03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

В "Лазурном" шум и песни. Детектив.

То, что Иван поступил учиться на орнитолога, а не на кадрового военного, отца, конечно же, огорчало. Однако со временем он смирился с выбором сына: в конце концов тот с детства голубей гонял…

То, что Иван поступил учиться на орнитолога, а не на кадрового военного, отца, конечно же, огорчало. Однако со временем он смирился с выбором сына: в конце концов тот с детства голубей гонял…

В Калинине Ивановы жили в так называемом частном секторе, где академия выкупила несколько добротных деревянных домиков специально для офицерских семей. В одном из них они и поселились. Прежние постояльцы, отбывшие к новому месту службы, судя по всему, были людьми практичными и основательными. Четко осознавая временность своего здесь пребывания, они тем не менее оставили после себя не только ладный, ухоженный дом, но и прекрасное приусадебное хозяйство - с огородом, садом, сараем с двумя пристройками, в которых содержалась домашняя живность (кабанчика и кур с радостью купила по символической цене мать Ивана). А в углу просторного подворья была сооружена из досок и мелкой сетки «рабица» небольшая голубятня, где бывший хозяин держал для «душевной забавы» десятка полтора голубей николаевской породы. Их-то он и подарил Ивану. Так будущий орнитолог вынужденно приобщился к жизни пернатых.

Он ухаживал за голубями, поил, кормил их, время от времени гонял шестом и свистом над крышами частного сектора. Но проделывал все это как-то равнодушно, без ребячьего азарта и сентиментального блеска в глазах.

Так длилось до тех пор, пока однажды ночью в голубятню не забрался кот. Утром Иван нашел всех своих питомцев неподвижно лежащими в крови, перьях и птичьем помете на полу клети. Ни один мускул не дрогнул на лице его. Он молча направился к соседскому дому. На крыльце, жмурясь от яркого июльского солнышка, лежал рыжий кот. Иван подошел к нему, почесал кота за ухом, тот довольно заурчал и завилял хвостом. Иван цепко ухватил кота за хвост и, крутанув его над головой, со всего маху стукнул несчастное животное о бревенчатую стену дома.

Соседка, которая в это время вывешивала белье и находилась в нескольких шагах от Ивана, подскочила к нему с диким ором. Но, когда тихий соседский мальчик повернулся к ней, крик моментально прекратился. Женщина отшатнулась, колени ее ослабли, и она плюхнулась на приступок. Лицо Ивана было забрызгано кошачьими мозгами. Но даже не это ужасало. Иван смеялся - белозубо, беззвучно, удовлетворенно, почти счастливо…

Глава четвертая

Российские хроники

Москва. Кремль. Век XVI…

25 июля 1566 года в Успенском соборе Кремля состоялось торжественное постановление нового митрополита. Им стал игумен Филипп.

Уже год, как на Руси свирепствовала опричнина. Бесчинства, казни, переходящие в кровавые оргии, стали в Москве обычным делом. Многие жертвы террора умирали, как святые мученики. Посаженный на кол Дмитрий Шевырев пел канон Господу Иисусу Христу. Молодой Горбачев перед казнью, взяв в руки отрубленную голову отца, молился, благодаря Бога, сподобившего их «неповинными убиенными быти». Все чаще уже и за пределами столицы встречались конные люди с привязанными к седлам метлами и собачьими головами - опричники. Этими метлами слуги Ивана Грозного должны были вымести из царской земли измену, этими собачьими зубами выгрызть государевых врагов…

Почему главный опричник страны остановил свой выбор на игумене Соловецком, предложив именно ему, человеку не признающему никаких компромиссов в своем служении Богу, возглавить Русскую Церковь? Ведь он мог легко найти более покладистого иерарха.

Но Иван Грозный был глубоко верующим человеком. Необузданная жестокость и гнев, что вспыхивали в нем, порой пугали и самого царя. Тем не менее, проливая безвинную кровь, он считал, что действует в высших государственных интересах, исполняет то, что ему предначертано Богом. Ревность его о внешнем и внутреннем церковном благолепии была искренней. Не покладистого царедворца, а истинного святого хотелось видеть ему во главе Русской ПравославнойЦцеркви.

Иван Грозный надеялся, что и Филипп прозреет Высшую волю, которой покоряется он сам, и станет не врагом его, а сподвижником, разделит с ним бремя ответственности.

Царь подал Филиппу митрополичий посох со словами:

- Жезл пастырства, отче, восприими и на седалище старейшинства взыди и моли Бога и всех святых о нас и о наших детях и о всем православии… и подаст ти Господь Бог здравие и долголетие во веки веков, аминь!

- Мирно да будет и многодетное твое государство, и победно со всеми повинующимися тебе пребывает во веки и в век века… Здрав, здрав, здрав, добро творя, животоносен владыко самодержец, многолетен! - отвечал митрополит, принимая посох.

Эти слова не принадлежали ни Ивану Грозному, ни Филиппу Колычеву. Это - уставные, служебные слова, которые при поставлении должны произносить царь и будущий митрополит. После споров, после всевозможных оговорок и условий, зафиксированных в договоре, эти уставные слова могли показаться лживыми и формальными, но они произносились перед Святым Престолом, и - вот оно чудо православной обрядности! - слова становятся реальностью, и на целых полтора года притихает опричнина. Ничего не слышно в это время в Москве о казнях…

Глава пятая

Фаталист

Увы, нам не дано постичь безмерность мирозданья. И чтобы как-то компенсировать объективную беспомощность разума и не навредить ему, мы арендуем у вечности только доступные нашему пониманию участки времени и пространства. И там, как умеем, городим свои огороды, живем то есть.

В этом смысле Филипп Аристархович Шихов не был исключением из человечества.

Более того, в его житейском огороде произрастали исключительно материальные, что называется - на потребу, плоды. Хрупкие ростки духовности, философии, религиозности так и не смогли укорениться на грядках нерадивого хозяина. Ни в Бога, ни в черта Филипп не верил, к высоким материям не тянулся, чтиво предпочитал информационное, знания - поверхностные, но, правда, широкие. И все же был в нем некий стержень, который не позволял ему внутренне одряхлеть и окончательно потерять вкус к жизни.

Шихов фанатически верил в судьбу.

Откуда это в нем? - Шихов не знал. Да и знать не хотел. Как бы то ни было, фатализм стал его единственной идеологией, мерилом отношения к людям, событиям, к собственным поступкам.

Вот почему ему, далеко не отчаянному храбрецу, удавалось даже в экстремальных ситуациях всегда сохранять внешнее спокойствие и достоинство.

«Чему быть - того не миновать» - обычно говорил он себе, но в душе почти не сомневался, что умница-фортуна непременно оценит его безоговорочную преданность.

Виктор ЧУДИН

8

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию