20 Февраля 2017
$57.63
61.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Из-за дозы. Исповедь матери наркомана

Нас познакомили собаки. Мы с двумя моими малявками решили сменить маршрут и прогуляться по лугу, лежащему за нашим микрорайоном . Донник и пижма вымахали по пояс, и когда из их зарослей перед нами вдруг вынырнул черный колли, мы все трое на секунду опешили

Нас познакомили собаки. Мы с двумя моими малявками решили сменить маршрут и прогуляться по лугу, лежащему за нашим микрорайоном . Донник и пижма вымахали по пояс, и когда из их зарослей перед нами вдруг вынырнул черный колли, мы все трое на секунду опешили. Тут же раздался возглас: «Фу, Дик, фу!» - и на тропинку вышла нестарая еще женщина в джинсах и майке. «Вы не бойтесь, он не тронет , - продолжала она , - он просто общительный». Общительный Дик изъявил полную готовность сопровождать двух моих дам, и дальше мы отправились уже впятером. Разговорились - естественно, о собаках и заодно уж познакомились - хозяйку колли звали Валентиной.

Луг нам понравился, и мы быстро его обжили. Гуляя, нередко встречали новую знакомую с Диком . Общение наше было легким и необременительным, и теперь, завидев черного шелкового псину, мои мухи стремглав неслись ему навстречу.

Но начались дожди, стало быстро темнеть , и мы вынуждены были отказаться от луга почти на полгода. Когда же по молодой травке снова выбрались сюда, ни Валентины, ни Дика не увидели. И решили, что, вероятно, они изменили время или место прогулок.

К нам в «Южный» переехала одна из моих коллег, и где-то в середине лета я отправилась навестить ее во время болезни. Разглядывая номера домов, решила попросить помощи у копающейся в палисадничке женщины: «Простите, вы не скажете, где здесь…» - и ахнула. Женщина подняла голову и оказалась Валентиной, но какой Валентиной! Можно было подумать, что все то время, что мы не виделись, она пролежала в больнице . Лицо у нее было какое-то потерянное.

Я подошла ближе. «А мы вас что-то совсем потеряли. Вы не болели?» Она ответила как-то неохотно, не похоже на себя: «Да нет, все нормально.»

Надо бы идти, раз тебе не рады, но я все-таки спросила: «И с Диком все в порядке?» По лицу Валентины словно прошла судорога : «Дика у нас больше нет».

Я не поняла: «Как? Что произошло? И вообще, можно я сяду?» Без особого желания она опустилась рядом со мной на стоящую в палисаднике скамейку и глядя вниз сказала невыразительно: «Украли его». - «Господи, да как же? Как его можно было украсть?! Он же за вами как привязанный ходил!»

По лицу Валентины потекли слезы: «Так и украли… С ним пошел сын, встретил друзей… Они разговорились, потом он оглянулся, а Дика уже нет» - « Ни за кем чужим он бы не пошел, а если бы кто-то попытался взять его на поводок, он бы залаял!» - «И тем не менее украли». - «Когда это случилось?» - «Давно уже. В начале зимы».- «Вы объявление давали? Искали?» - «Конечно. Все делала, и все без толку. Если украли, то на шапку. Он хоть и немолодой был, Дик, 10 лет ему уже, но, сами помните, красивый. Скорее всего его уже давно в живых нет. Хорошо еще, если не с живого шкуру содрали…»

Тут уже она заплакала в голос. «Валечка, вы что-то недоговариваете. Как бы ни был ваш сын увлечен разговором, он бы все равно услышал лай . Дик просто не дался бы чужому!» Валентина подняла заплаканное лицо и впервые посмотрела мне в глаза: «Вот это меня и мучает. Вдруг Сергей продал Дика, потому что ему на дозу не хватало?» Теперь опешила я: «Что? Ваш сын принимает наркотики?» Она только горестно кивнула. «Господи, Валечка, бедная вы моя! И давно?» - «Попробовал где-то сразу после школы. И все отрицал: тебе показалось, да ничего подобного, ты что, мне не веришь?! Я больная, и я его одна воспитываю, его не должны были в армию забирать, но я сама в военкомат бегала, просила: отправьте! Думала, там вынужден будет бросить.»

«И бросил?» - «Бросил. На два года. Нет, когда вернулся, поначалу был полон надежд. Рисовал мне картины, как будет работать и как мы с ним заживем… Он действительно устроился и первую зарплату принес. На него же все и потратили, доармейская одежда вся была ему уже мала.

А потом стала я замечать, что на работу он вроде бы не ходит. Вернусь в неурочное время, а он уже дома : сегодня цемента не было, нас раньше отпустили. Или еще что-нибудь такое. Потом и объяснять перестал.

Расспрашивать не расспрашивала - вроде бы куском попрекаю. Думаю, может, не отошел еще от армии, пусть немного отдохнет. Сам-то вроде нормальный, и друзей старых не видно. А как-то раз пришла - он на кровати и бормочет что-то непонятное. Я - трясти его, а он смотрит на меня, словно в первый раз видит.

Я сдуру «скорую» ему вызвала. Ну мне и объяснили. До армии это все как-то … мягче было, вот я и не сообразила сразу.

Ну, капельницу ему тогда сделали, я заплатила. Когда отошел немного, в ногах валялась: «Сыночек, пересиль себя!» А он: «Да это случайно, зачем ты шум подняла, кто тебя просил, теперь соседи в курсе, на учет поставили, не отвяжешься.

И дальше у нас как игра пошла. Я делаю вид, что ничего не замечаю, он - что ничего не происходит.

Был еще момент, когда я подумала: может, пожалеет меня Бог. Девушку он встретил. Олю. Привел ко мне знакомиться. Глаз с нее не сводит, каждое слово ловит. Вечером мне: «Мам, ты ей случайно не скажи, что я… что у меня бывало… Да что ты, говорю, и не заикнусь, ты только сам себя в руки возьми.

Только любовь и месяца не продлилась, и его закружило пуще прежнего. Я уж у его друзей Олин адрес выведала, сходила, говорю: «Олечка, только ты можешь его спасти. А она: «Жалко мне вас, Валентина Михайловна. Он вам еще не сказал, что СПИДом болен? Не могу я с ним свою жизнь связать».

И больно мне, а с другой стороны, как ее осудишь? Это же подвиг настоящий, за ВИЧ-инфицированного замуж выйти. Еще неизвестно, что получится, а своей жизнью рискует.

Вот после этого его совсем с катушек снесло. Вещи стали исчезать. Мы небогато живем, у нас ничего особого нет. Вазу хрустальную мне на сорок лет подруги в складчину покупали - он унес, ложки мельхиоровые от мамы оставались.

А теперь я уже дома стараюсь не бывать, если он там. Как правило, друзья у него, и я же вижу, что они собираются на «дело». Встретят пьяного - оберут. Хорошо еще, если не убьют и не изувечат. А если до серьезного дойдет - что тогда мне делать? Квартиру продавать и адвокатов ему нанимать? Или забыть о том, что сын у меня и что он в тюрьму сесть может?

И Дика я ему простить не могу. Он подростком был, так мечтал о собаке! Мы вместе с ним ходили по объявлению, он сам выбирал - как подарок себе на день рождения. Запросили много, раза в два больше, чем я способна была заплатить, но Сережа такими умоляющими глазами на меня посмотрел, что я отдала все, что от зарплаты оставалось. И мы еще с ним до конца месяца на геркулесе и картошке сидели. Даже на хлеб не было. Он Дика спать с собой клал, когда тот заболел - на руках в ветлечебницу носил. И неужели он его продал - из-за дозы! - на шапку… На муку такую… Или все-таки действительно украли его? А? Как вы думаете?»

Я протянула через силу: «Ну, может быть, и так…»

Я не знаю, чем закончилась эта история. Точного адреса у Валентины я тогда не спросила, и хоть несколько раз приходила сюда снова в надежде ее увидеть, но больше не встречала.

Аксана Романюк

27

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери открылся кабинет социально-бытовой адаптации для подростков с особыми потребностями
Здесь научат сервировать стол, гладить, готовить еду на электроплите, а еще пылесосить, стирать на машинке-автомате и многим-многим важным делам по дому. Тяжелые ментальные нарушения и другие медицинские диагнозы подростка – вовсе не повод опускать руки.
17.02.201720:56
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию