Правда, сами датчане не часто отдают себе в этом отчет: протестантская идеология уже настолько вошла в плоть и кровь нации, что предписанные Лютером нормы воспринимаются как естественные и чуть ли не сами собой разумеющиеся.

Лютер - кроме многого и многого другого - учил быть бережливым, рассматривая бережливость как основу благосостояния. Этот простой взгляд на всю финансовую проблематику - взгляд, за который русский гроша бы медного не дал, звучит для датчанина крайне убедительно: здесь, в Дании, дело даже не в том, чтобы уметь зарабатывать, дело в том, чтобы уметь экономить. Основы будущего богатства закладываются в том нежном возрасте, когда ребенок получает деньги на карманные расходы или деньги за выполненную им работу - чаще всего помощь взрослому. В Западной Европе ничуть не считается зазорным (а вовсе даже наоборот!) «заплатить» ребенку за уборку дома или сада - хоть своих, хоть чужих, за приглядывание за животными или растениями на период отъезда «работодателей», за поход в магазин... - короче, за все, что способен сделать ребенок. Добрая половина детей в Дании зарабатывает деньги, в свободное время развозя газеты и рекламы, дети постарше (например учашиеся гимназий) работают по выходным на бензозаправочных станциях или в булочных, а уж студенты - те подрабатывают где могут или где им рады.

Так вот, разумный ребенок - или во всяком случае ребенок, которого датчанин считает разумным, - не бежит тратить деньги на сладости в ближайший киоск, а кладет их в копилочку.

Этих копилочек в Дании на каждом шагу - пруд пруди: местная промышленность производит их во всех мыслимых формах и подобиях! Есть поросята с продолговатой дырочкой в хребте, есть мишки с такой же дырочкой на темени, есть домики, есть сундучки, есть почтовые ящики в сувенирном издании - со щелью для денежек, есть все что душе угодно: экономь не хочу! При том, что хоть и в той же России копилки такие давно ушли в прошлое и больше не выпускаются. Так что сэкономленные деньги там и положить некуда... такая незадача.

Находящиеся в Дании русские дети с ужасом смотрят на маленького датчанина, который без сожаления бухает об пол глиняного поросенка, имеющего умильное выражение лица: маленький датчанин не испытывает никакого сострадания к «животному». Данное животное для местного ребенка лишено признаков «личности»: оно копилка и отслужило свою службу, наполнившись денежками. Осколки безжалостно выбрасываются в мусорное ведро, а денежки перекладываются в другого, большего по размеру, поросенка, теперь уже в настоящую свинью-копилку, способную нести в себе капитал будущего взрослого гражданина.

Каким бы состоянием человек ни обладал, транжирить деньги, заработанные трудом (твои трудом или трудом твоих предков), есть грех - так говорил Лютер. Еще он говорил, что грех не заработать там, где можно заработать, и что грех заработать меньше там, где можно заработать больше.

Именно эти истины и несет в себе благополучный господин, собирающий пустые бутылки из-под пива: в Дании, где магазины принимают практически любую «тару», была бы она местного производства, труд собирателя бутылок не менее в почете, чем любой другой. Как-то по телевизору даже показали весьма пространный романтический сюжет о бережливых людях, «добавляющих к пенсии» доход от пустых бутылок. Замечу, что все это происходит в стране, где пенсионеры - по недавно опубликованной статистике - самый обеспеченный слой населения и где любой, достигший до недавнего прошлого 67, но по теперешним законам 65 лет (независимо от пола), получает так называемую «народную пенсию» плюс доплаты, «наэкономленные» в течение всей жизни при разных частных «пенсионных обществах». Плюс - как сказано - бутылки или что-то вроде...

А почему бы и нет? Любой состоятельный человек может стать еще «немножко состоятельнее», сдав тару и положив в карман двадцать крон - совершив к тому же благодеяние по отношению к и без того засоренной природе! Кстати, именно датчане ужасно заволновались, когда напитки стали выпускать в жестяных банках: а будут ли эти банки приниматься назад или придется-таки засорять ими окружающую нас среду? Многолетние споры на уровне правительства, в течение которых в Дании вообще не было напитков в банках (это тогда, когда полки ломились от них уже даже в России), недавно завершились: ввоз банок в Данию был разрешен - с условием, что магазины будут принимать и их как «тару». И магазины послушно принимают.

Итак, бережливость и умеренность суть добродетели. Между прочим, Лютер говорил еще, что деньги, заработанные трудом, негоже и «жертвовать», - так что не следует удивляться этическому стоицизму датчан, с милыми улыбками не дающих денег попрошайкам на улице: каждый сам обязан заработать на покрытие своих потребностей. По этой же причине не принято и брать в долг у частных лиц: негоже напрягать друзей, заблаговременно (чуть ли еще не в начале года!) рассчитавших свои расходы на каждый очередной месяц - разумеется, без учета того, что им придется кому бы то ни было «одалживать». Ибо все траты должны быть предсказуемы! Как, например, и личное потребление сигарет: на человека, «стреляющего сигаретку» у случайного прохожего, смотрят здесь не просто как на «иностранца» - как на инопланетянина...

Тем же подозрительным взглядом, что и на человека, подающего к кофе в середине дня что-нибудь, кроме одинокого пирожного или трех-четырех «маленьких пирожных» - так называется в Дании печенье. В это время суток (между двумя и тремя часами дня) никто не вправе рассчитывать на другое угощение, ибо в это время суток никто не вправе быть голодным. Каждый уже должен был съесть основательный датский завтрак и более чем основательный фрокост (второй завтрак - между двенадцатью и часом дня), по количеству блюд напоминающий русский обед. Что же касается чувства голода, то ему положено наступить только после 19.00, к датскому обеду: датчане обедают поздно.

Управлять своим голодом - такая же добродетель, как и управлять своими финансами. Как-то - давно! - я предложил гостям к кофе булочки, купленные утром того же дня. «Сейчас... булочки?» - с ужасом спросили они меня... к булочкам так и не притронувшись и выпив просто «пустой кофе»: ни пирожных, ни «маленьких пирожных» у меня на тот момент, увы, не оказалось. Посидев часок, гости ушли, унося в сердце своем уверенность в том, что я встретил их «совершенно неподготовленным»...

Кстати, в половине булочных утренние булочки убираются с витрин уже после 12, уступая место тем самым пирожным: не потому что «все булочки проданы», а потому что на данный момент в булочках потребности уже не должно быть.

Не возьмусь судить, говорил ли что-нибудь о булочках Лютер, но иногда сильно подозреваю: говорил и о булочках... Что, например, съесть булочку в 8 утра - добродетель, а в два часа дня - грех.

Впрочем, Лютер ведь вовсе не так строг, как иногда изображают его в России, - достаточно вспомнить хотя бы вот эти подлинные его слова, обращенные к курфюрсту Иоганну: «...никто не может меня спросить, должен ли он делать то или другое; но он сам может видеть и спросить свою совесть, во что ему верить и что делать. Я не могу ему советовать и тем более приказывать».

Однако... сколько я ни спрашиваю мою совесть, почему она не посылает меня собирать бутылки, совесть моя молчит как зарезанная. Но с меня взятки гладки: я не протестант, хоть и датчанин по паспорту.

Евгений КЛЮЕВ

5

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость