24 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
P.S.01.06.2010

На волне моей памяти я уплыву…

Бывают выставки, ценные не столько художественным или историческим качеством представленных в экспозиции предметов, сколько теми ассоциациями, воспоминаниями и мемориальными курьезами, каковые эти предметы извлекают из долговременной памяти («Долгая память похуже, чем сифилис, особенно в узком кругу… Идет вакханалия воспоминаний. Не пожелать и врагу...» – прости, читатель, это не я – это БГ) тех, кому довелось, досталось и выпало. Такой получилась выставка женского платья, которую еще можно увидеть в зале Тверского краеведческого музея. Подобную выставку грампластинок, уместившуюся всего в двух небольших витринах, открыла на днях библиотека имени Герцена. Минимальный объем – но какой простор для размышлений и сопоставлений!

На волне моей памяти я уплыву…

Бывают выставки, ценные не столько художественным или историческим качеством представленных в экспозиции предметов, сколько теми ассоциациями, воспоминаниями и мемориальными курьезами, каковые эти предметы извлекают из долговременной памяти («Долгая память похуже, чем сифилис, особенно в узком кругу… Идет вакханалия воспоминаний. Не пожелать и врагу...» – прости, читатель, это не я – это БГ) тех, кому довелось, досталось и выпало. Такой получилась выставка женского платья, которую еще можно увидеть в зале Тверского краеведческого музея. Подобную выставку грампластинок, уместившуюся всего в двух небольших витринах, открыла на днях библиотека имени Герцена. Минимальный объем – но какой простор для размышлений и сопоставлений!

Выставка называется «По волнам нашей памяти». Если кто из молодого поколения не помнит (а точнее, просто не знает) – диск сочинений Давида Тухманова «По волне моей памяти» был культовым явлением конца семидесятых. Это было нечто особое – и не набившие даже к тому времени оскомину скучные советские ВИА, но и не то, что намного позже назвали «русским роком». Волны музыкальной памяти, однако, уносят. И ой как заносят…

Классический раздел этой небольшой выставки, конечно, бесспорен. Два издания «Аиды» Верди, «Шахерезада» Римского-Корсакова, Бах, Лист и Вивальди – пластинки, которые вдохновляли либо ужасали в зависимости от степени родительского давления многие поколения учеников музыкальных школ. И намного позже услаждали слух тех, кто, повзрослев, понял всю приятность истинной классики.

В «нижнем этаже» стеллажа расположилась тоже классика – выпущенные фирмой «Мелодия» диски «битлов». Ах, это дивное слово «диск»! Их никогда не называли «пластинками». За ними гонялись, тщательно отслеживали репертуарные планы Апрелевского завода грампластинок, ездили в Москву, выстаивали длинные очереди в том же ГУМе, их дарили и обменивали. Ради одной песни группы «Машина времени» ценители покупали целый сборник с образцами советской эстрады – тогда практиковались и большие сборные концерты на стадионах, и аналогичные пластинки, приуроченные, как правило, к общегосударственным праздникам.

Тогда, в сущности, сложилось весьма любопытное разделение и артистов, и слушателей в зависимости от того, какой носитель они предпочитали. А носителей было только два – виниловый диск и магнитофонная лента. Записать диск и выпустить его на фирме «Мелодия» – это был символ официального признания артиста, знак его лояльности системе. Магнитофонная лента же штука некоторым образом диссидентская, на нее можно было записать все, что душе угодно – хоть собственные застольные песни, хоть ставшие сейчас легендарными передачи Севы Новгородцева на BBC. Представители отечественного андеграунда на винил и не претендовали – в Советском Союзе даже сложилась так называемая «кассетная культура»: музыкант записывал альбом и отпускал его в свободное плавание по стране. Эти две ветви относились друг к другу, мягко говоря, иронически. «Официальные» музыканты в ответ на упреки в конформизме жаловались на цензуру, запреты, необходимость «соответствовать». Мудрый Майк Науменко по этому поводу как-то заметил, что на самом деле никто никому ничего запретить не может: «На своем альбоме ты можешь записать все что угодно». А кассета или винил – это личный выбор каждого.

Был, впрочем, сорт грампластинок, в этой экспозиции не представленный, но породивший в высшей степени забавное явление. Привозимые из-за границы диски западных исполнителей были нешуточной ценностью. Их многократно перепродавали, обменивали и переписывали на магнитофонную ленту. Собирались для этого в укромных местах, где-нибудь в пригородном леске – дело-то было некоторым образом криминальное, котировалось как спекуляция! В Калинине так называемая Биржа (с ударением на последний слог) находилась в окрестностях Дорошихи, а питерский Толчок – где-то на станции Удельная. Время от времени к меломанам наведывалась милиция, и тогда приходилось удирать через буераки, намертво вцепившись в пакет с драгоценными дисками. Романтика, однако!

Потом случилась перестройка. И все смешалось в музыкальном мире. Фирма «Мелодия» начала выпускать прежде «нерекомендованное». Вот где началось веселье! Достопамятный «Архив популярной музыки»: выпуск №4 – Rolling Stones, №8 – Deep Purple. За ними тоже гонялись – занятно было иметь в коллекции эти раритеты, пусть уже и имеющиеся дома в магнитофонной записи. Объявились на фирме «Мелодия» и гордые представители андеграунда. Вполне по Булгакову: «Сами предложат и сами все дадут…» В сущности, время расставило все по местам – репертуарные планы стал формировать его величество Спрос.

Компанию пластинкам в этой экспозиции составили книги соответствующего содержания, по преимуществу всевозможные рок-энциклопедии. Казалось бы, слушаешь ты музыку – и будь доволен. Ан нет – хотелось знать про народных героев все. Многие всерьез осваивали английский язык, переводя западные рок-энциклопедии и журналы Billboard и Metal Hammer. В начале перестройки все это информационное безобразие приобрело нормальный полиграфический вид.

Обнаружилась в этой экспозиции и чрезвычайно забавная книжка из серии «Повседневная жизнь» – быт российского рок-музыканта живописал на редкость одиозный персонаж Владимир Марочкин. Ах, как он в свое время врал! Организует, к примеру, в Питере концерт какой-нибудь невнятной сибирской панк-группы. На него придут полтора человека, поскучают, выскажут свое «фи». А потом через пару месяцев открываешь журнал «Энск», который издавал наш герой, – и читаешь о том, что очередной самородок произвел в столице русского рока настоящий фурор. На вопрос автора этих строк, чего ж так врать-то, господин Марочкин честно ответил: «Ради идеи и соврать не грех!» Вряд ли с тех пор он остепенился.

Виниловую пластинку подкосил технический прогресс. Компакт-диски, а потом и всевозможные компьютерные форматы в быту вытеснили даже магнитную ленту, не говоря уж о тяжелом и хрупком диске. Однако самые продвинутые эстеты до сих пор бережно хранят свои коллекции и утверждают, что музыкальное произведение многое теряет, если не сопровождается характерным шорохом и щелчками «запиленной» пластинки. Так что «по-прежнему кружатся диски…»

Нина ХАГЕНОВА

2

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Пожар в Детской областной клинической больнице в Твери обошелся без жертв
Возгорание произошло в первом часу ночи, 24 февраля. Огнем занялась кровля детской областной больницы, что на улице Степана Разина в столице Верхневолжья. Слава Богу, никто из детей и персонала не пострадал.
24.02.201713:34
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию