22 Октября 2017
$57.51
67.89
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Дорогой товарищ начальник

«Вот пишу Вам, как родному отцу, с душевным чистосердечным приветом Ваша бывшая воспитанница Рая М-ва. Даже слов не нахожу, как отблагодарить за Ваши советы и Вашу помощь, которую Вы мне оказали, какие Вы хорошие!

«Вот пишу Вам, как родному отцу, с душевным чистосердечным приветом Ваша бывшая воспитанница Рая М-ва. Даже слов не нахожу, как отблагодарить за Ваши советы и Вашу помощь, которую Вы мне оказали, какие Вы хорошие! До Вашего убеждения я была к жизни безразличной, хотя мне всего 23 года. А сейчас как будто Вы открыли мне глаза, и я впервые увидела белый свет. Устроилась на работу кондуктором автобуса, так что постепенно все наладится. Дорогой товарищ начальник, приезжайте к нам на свадьбу, расписались 14 января , а свадьба будет 25 января.»

Владислав Владимирович Франтов старые письма перебирает - сколько же судеб в этих пожелтевших конвертах собрано! «Бывшие воспитанники» со всех концов огромной страны ему весточки слали, для них встреча с Франтовым стала поворотной, определив всю будущую жизнь. Вы ведь уже догадались, уважаемые читатели, кто были эти «воспитанники» Владислава Владимировича? 28 лет своей жизни он отдал службе исполнения уголовного наказания.

Родился Владислав Владимирович в Твери. Отсюда уходил в армию, прошел войну, а вернувшись, стал работать следователем, получил высшее юридическое образование. Уже в те годы его отличали не только проницательность, компетентность и упорство, необходимые в этой профессии, но и умение найти в душе подследственного зернышки добра, которые давали здоровые всходы. Но как же это бывало порой трудно! И все же свою задачу Франтов видел не только в том, чтобы расследовать преступление и изобличить виновного, но также и в том, чтобы человек осознал свою вину и суровую необходимость ее искупления. А уж если у Франтова были сомнения, так он не жалел ни сил, ни времени. Порой сотрудники недоумевали; ну чего он возится? Ведь и признание есть, которое по тем временам почиталось «царицей доказательств»! А ему совесть не позволяла направить дело в суд, если чутье подсказывало, что перед ним человек честный. До сих пор вспоминают такой случай. В 1947 году получил Франтов уголовное дело на заведующего цехом одного швейного производства. Арестовали того уже более года назад - выявили большую недостачу. Бедняга и сам свою вину признавал, да только не мог объяснить, куда же дел недостающие изделия. И жила его семья в достойной скромности... Чем дольше беседовал с ним Франтов, тем больше убеждался, что произошла какая-то ошибка. Ну никак не походил этот немолодой, безмерно уставший мужик на преступника. И тогда Франтов стал добиваться дополнительных проверок, даже к начальнику КРУ обращался, и тот, порядком устав от этого неугомонного следователя, который сам себе на голову мороки ищет, направил к нему группу студентов финхозтехникума, что как раз прибыли на практику. Ребята засели за документы, провели стыковку и... нашли-таки недостающие изделия! Никто их не похищал, просто отпустили обществу «Трудовые резервы» (было тогда такое). Человек вышел на свободу. А еще Франтов не может забыть мальчишку, который самовольно из цеха ушел - по тем временам это считалось тяжким преступлением и сулило несколько лет лагерей. Опять же парень своей вины не отрицал, а закон есть закон. Но Франтова опять одолевали сомнения, ведь мальчишка клялся, что на яркий свет и огонь смотреть не может, худо ему делается! И опыт подсказывал Франтову, что тот не врет. В общем, он опять уперся и потребовал экспертизы. И врачи подтвердили - у парня были серьезные проблемы со здоровьем. И подобных случаев было немало. Выскажу предположение, что и сейчас таких следователей можно пересчитать по пальцам, а уж тогда это требовало немалого мужества.

Затем, с 1957 года и без малого 30 лет, Франтов проработал в системе ОИТУ. Отсюда и на пенсию уходил, и до сих пор остается легендой в этой системе, где служат люди отнюдь не сентиментальные. Заслужить такое трепетное уважение в этом коллективе дорогого стоит! Послушаем Владислава Владимировича:

- После войны были приняты решительные меры по борьбе с уголовной преступностью, но одновременно широко изучался передовой опыт работы исправительно-трудовых учреждений, большое внимание уделялось перевоспитанию осужденных и возврату их к честной трудовой жизни. В этом большую роль сыграл методический совет, созданный при МВД. Членом двух таких советов на протяжении ряда лет довелось быть и мне. Совет занимался совершенствованием уголовно-исправительной системы, подготовкой нового законодательства. В течение 10 - 15 лет была создана новая отечественная система исполнения наказаний. В нашей области тюрьмы были ликвидированы, а помещения переданы под ИТУ или больницы. А в Твери, Кашине и Ржеве образованы следственные изоляторы. Начиная с 50-х годов службу УИН возглавляли опытные руководители. К примеру, нынешний руководитель А. М. Савихин прошел путь от начальника отряда до начальника управления. Аппарат и учреждения укомплектованы высококвалифицированными кадрами. В колониях появились общеобразовательные школы и профтехучилища или курсы профтехнического обучения, а в 1962 году начала выходить многотиражная газета для осужденных «Верный путь»...

Одним словом, условия содержания осужденных стали гуманнее, очень многое стало делаться для того, чтобы они смогли получить образование и профессию. И Франтов отдал этим начинаниям немало сил. Он умел быть и жестким, не признавал никаких компромиссов, когда речь шла о закоренелых преступниках, но совсем другим бывал с людьми, случайно оступившимися, c молодежью, ступившей на преступный путь в трудное послевоенное время от голода и сиротства. Он не был «добреньким», он был суровым и добрым, заботливым и требовательным. Он умел достучаться до самой ожесточенной, отчаявшейся, мятущейся души. И когда понимал, что нравственное выздоровление состоялось, сам не раз добивался смягчения наказания. Но и потом следил за судьбой своих «воспитанников», помогал устроиться на работу, душевно поддерживал, переписывался годами, оставаясь другом и наставником. Последние 8 лет Владислав Владимирович руководил отделом по перевоспитанию условно освобожденных. Он вообще считает, что колонии у нас излишне переполнены и очень многим там просто не место. За многие прегрешения следовало бы наказывать условно, особенно если человек оступился впервые и не пролил ничьей крови. С грустью говорит, что осталась в прошлом практика шефства предприятий и высших учебных заведений над колониями. Ведь, выйдя на свободу, многие хотели бы жить честно - да где найти жилье и работу? Раньше о таких людях заботились, поддерживали, помогали.

На днях у Владислава Владимировича юбилей, и коллеги будут его чествовать. Они считают себя его учениками, даже те, кому не довелось работать с ним вместе. Просто все они так или иначе прошли школу Франтова, потому что высочайший профессионализм, принципиальность и гуманность Владислава Владимировича по-прежнему служат примером для сотрудников Тверского УИН.

- Наша работа сложная, внешне неблагодарная, но необходимая и достойная, - говорит им Франтов - Она по плечу лишь нравственно сильным, волевым людям с хорошей профессиональной подготовкой, уверенным в пользе своих действий.

Лидия ГАДЖИЕВА

38

Возврат к списку

«Тверской переплет» отвечает на вопрос «Есть ли жизнь за МКАДом?»
А еще знакомит с новинками литературы и популярными литераторами, проводит мастер-классы и учит оптимизму.
22.10.201703:12
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость