05 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Избирательная память под углом зрения

В преддверии 60-летия Победы средства массовой информации уделяют большое внимание воспоминаниям ветеранов Великой Отечественной войны

В преддверии 60-летия Победы средства массовой информации уделяют большое внимание воспоминаниям ветеранов Великой Отечественной войны. К сожалению, не все они придерживаются негласных правил: рассказывать о пережитом во время войны не абы как, но с позиции занимаемой в то время должности, с указанием места описываемого события и времени, ведь только при соблюдении этих условий не возникнет повода отнести воспоминание к небылицам, к очередным легковесным байкам.

К сожалению, не все материалы о войне отвечают этим требованиям...

В конце минувшего ноября газета «Вече Твери» опубликовала рассказ участника Великой Отечественной войны Марка Майстровского, выступившего первым в рамках объявленного газетой конкурса.

Свои воспоминания «Война без белых журавлей» автор преподносит в виде кадров «своего кино», с разбивкой по кадрам-рассказам. Посмотрим же это «кино» следом за ним...

Где-то западнее Харькова на поляне военрук натаскивает школьников приемам стрельбы по воображаемым немецким бомбардировщикам. В руках обучаемых - немецкие карабины без патронов. Готовится поселковый истребительный отряд. Наш герой рассказа среди них.

Фронтовик-читатель непременно обратит внимание на слова «немецкие карабины». Возникает вопрос: откуда могли взяться эти карабины?..

Вскоре появляются отступающие красноармейцы - значит враг близок. Наш герой должен был подпасть под оккупацию, либо успеть эвакуироваться, либо быть призванным в армию. Читателю знать это не дано, поскольку в следующем «кадре» герой оказывается в Каракумах.

...В городке Керки разместилось эвакуированное Гомельское училище. Время действия автор не указывает, приходится полагать, что события происходят в конце лета 1941 года, и наш ученик уже курсант.

То, что голодно, жарко и на фронт скорей бы - все выглядит правдиво. Но - дальше... «Наконец приказ. Досрочно, - сообщают нам, - вместо звездочек - по три лычки. Фронт ждет!»

Это о каких же звездочках говорит автор? Фронтовикам того времени известно, что лейтенанты мечтали получить в петлицу «кубики» - не было тогда звездочек. А тут еще и лычки...

Впрочем, как бы там ни было, но курсант едет на фронт. Тут же отметим, что автор так «быстро» ехал на фронт, что оказался там только в... 1944 году. Едет на фронт не в составе училища, как можно было бы ожидать, а в составе маршевой роты. Странный временной провал, не правда ли? Автор ни словом не обмолвился о том, как это получилось. Говорит о войне, что было на ней много трагического, героического и славы, и позора - со всем согласны. Но, заявив, что «...было все. Кроме того... у каждого свой угол зрения, своя избирательная память», господин Майстровский приводит примеры, которые трактует, мягко говоря, весьма оригинально...

Один из нас осенью 1942 года тоже ехал на фронт в теплушках из Сибири, имея два кубика в петлицах в составе всего училища. Ехали под зеленый семафор и оказались в городке Слободской Кировской области во фронтовом резерве через семь суток. А наш автор едет на фронт и говорит о каких-то сале, самогоне, получаемых в обмен на шинели и портянки. Только не следует забывать, что вся страна тогда сидела на карточной системе питания...

Автор упоминает об уголовниках, мародерах, едущих в тех же теплушках, некоторые из которых, совершали побеги. Оставим это на совести господина Майстровского. Но тут же читаем: «...в каждой теплушке 30-40 рыл». Так, походя, бывший студент бросает слово «рыл» о тех, с кем ехал на войну...

Автор не указывает ни места прибытия на 3-й Белорусский фронт, ни времени, хотя бы с точностью до месяца, что вынуждает нас обратиться к карте.

Итак, мы знаем, что наш автор зачислен в 673-й полк 220-й стрелковой дивизии. Определен комсоргом минометной роты. Это вроде бы на общественных началах. Но поскольку упомянута минометная рота, то фронтовики знают: речь может идти о 82-мм батальонных минометах. Добавим: стрельба из них ведется из-за укрытий по целям, удаленных до четырех километров. Естественно, позади пехотных цепей на пару километров. Так и осталось тайной - кем он воевал, будучи в расчете? Командиром, заряжающим, снарядным, подносчиком или ездовым? Зато утверждает, что с должностью комсорга легко справлялся: «Брошюры, врученные комсоргом полка, боевые товарищи тут же разобрали на курево». Думается, преувеличено: замполиты даром хлеб не ели. Не разрешали. Другое дело, если это были старые газеты.

А вот как автор рассказывает о прорыве на своем участке фронта прусской границы и дальнейшего медленного продвижения вперед, предварив вступлением: «...В осенне-зимнем наступлении 1944 года (Прибалтийская наступательная операция 14 сентября - 24 ноября 1944 г. - Л.С.) наша минометная рота потеряла около половины личного состава, причем в основном по легкомыслию отцов-командиров. ...Сплошной линии фронта ни у нас, ни у немцев не было... фланги нередко провисали, и между частями возникали провалы. В один из них мы и втянулись». Разведчики разузнали, и колонна тихо развернулась, чтобы хлынуть назад. На пути оказался фольварк, и наши командиры решили дождаться там утра. Конечно, все уснули и наш герой тоже. Немцы обнаружили и устроили сильный артиллерийский обстрел. Автор с минометной плитой на спине (похоже, был заряжающим?) выбежал из фольварка и вместе с другими в панике бросился в низину. Немцы, охватив низину полукольцом, стоя в полный рост и уперев в животы автоматы, поливали нас свинцом. Потом ударили два «Фердинанда». Потеряв большую половину группы, вышли к своим.

Впечатление от прочитанного такое, что вызывает недоумение: как только 637-й полк с такой боевой способностью мог дойти до прусской границы.? Выглядит он просто ватагой по сравнению с крепким, сильным противником.

Худшие опасения в предвзятости автора подтвердились при прочтении продолжения в газете № 211. Автор склонен к еще большим обобщениям, опираясь на собственное кино видение. У него «не позаимствованное восприятие страшной человеческой трагедии, именуемой Великой Отечественной войной». Ни больше, ни меньше. Стоит ли говорить о том, что была действительно тяжелая кровопролитная война и победа досталась «со слезами на глазах?. А чего стоят его сентенции в отношении «наркомовских сто грамм», плавно переводящих всех в состояние опьянения? Так было в Польше (как он там оказался?) при повторном взятии немецкого городка Гольдап. Упились так, что организованное сопротивление оказать было некому. В этом же «кадре» упоминает об Августовских лесах, «широкой лентой опоясывающих западную (?!) границу Польши...» Помилуйте! Городок под названием Августов находится всего-то в пятидесяти километрах на юго-восток от Гольдапа. Это Пруссия. А то, что «сто наркомовских грамм» перед наступлением выдавали, правда. Но чтоб так все упивались, преувеличение - не было бы у нас прорывов вражеской обороны.

Что можно к этому добавить? Были на войне белые журавли, были. Только война была, мягко говоря, не совсем такой, какой представляется из очерка господина Майстровского...

Л. СВЕРКУНОВ, председатель совета тверских ветеранов Берлинского сражения;

Н. НАУМОВ, председатель совета тверских ветеранов 31-й армии

4

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию