03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Выходила на биржу Катюша

Есть женщины в русских селеньях, и все больше их подолгу и почти безнадежно ищет работу. Рассматривая социально-территориальный срез общества, мы выявим невеселую закономерность: у нас одновременно снижаются два показателя - общей численности безработных женщин и…занятости селянок

Есть женщины в русских селеньях, и все больше их подолгу и почти безнадежно ищет работу. Рассматривая социально-территориальный срез общества, мы выявим невеселую закономерность: у нас одновременно снижаются два показателя - общей численности безработных женщин и…занятости селянок. Вот и получается, что если у российской безработицы женское лицо, то это лицо сельской женщины!

Причем этой напасти все возрасты покорны! Уровень занятости - 13-15 процентов девчонок 18-20 лет, не более двух третей зрелых молодых женщин до 30 лет. Затем он повышается, и все же примерно четверть селянок в возрасте от 30 до 50 лет - потенциальный контингент биржи труда, даже если официально они не состоят на учете. После 50 лет шансы резко падают - сидит дома едва ли не каждая вторая. Абсолютное большинство согласно на любую работу и на зарплату в 1-2 тысячи рублей, лишь бы не очень далеко от дома да платили регулярно… Такую картину мы наблюдаем в целом по стране; у нас в регионе она рознится разве лишь в деталях.

Алена живет в небольшом поселке в 30 километрах от райцентра. В свои 24 года она успела поработать в ООО, которое приказало долго жить, и на молокозаводе, где после смены собственника персонал сократили вдвое. Муж каждый день ездит на завод в райцентр, где получает около 4 тысяч, и в поселке семья считается обеспеченной. Но подсобного хозяйства у них нет - только огородик: овощей едва хватает самим, а никакой живности они не держат. Вот уже больше года Алена наведывается в службу занятости, но здесь ей ничем помочь не могут. Таких, как она, хватает и в поселке, и в соседних деревнях: за плечами средняя школа, профессии фактически нет. К тому же тем, у кого мужья трудятся в здешних хозяйствах, живется гораздо хуже: платят мужикам нерегулярно и от силы полторы-две тысячи. Алена третий год замужем, а детей пока нет и не предвидится. Ей не раз советовали пойти учиться, но Алена не видит в том особой надобности. Вот если бы поблизости открыли какое-нибудь предприятие, тогда другое дело! А так, где ж гарантии, что с этой новой профессией она найдет себе применение? Она и на биржу ходит больше затем, чтобы справку иметь для медицинского полиса, на реальную помощь в трудоустройстве не очень-то и рассчитывая.

Алена Л-ва - классический пример среднестатистической тверской безработной селянки: замужняя или состоящая в гражданском браке, еще не достигшая 30-летия, не имеющая даже начального профессионального образования. С прежнего места работы уволена по сокращению штатов или по ликвидации предприятия. Бездетная - что также очень характерно и печально. О каком же народосбережении можно говорить, когда в Центральной России и замужние молодки рожать не спешат? И в этом видится еще один, весьма опасный аспект проблемы женской сельской безработицы.

В целом же анализ возрастной структуры ищущих работу селянок показывает, что в Тверской области это в основном женщины до 40 лет (свыше 60 процентов). То есть найти свою нишу на рынке труда не удается наиболее мобильной части экономически активных женщин, причем, повторюсь, фертильного возраста. Кстати, после декретного отпуска вернуться на работу удается немногим, что на потенциальных мам срабатывает вроде холодного душа - родить-то родишь, а вот как прокормишь?

А теперь поговорим об уровне образования. Наибольший удельный вес приходится на женщин со школьным аттестатом, наименьший - с вузовским дипломом. И вот что парадоксально: хотя период поиска работы у большинства достаточно продолжителен и в настоящее время в среднем составляет 5 месяцев (примерно у 40 процентов - более года), очень немногие соглашаются освоить специальность или пройти переобучение - они просто не верят, что в их жизни потом что-нибудь изменится!

Справедливости ради следует сказать, что ситуация на рынке труда в сельской местности вообще остается достаточно напряженной (здесь на одну вакансию претендует в разных районах от 2 до 14 безработных, а в Бельском районе, к примеру, на 65 безработных летом приходилось лишь 3 свободных рабочих места). Но вот еще один парадокс: в большинстве наших сельскохозяйственных районов подолгу сохраняются вакансии зоотехников, ветврачей, агрономов, бухгалтеров, учителей в школах, методистов в учреждениях социальной сферы…

А теперь рассмотрим несколько примеров. Зина окончила колледж в Бежецке, получила специальность бухгалтера и вернулась домой, к родителям, которые живут на центральной усадьбе. Здесь пару месяцев назад появилась вакансия главного бухгалтера, но предоставить ее 19-летней девушке не соглашаются - нет опыта. Кстати, на это место претендовала еще одна местная жительница, работающая на том же предприятии в должности рядового бухгалтера, но ей отказали по другой, также весьма типичной причине: 48 лет, навыками компьютерной бухгалтерии владеет слабо. Здесь ищут специалиста более высокой квалификации, которому доступны новые технологии. И помоложе, но таких нет.

Нина Петровна - зоотехник с неплохим опытом, но хозяйство, в котором она проработала 11 лет, давно лежит набок. Ушла сама, устав дожидаться мизерной зарплаты по нескольку месяцев, да и от фермы здесь осталось одно название. Ее звали в СПК покрепче, но из деревни, где она живет, пришлось бы добираться на работу больше часа, да и то если поймает «попутку», на что рассчитывать никак нельзя. К тому же у нее дети, а с работы она возвращалась бы ближе к ночи.

У Марины за плечами Тверской колледж искусств; она говорит, считайте, что вообще нет специальности! Поблизости дома культуры давно позакрывались. Она надеялась хотя бы кружок при местной школе вести, но народ здесь безденежный и платить за обучение детей даже по полтиннику отказывается, а в бюджете ставка не предусмотрена. Можно бы поехать в райцентр, где есть Дом народного творчества с детским отделением и центр молодой семьи, и даже музшкола. Но там придется снимать квартиру, на что уйдет больше половины заработка. Сегодня у нее одна надежда: вот уйдет на пенсию пожилая учительница начальных классов, и она, быть может, пристроится на ее место - все равно других претенденток, даже со средним специальным, нет.

Попробуем подвести итоги? Итак, характерная особенность рынка труда в «глубинке» - это прежде всего низкий образовательный уровень безработных (в основном, они не имеют специальности или получили низшее профессиональное образование). Наиболее уязвимые категории - молодые женщины, у которых отсутствует или мал трудовой стаж, а также женщины предпенсионного возраста, однако последним крайне сложно найти работу и в городах, поэтому их трудности нельзя считать специфическими. Проблема усугубляется тем, что даже молодым сельским женщинам присущи консервативные трудовые установки, и они не осознают необходимости приобретать и развивать профессиональные навыки. Очевидно и несовпадение спроса и предложения рабочей силы в профессионально-квалификационном разрезе. Разумеется, реально обеспечить многих селянок (причем независимо от возраста) могли бы различные формы самозанятости, но подавляющее большинство женщин в тверских селах эту идею отвергают напрочь! И в этом проявляется еще одна настораживающая тенденция: заниженность самооценки и неверие в собственные силы..

Проблему женской сельской занятости необходимо решать комплексно. Но прежде всего нужна целенаправленная работа с самими женщинами, и молодыми - в первую очередь. Чтобы политика занятости на селе была эффективна, она должна включать в себя компонент личностного роста. Ну скажите на милость, что толку открывать, скажем, швейное производство, если на пять сел вокруг - ни одной швеи? Пекарню, если нет пекарей? Молокозавод или маслосырбазу, если их выживаемость гарантирует качественная, разнообразная, желательно фасованная продукция, а обеспечить ее выпуск смогут лишь квалифицированные кадры? В том же Бежецком районе молодая женщина, одинокая мать с двумя детьми, рискнула: освоила в Учебном центре департамента ФГСЗН скорняцкое ремесло и теперь исправно снабжает земляков шапками, рукавицами да телогрейками. Не роскошествует, конечно, но себя и детей кормит. Сельская женщина должна адекватно оценивать ситуацию на рынке труда и свои возможности, в том числе и те, которые открывает ей малый бизнес - в этой области многие ниши до сих пор не заполнены.

Мало создать благоприятные условия для освоения востребованных специальностей. Необходимо убедить молодых селянок, что это откроет им перспективы и сделает конкурентоспособными на рынке труда. Образно говоря, сегодня недостаточно дать селянке в руки удочку. Нужно прежде добиться, чтобы она захотела ловить рыбу и поверила, что у нее получится.

Лидия ГАДЖИЕВА

22

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию