08 Декабря 2016
$63.91
68.5
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Беруши для Фемиды

От сумы да от тюрьмы не зарекайся - предостерегает старая поговорка. А практикующие адвокаты подтверждают: она у нас «работает» практически без осечек, почти так же, как известное правило бутерброда, который падает непременно маслом вниз

От сумы да от тюрьмы не зарекайся - предостерегает старая поговорка. А практикующие адвокаты подтверждают: она у нас «работает» практически без осечек, почти так же, как известное правило бутерброда, который падает непременно маслом вниз. И уточняют, что речь в данном случае идет не об отбывающих наказание в виде лишения свободы по решению суда - о них разговор отдельный, а о тех наших согражданах, на которых еще только пало подозрение компетентных органов в совершении ими достаточно серьезного преступления. Подозрение совсем не обязательно должно подтвердиться в ходе следствия, но подозреваемый почти наверняка сразу же автоматически оказывается в следственном изоляторе. И это при том, что статья 7 УПК обязывает суд, прокуратуру, следователя, дознавателя обосновывать и мотивировать принимаемые ими решения, в том числе о мере пресечения в виде заключения человека под стражу. То есть им необходимо доказать, что только содержание под стражей может пресечь попытки подследственного либо скрыться от суда, либо каким-то образом воздействовать на будущих участников процесса, либо даже продолжать свою преступную деятельность.

Что, однако, происходит в нашей реальной жизни, какие «обоснования», как правило, содержат судебно-следственные постановления? К великому сожалению, приходится признать, что упомянутое здесь требование закона остается требованием лишь на бумаге. Следователи в постановлениях, как правило, не приводят доказательств своих обоснований, а простодушно и добросовестно, переписав из УПК, озвучивают их перед судом. К примеру, подозреваемый зарегистрирован в Селижаровском районе, а проживает в Вышневолоцком. И этого бывает достаточно для того, чтобы следствию и в дальнейшем суду сделать вывод о том, что он может скрыться от следствия и от суда, и во избежание этого поместить его в СИЗО. Но в действительности реально доказать это следователь и судья могли бы, лишь подтвердив, что подследственный не является по вызову следователя, будучи извещенным надлежащим образом. Доказательством попыток запугивания, подкупа или иного воздействия на свидетелей, потерпевших могут служить их обращения к следователю по этим фактам, закрепленные заявлениями либо протоколами допросов. Если лицо впервые привлекается к уголовной ответственности, при отсутствии множественности эпизодов, то вывод о том, что может иметь место продолжение занятий преступной деятельностью, не обоснован. Предположения в подобных случаях недопустимы И в связи с этим вызывает недоумение, что никаких доказательств, подтверждающих версию следователей о возможности подозреваемого или обвиняемого «скрыться…заняться….повлиять», суду не требуется. Или зачастую единственным «железным» аргументом, позволяющим избрать меру пресечения в виде содержания под стражей, бывает ссылка на то, что в качестве наказания за вменяемое подозреваемому преступление (еще не доказанное!) следует санкция, предусматривающая лишение свободы. В то же время доводы адвокатов, указывающих на то, что у следствия и суда нет реальных оснований помещать под стражу их подзащитных, очень часто остаются не услышанными. Создается впечатление, что Фемида в данном случае помимо своей обязательной глазной повязки использует еще и беруши, правда, только при общении с представителями защиты. Но надо заметить, что такая избирательность с подачи служителей богини Правосудия на самом деле оказывает ей медвежью услугу. Ведь в данном случае нарушается не просто конституционный принцип о признании обвиняемого виновным только по приговору суда, но создаются предпосылки для подсознательного формирования мнения о виновности лица еще до вынесения приговора. Здесь даже у профессионального юриста, не говоря уж о присяжных заседателях, может сработать стереотип: мол, раз человека «взяли» еще до суда, стало быть он и в самом деле опасен для общества. Кроме того, согласитесь, что подсудимому, доставленному на процесс из камеры СИЗО, гораздо труднее и должным образом подготовиться к судебным слушаниям, и произвести даже чисто внешнее благоприятное впечатление на его участников.

Хочу быть правильно понятым: изложенный здесь взгляд на проблему продиктован не занимаемой мной позицией защиты в уголовном судопроизводстве, а желанием работать по закону, поскольку стороны обвинения и защиты перед судом должны быть равны.

В настоящее время в Конституционный суд поступил целый ряд жалоб и заявлений, связанных с тем, как в судах рассматриваются и принимаются решения о мерах пресечения, и иных жалоб адвокатов на действия следственных и судебных органов. Думается, что уже в скором времени Конституционный суд, приняв к рассмотрению эти обращения адвокатов, выскажет свое мнение, и, каким бы оно не было, все участники уголовного судопроизводства обязаны будут подчиниться ему.

Владимир ПЕРЕПЕЛКИН, адвокат коллегии адвокатов «Тверской адвокатский центр»

17

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию