05 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Последний приют без белых тапочек

Век бы нам не знать, что такое СМЭД! В благополучной жизни у добропорядочных граждан так и получается. Зачем им иметь представление о судебно-медицинской экспертной деятельности?

Век бы нам не знать, что такое СМЭД! В благополучной жизни у добропорядочных граждан так и получается. Зачем им иметь представление о судебно-медицинской экспертной деятельности? В специальных учебниках она толкуется так: «Это общественно полезная деятельность, проводимая на основе действующего процессуального законодательства, осуществляемого при проведении дознания, следствия и судебного разбирательства противоправных действий, посягающих на жизнь и здоровье граждан».

Правда, если случается самая страшная беда, разминуться с судмедэкспертом вряд ли удастся. Но тому, кто попадает к нему, в абсолютном большинстве случаев это уже «до лампочки».

Государственное учреждение «Тверское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» располагается рядом с 4-й клинической больницей. Это достаточно большое хозяйство со своей амбулаторией, отделениями, где проводятся самые разнообразные исследования и экспертизы, а не только морг, как привыкли мы думать.

На тот момент, когда я пришла к начальнику бюро Анатолию Павловичу Миронову, ему не давала покоя проблема: как обогреть тридцать пять сотрудников одного из корпусов. Здание старое, ему около 180 лет. В нем располагалась еще Ворошиловская сифилитическая больница. Сама местность здесь когда-то называлась Ворошиловкой. Когда строители раскопали близлежащую теплотрассу, то оказалось, что трубы превратились в «решето». Теперь нужна их срочная замена.

Миронов закончил Калининский медицинский институт, считается одним из лучших судмедэкспертов. В этой области он работает уже 35 лет. Полтора года руководит коллективом бюро. Факт, который не подлежит сомнению: в последние годы у судмедэкспертов намного прибавилось работы. Об этом же говорит и статистика. Если в советские времена по области проводилось три тысячи вскрытий в год, в том числе в Твери около тысячи, то сейчас только в областном центре бывает 3,5 тысячи вскрытий, а по области - 11 тысяч. Жизнь стала менее защищенной, более опасной и криминальной со всеми вытекающими трагическими последствиями. К тому же много людей умирает не в больницах, которые ведут собственную статистику смертей, а дома, на улице, на работе. Причину их смерти должен выявить судмедэксперт.

Последний приют мертвого бомжа тоже находится здесь. С наступлением холодов у этой публики происходит «распределение» жилья. За все теплые точки идет настоящая борьба. Слабый остается на улице. Предстоящие морозы многие отверженные не выдержат. Так что дорога сюда накатана. Человеческая бесприютность и гниение тела еще при жизни придают бомжу свой запах, который так схож с тем, что витает в этих коридорах.

В судебно-медицинском морге несчастному бродяге наконец окажут внимание: возьмут отпечатки пальцев, выявят особые приметы, сфотографируют - занесут эти данные в милицейский компьютер. Потом вскроют, чтобы узнать, какая причина отправила бедолагу на тот свет. Затем оденут в целлофан. И, наконец, предадут земле в нормальном гробу за счет той «погребальной» тысячи, которая отпускается на каждого умершего россиянина. Только хоронит теперь неизвестных и всех одиноких не судебно-медицинское бюро, а ритуальная контора, что вполне логично. При этом всякий неизвестный с биркой на руке, прежде чем отправиться на кладбище, должен полежать какое-то время в морге. Вдруг кто-то его ищет? Да и бомж - понятие растяжимое. В жизни случаются такие невероятные истории!

Насмотревшись зарубежных фильмов, где показывают сверкающие кафелем морги с панелями для хранения «клиентов», невольно приходишь в ужас от увиденного в той же Твери, где в маленьком пространстве холодильника, который сам истлевает по причине старости, трупы сложены штабелями. Да и холодильник это, можно сказать, условный. Температура по инструкции плюсовая: от 5 до 10 градусов. К тому же некоторые тела еще до попадания в морг начали разлагаться. Отсюда невыносимый запах. Периодически он обволакивает зал прощания, который совсем рядом. И без того тяжелая процедура прощания с близким человеком отягощается еще и этим фактором.

Работники морга не виноваты в том, что так происходит. Им самим можно только посочувствовать. Даже пять часов трудиться в таких условиях, с точки зрения обычного человека, за гранью возможного. Но что поделать, если на моргах страна всегда экономила. Строились роддома, больницы, санатории. Проблемы этих скорбных учреждений всегда оставались «на потом». Общество не хотело о них слышать. А прозекторы - такой народ, что не кричат о своих бедах на каждом углу.

В старых анатомических театрах на стене было написано: «Здесь торжествует смерть во имя жизни». Когда же мы научимся уважать смерть?

Я понимаю профессионала Анатолия Павловича Миронова, который не хочет со мной рассуждать на глобальные темы, ударяться в философию. Он приземлен насущными финансовыми проблемами. Но даже при нехватке современного оборудования, материалов (проходя по коридору я услышала уже подзабытый стук пишущих машинок) ему удается капитально обновлять старые стены. Совсем скоро будет запущена в работу новая секционная с голубым кафелем. Большой подарок для прозекторов, которые долгое время вынуждены были производить вскрытия в допотопных условиях.

Их работа не просто сложна, но и опасна, поскольку нельзя исключить заражения тем же гепатитом или туберкулезом. Кстати, ВИЧ-инфицироваться здесь боятся меньше всего, так как в мире до сих пор неизвестно ни одного случая заражения ВИЧ от трупа.

Нередко приходится брать на вскрытие бывших наркоманов. На тот свет их отправляют разные причины, но в основном - передозировка. Каждый большой город представляет из себя своеобразный полигон испытаний различных видов наркотиков. Итоги этих испытаний пишутся сукровицей в секционных залах. Скажем, сейчас в Твери начал зверствовать «белый китаец» - наркотик какого-то бешеного действия. Но никогда не терял своей убойной силы и героин.

Судебную медицину еще называют скальпелем правосудия. От заключения судмедэксперта - независимой процессуальной фигуры в суде - часто зависит установление истины. В Тверском областном бюро судебно-медицинской экспертизы есть профессионалы, чей опыт наработан годами и по существу бесценен. В Твери это кандидат медицинских наук Валерий Адкин, Игорь Тарасов, в Кашине - Владимир Емельянов, в Старице - Олег Николаев. Обещает вырасти в хорошего эксперта Анна Белоногова из Лихославля.

Нет нужды говорить о том, что люди, которые каждый день пишут послесловие к смерти, очень любят жизнь. Любят и ценят ее, может быть, лучше других, зная, как бережно надо к ней относиться.

Татьяна МАРКОВА

16

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию