18 Января 2017
$59.4
63.29
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Заметки из-за бугра. Пятьдесят девять рукопожатий

Тем «искусством общежития», то есть искусством сосуществования с другими, искусством социального взаимодействия, которое так ценится на Западе, Россия, увы, похвастаться никогда не могла

Тем «искусством общежития», то есть искусством сосуществования с другими, искусством социального взаимодействия, которое так ценится на Западе, Россия, увы, похвастаться никогда не могла. Исследователи, оценивающие ее в этом отношении, считают сей факт исторически более чем оправданным: откуда ж, дескать, взяться было «искусству общежития» на такой огромной территории?!

Когда я рассказываю студентам или коллегам о том, какова плотность населения России, те только головами качают: мыслимое ли это дело - полтора человека на квадратный километр при страшной перенаселенности всего «остального» мира…

Едва ли нужно доказывать, что искусство общежития, с одной стороны, и протяженность «родных просторов» - с другой, напрямую связаны. Действительно, в отличие от многих европейских народностей, вопрос о необходимости «уживаться с другими» перед россиянами всерьез никогда не стоял. Зачем это - «уживаться», когда трудно? И вообще зачем «уживаться», когда можно просто «жить»? Если кому-то не нравится - пусть убираются восвояси. А не хотят убираться - всегда есть возможность беспечно сказать: «Тогда счастливо оставаться!» - и, весело насвистывая, ускакать на лихом коне в бескрайние русские степи. Вот и все тебе «искусство общежития».

На таком фоне опыт социального взаимодействия накапливается лениво…

Это в тесной Европе необходимо было искать способы необременительного друг для друга соседства, улаживать отношения, подстраиваться друг под друга. Там ускакать некуда: степей кот наплакал. Да и соседей не пошлешь «подальше»… - дальше вроде ехать не особенно есть куда. Так что европейцам веками приходилось жить бок о бок с теми, кого Бог послал. Воевать, если по-другому не получалось, - иногда стыдясь своей же агрессивности и кивая на Восток: вон русские, дескать, уж сколько ни на кого не нападали… миролюбивый народ!

Он и до сих пор еще жив - миф о русской миролюбивости. Даже после расширения России до масштабов Советского Союза. Даже после фактического подключения к и без того необъятному Советскому Союзу «восточноевропейского блока стран социалистического содружества». Даже после начала войны в Чечне… И мало кому, кстати, приходит в голову, что если - даже вопреки всему этому! - тем не менее продолжать считать русских миролюбивыми, то миролюбивость для владеющих шестой частью Земли никакое не достоинство. Она для них естественна, она в них самим Богом «впрограммирована». Не хвалить же льва за то, что он не пытается занять норку какого-нибудь суслика! Она ему на что - эта норка?

Иностранцы удивляются, как могла «Русланд» так спокойно «отпустить от себя» бывшие союзные республики, - удивляются, не понимая, что идея русификации «окраин» никогда и не была особенно близка русскому сердцу, какой бы привлекательной она в разные времена ни выглядела в глазах власть предержащих. Русскому народу - в массе своей - «меньшие братья» чаще всего казались обременительными: и хорошие они люди, да… нерусские, а тут и между собой-то не знаешь как разобраться!.. Поэтому сильной печали от недавней разлуки «большой брат» испытать не успел: тем более что в самой России вдруг обозначились «противники», наличие которых трудно было предположить из монолитного коммунистического вчера. Как раз в этот момент нехватка «искусства общежития» и заявила о себе как никогда громко.

В Дании говорят: если ты знаком с одним датчанином, значит, знаком и с остальными. Дело тут вовсе не в том, что «все датчане на одно лицо» или страна так уж сильно однородна (хоть и не без этого!), - дело в том, что в составе маленькой этнической общности отношения между отдельными ее представителями всегда напоминают братские. Поговори датчанин с датчанином подольше - обязательно найдут общих знакомых, а то и родственников. Если бы такой модной сейчас здесь генеалогией действительно занялись все в Дании, сказал один мой знакомый, то занятия эти очень быстро пришлось бы прекратить: поиски «корней» скорее всего закончились бы на каком-нибудь одном общем предке!

Понятно, что при такой «фамильярности» все чувствуют себя членами одной семьи. Первая реакция русского, слышащего родную речь за границей, - пройти мимо, «не признавшись». Первая реакция датчанина в такой же ситуации - остановиться и проделать «ритуал приветствия». То есть, не ограничившись простым рукопожатием, обнять земляка и похлопать его ладонями по спине в районе лопаток: таким причудливым образом у датчан выражается радость встречи. Процедура эта кажется иностранцу, подвергнутому ей впервые, несколько… интимной - впрочем, к ней быстро привыкаешь и в дальнейшем начинаешь «обхлопывать» всех и каждого: братство оно братство и есть!

Такое стремительное преодоление внешней дистанции между собеседниками - знак того, что отныне путь к сердцу друг друга открыт. Тут-то и можно начинать демонстрировать то самое «искусство общежития», которого датчанам - одному из самых «социальных» народов мира (так, во всяком случае, кажется им самим) - не занимать.

Неподготовленному человеку законы этого искусства могут показаться несколько, мягко говоря, нудными…

Представьте себе компанию человек из шестидесяти (а именно "встолькером" собираются в Дании на какой-нибудь заурядный день рождения), в которую вы явились последним, - что по датским нормам, кстати, само по себе стыдно. Значит, вам придется подойти персонально к каждому - неважно, знакомы вы с гостями или нет - и пожать ему руку, осуществив (итого!) 59 рукопожатий. Впрочем, не думайте, что пришедшим раньше вас было проще: число 59 коррекции не подлежит, ибо каждый обязан «отработать» норму рукопожатий. То же - при уходе: безразлично, первым или последним, - расстаться «как подобает» надо ровно с тем же количеством лиц, с которым встретился.

С этого начинается тут «искусство общежития» - с обеспечения каждому одинаковой порции внимания. В идеале, если вы хороший гость (а не такой, например, как автор этих строк), вы должны на протяжении вечера и поговорить с каждым - все равно о чем, но точно попадая в тот (узкий!) промежуток времени, когда один «каждый» уже закончил разговор с другим «каждым», но еще не начал разговора с третьим «каждым».

И это, доложу я вам, действительно искусство! Но делать нечего: понятие «каждый» в Дании священно. Скажем, после только что произнесенного тоста (датчане не чокаются никогда) следует, приподняв бокал, обменяться коротким взглядом опять же с каждым из присутствующих, зафиксировав момент, когда ваши глаза встретились с его (ее). Только вконец окосевши от 59 молниеносных взглядов в разные стороны, полагается пригубить вина или что там у нас к столу…

Если коллектив из тридцати человек пригласил на собрание одного (!) гостя извне, собрание начинается с того, что все присутствующие по очереди подробно «рассказывают о себе» (кто, что и почему здесь). Иными словами, тебе - как члену того же самого коллектива - приходится выслушать 29 хорошо известных и, честно говоря, надоевших тебе историй (включая твою собственную, ибо ты тоже рассказываешь о себе). И только одну - неизвестную: историю гостя. Но... и не думай выражать нетерпение или сетовать на недостаток времени: во-первых, времени на собрания отводится в Дании даже более чем требуется, во-вторых, твое мнение в данном случае и вообще неважно, потому что каждый «рассказывает о себе» отнюдь не для тебя, а для приглашенного. Приглашенный же имеет право знать о каждом присутствующем ровно столько, сколько каждый присутствующий знает о нем.

Нет ничего более страшного в Дании, чем выделить кого-то одного по отношению ко всем остальным. Неважно, в какой степени тебе приятно общение с тем или иным собеседником, - показывать свои «пристрастия» неприлично. Моральными нормами запрещено «выбирать» из круга студентов в университете или учеников в школе тех, кто больше других интересуется твоей специальностью: принцип «всем сестрам по серьгам» господствует повсеместно. На мой растерянный вопрос о том, как же в этих условиях выбирать себе друзей или возлюбленных, отвечают однозначно: друзья и возлюбленные - область частной жизни.

И так оно и есть: сведения о том, кто с кем дружит, а иногда и кто в кого влюблен, обычно имеют гриф «совершенно секретно» - до тех пор, пока ты сам (по собственному желанию) не сделаешь это достоянием гласности, но тогда уж держись! Правда, если ты человек известный, сделать это достоянием гласности за тебя обычно постараются средства массовой информации. Датчане, например, осведомлены о друзьях и возлюбленных членов королевской семьи гораздо больше, чем о друзьях и возлюбленных своих коллег. Но это для датчан в порядке вещей: люди, находящиеся на виду, обязаны удовлетворять информационный голод «общественности».

В тех случаях, когда мне самому приходится давать интервью местным журналистам, те пытаются вытащить на свет не только то, о чем настойчиво умалчиваю я, но и то, о чем по русским нормам принято и вообще умалчивать. Интересно при этом, что журналист обычно норовит прийти к тебе домой (и, как правило, приходит, сломав любое сопротивление!) и сделать «портрет в интерьере», описав читателям и твое жилище, и твои вкусы, и... вообще все, что тебя окружает. Информационный голод не тетка!

Стало быть, во всех случаях, когда ты вовлечен в орбиту «искусства общежития», ты - лицо общественное и находишься в распоряжении «каждого». Причем этот «каждый» имеет право знать о тебе все, что ему захочется.

В Дании «каждый» определяет и наиболее важные решения правительства. По сложным вопросам правительство обращается к народу, каждому представителю которого предлагается проголосовать - например, за или против перехода к «евро» в Дании. Датчане в этом случае устойчиво голосуют против, не желая ослаблять позиции сильной на международном рынке датской кроны. Правда, голосования на одну и ту же тему периодически возобновляются - до тех пор, пока (как недавно хорошо пошутил один из знаменитых здесь острословов) «народ не проголосует так, как надо».

Чем бы ты ни занимался, ценность того, что ты делаешь, тоже определяет «каждый». Здесь приходится, например, забыть о так называемой интеллектуальной элите: ее просто нет, ибо никто не отваживается себя к ней причислить. А потому расчет на то, что тебя «поймут избранные», абсолютно несостоятелен. Если тебя не понимает «каждый» - ты вообще неинтересен.

Синдром «народного артиста» действует на полную катушку: либо ты любим (то есть покупаем) «народом» и на тебя «идут», либо... либо как можно скорее прекрати делать то, что делаешь, раз затраты сил «не окупают себя»! Потому что свою любовь «каждый» выражает конкретно и просто: платя деньги за «хороший» спектакль, «хороший» фильм, «хорошую» выставку, «хорошую» книгу, «хорошую» одежду... Ценность «творческого продукта» измеряется количеством проданных билетов, экземпляров, моделей - и сказать, что молодой певец «продал» пять миллионов своих СD, значит, сказать, что он талантлив, причем талантлив как певец, а не как коммерсант. Ибо талантливы лишь те, кто популярен, - на сей счет в Дании (да и вообще на Западе) двух мнений быть не может. Кстати, на недавних чествованиях Г.-Х. Андерсена журналисты кроме прочего воздали должное и умению великого датского писателя «продвигать» себя. Оказалось, что выбранной им «стратегии самопродвижения» сегодня может позавидовать любой «пиарщик»... вот как.

Неудивительно, что «вкус» здесь диктуют те, кто «заказывает музыку»: слушатель, зритель, читатель. Это они говорят тому или иному творческому деятелю: «А нам не нравится!» - и творческий деятель приносит извинения, стараясь отныне делать так, чтоб «нравилось каждому». Быстро ли при этом развивается, например, искусство и развивается ли вообще - судите сами.

Впрочем, и у этой медали есть, конечно, вторая сторона. Государство, состоящее из «каждых», интересы «каждого» и блюдет. «Каждый» член хоть датского фолькетинга, хоть датского суда, хоть датского «корпуса» в Европарламенте лечится у тех же врачей, водит детей в те же ясли и детские сады, обедает и ужинает в тех же «заведениях общепита», платит те же цены за те же продукты, отдыхает на тех же курортах, что и «каждый» нечлен вышеупомянутых структур. Датскому сознанию вообще не знакомо слово «спецраспределитель», не говоря уже о самой практике неравноценного обслуживания населения. И в этом отношении средства массовой информации тоже начеку: стоит лишь какому-нибудь «каждому» повести себя как «избранному» - он на крючке. Имя его настолько затреплют по газетным полосам и теле- и радиоканалам, что отныне невинная прогулка «в город», где каждый имеет право не только осуждающе взглянуть на «героя дня», но и дать ему совет о том, как жить дальше, превратится для него в пытку.

Так что европейское «искусства общежития», выковывавшееся в долгих и кровавых войнах и не менее долгих, хоть и бескровных, дебатах, стоит не на инициативах безличной машины под названием «государство»: искусство это вынес на своих плечах тот самый каждый, который, не имея возможности ускакать в степь, вынужден был исторически развивать в себе терпение.

То самое терпение, которым, по слухам, так знаменит русский народ, но которое так трудно наблюдать в общении между всегда конфликтующими между собой русскими.

Между тем без терпения освоить «искусство общежития», видимо, невозможно. С терпения, стало быть, и имело бы смысл начать... - вот хоть с пятидесяти девяти рукопожатий.

Евгений КЛЮЕВ

41

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

На Тверском региональном этапе Всероссийского дня снега Морозовы опередили Снежковых
Накануне всю ночь медленно, но верно падал снег. В парке активного отдыха «Гришкино» на территории Калининского района и вовсе намело сугробы по колено.
16.01.201722:23
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию