30 Мая 2017
$56.71
63.37
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Туманы лимана и генеральский пилотаж

Закончилась осенняя призывная кампания. Для военного комиссариата области она стала серьезным испытанием на «прочность»: из более 10 тысяч потенциальных новобранцев военкоматам необходимо было отобрать всего чуть больше полутора тысяч человек

Закончилась осенняя призывная кампания. Для военного комиссариата области она стала серьезным испытанием на «прочность»: из более 10 тысяч потенциальных новобранцев военкоматам необходимо было отобрать всего чуть больше полутора тысяч человек. Но кто-то получил отсрочку в связи с обучением в вузе, у кого-то обнаружились заболевания, при которых служба противопоказана, а кто-то просто «откосил». Однако сегодня речь не о них, а о тех наших земляках, кто не пытался прогулять армейскую школу жизни. Вот две истории из личного армейского опыта известных тверитян.

Павел Коклюшкин, заместитель председателя комитета по делам культуры администрации Тверской области.

- На срочную службу в армию я был призван 20 лет назад после окончания института из подмосковных Химок. Тогда же и начались мои первые армейские «приключения», которые научили меня находить выход, казалось бы, из безвыходных ситуаций.

Медкомиссия была пройдена, документы оформлены и назначен день прибытия на сборный пункт. А накануне я приехал в Тверь (тогда еще Калинин), чтобы попрощаться с родственниками. Рано утром в день отправки выехал на московской электричке, рассчитав, что по времени должен успеть в Химки часа за полтора до назначенного времени. Однако поезд, как это часто бывает, в пути задержался аж на три часа, и когда я прибыл в военкомат, то, кроме дежурной бабушки, никого там не застал: - Милай, твоя команда на автобусе уже уехала на областной сборный пункт в Балашиху. Так что ты дезертир получаешься.

Что делать? Выхожу на дорогу и ловлю такси.

- Гони в Балашиху, - говорю шоферу, - скорей. - Сто двадцать рублей будет стоить, - отвечает он. И я понимаю, что всю наличность, взятую с собой на всякий случай, придется отдать. Но становиться дезертиром я не хотел и согласился. Как очень скоро выяснилось - не напрасно.

На сборном пункте в Балашихе призывники в очередной раз перед отправкой в части проходили медкомиссию. В полутемном конце коридора стоял стройный молодой полковник и встречал всех выходящих из последнего кабинета с предложением пройти «спецотбор». Каждому полковник давал спецзадание, например, быстро повторить «Карл у Клары украл кораллы, Клара у Карла украла кларнет» или, скажем, просил прикинуться дубовой веточкой. «Наверное, смотрит, как маскироваться умеем, не иначе в разведку набирает», - думали призывники и старательно пытались выполнить задания, но никто не мог с ходу четко и ясно произнести ни одной скороговорки. Для меня это был пройденный этап - в институте не один год изучали сценическую речь и не такие тирады от зубов отлетали. «В четверг четвертого числа в четыре четверти часа четыре черненьких чертенка чертили черными чернилами чертеж чрезвычайно чисто», - выпалил я на одном дыхании. Полковник на секунду замер и попросил произнести еще что-нибудь. «На мели мы налима лениво ловили, на мели мы лениво ловили линя, о любви не меня ли вы, Мила, молили и в туманы лимана манили меня», - повторил я так же легко, как и в первый раз. «Вы мне подходите», - заключил полковник. «Все, спецнабор закончен, - объявил он остальным и отвел меня в сторону: - Давай знакомиться, Дмитрий Харатьян», - представился он. «Фильм «Розыгрыш» помнишь? Так это я там играл. Служить будем вместе, во внутренних войсках. Будешь моим дублером. Меня, понимаешь, тоже призвали на срочную службу в ансамбль в качестве конферансье, но киносъемки расписаны чуть ли не на год вперед. Мне сейчас на месяц сниматься нужно ехать, а начальник ансамбля не отпускает. Сначала, говорит, дублера себе найди, а потом и езжай. Так вот ты им и будешь. Кстати, нужно ему незаметно китель вернуть, а то как бы неприятности не вышло».

Вот таким образом с легкой руки рядового Харатьяна и решился вопрос о моей службе. За полтора года, проведенных в ансамбле песни и пляски внутренних войск, мы крепко подружились с Дмитрием и до сих пор, когда встречаемся, вспоминаем то время, ставшее для нас большой творческой школой.

Игорь Федоров, директор Тверского лесхоза, тоже призывался на срочную службу двадцать лет назад.

- Мне довелось служить в парашютно-спасательном отряде одного из авиационных полков, - рассказывает он. - Как-то в нашу часть прибыл с проверкой командир дивизии - генерал, в прошлом известный и авторитетный летчик. Мы тогда получили новые суперсовременные истребители, и он решил тряхнуть стариной и лично подняться на одном из них в воздух, а заодно и проверить выучку других летчиков. И вот четыре самолета в небе красиво выполнили фигуры высшего пилотажа и пошли на посадку. Я стою на взлетной полосе в обозначенном месте и флагом даю отмашку пилотам, когда нужно выбрасывать тормозной парашют. Первым садится генерал. То ли он кнопку нужную не нашел (модель самолета ему не знакома), то ли давно не летал и перепутал ее, но только вместо парашюта от самолета вдруг отстегивается пустой топливный бак, похожий на шестиметровую металлическую сигару, и остается на посадочной полосе. Следующий самолет будет садиться на этом же месте минуты через три-четыре. Если он «поймает» бак, катастрофы не миновать. Страха в тот момент не было. Выскочил на бетонку с одной мыслью: «Лишь бы сил хватило сдвинуть его с места, а там сам на обочину скатится». «Сигара» оказалась относительно легкой, но от удара смялась и катиться не могла. Я как мог быстро оттащил ее в сторону, освободив посадочную полосу буквально за минуту до захода следующего самолета.

Чему меня армия научила - так это думать, хорошенько думать, прежде чем принимать вроде бы очевидное заманчивое решение.

Однажды ранней зимой мы проводили плановые испытания парашютов. Нас решили десантировать на соседнее колхозное поле, но предупредили, что под тонким льдом - на полметра хлябь, поэтому падать при приземлении на спину нежелательно. Еще на высоте трех тысяч метров, планируя на парашюте, я стал присматривать на поле сухой участок земли для посадки - уж больно мазаться не хотелось. Смотрю, среди блестящего на солнце льда пятачок абсолютно черной сухой земли. «На него и приземлюсь», - пронеслось в голове. Почему он сухой, почему на нем нет ни льда, ни снега - не подумал. Внимательно слежу за точностью приземления. Земля все ближе, ближе… И вдруг я совершенно отчетливо понимаю, что подо мной огромная компостная яма, в которой собирается навоз с ближайшего животноводческого комплекса. Как говорится, вляпался я в тот раз по самые уши и в прямом и в переносном смысле. Если б не друзья-товарищи - не известно, сколько времени выбирался бы из этого «аквариума» с теплой жижей. Конечно, тогда ругал все на свете, а сейчас благодарен армии за те суровые, но необходимые уроки, которые она преподнесла.

Записал Андрей ВОРОБЬЕВ

16

Возврат к списку

В тверском регионе стартовала кампания ЕГЭ-2017
Паспорт, хорошие знания и память – это все, что сегодня взяли с собой выпускники школ региона на экзамен по информатике и ИКТ.
29.05.201721:21
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию