18 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 01.06.2010

Игрок

Феноменальный успех на выборах лево-патриотического блока «Родина», как и последовавшие за успехом скандалы, фактически развалившие это наскоро сколоченное политическое образование, привлек общее внимание к незаурядной фигуре Дмитрия Рогозина

Феноменальный успех на выборах лево-патриотического блока «Родина», как и последовавшие за успехом скандалы, фактически развалившие это наскоро сколоченное политическое образование, привлек общее внимание к незаурядной фигуре Дмитрия Рогозина. Яркий оратор, блестящий полемист, умеющий бросать фразы, запоминающиеся не только журналистам. По уровню политического профессионализма рядом с ним вообще некого поставить, что и неудивительно: Рогозин, по сути, первый российский политик, не пришедший в политику откуда-то - из партийно-комсомольской номенклатуры, ученых кругов или спецслужб, а прямо в этой политике выросший, можно сказать, с младых ногтей.

Волею судьбы мне пришлось наблюдать первые, по сути ученические шаги Дмитрия Рогозина в большой политике. Впрочем, тогда, на рубеже 80 - 90-х годов, учениками-приготовишками были практически все российские политики. В ту пору карьерный взлет того или иного деятеля мог зависеть не столько от личных качеств, сколько от телеоператора, выхватившего кого-то из депутатской толпы и вознесшего на пик всесоюзной еще популярности. Увы, никто из тех счастливчиков не обрел по-настоящему счастливой политической судьбы - практически все они низринуты и забыты. Кто помнит, например, Михаила Астафьева - человека, первым принесшего на съезд тогда абсолютно крамольный российский триколор? Его забыли, как забыли и созданную им кадетскую партию, претендовавшую на историческое наследие знаменитой Партии народной свободы, не слишком удачно правившей Россией в течение нескольких месяцев 1917 года. И уж тем более никто не вспомнил бы человека, бывшего вторым после Астафьева в этой игрушечной партии, если бы этим человеком не был почти юный тогда Дмитрий Рогозин.

Мне не стыдно признаться, что и сам я был тогда увлечен этой игрой настолько, что не без удовольствия носил звание члена ЦК легендарной КДП (ПНС), хотя во всей партии насчитывалось несколько сотен членов. Такое было время: мы учились политике играя. Ведь и русская армия вышла когда-то из потешных мальчишеских полков юного Петра. Правда, игрецам новейшей эпохи было кому за 40, а кому и за 60 - и 30-летний Рогозин на этом фоне заметно выделялся. Но и не только возрастом: во время нечастых наездов в Москву заметил я, что именно он фактически заправлял делами партии, оставаясь в тени более яркого в ту пору Михаила Астафьева. На съезде в сентябре 1992-го, когда стало ясно, что Астафьева неудержимо уносит водоворотом левизны, в центре которого обозначилась массивная фигура Геннадия Зюганова, я оказался в ряду правой оппозиции. Мы видели, что Рогозину с Астафьевым не по пути, и предложили ему вместе побороться за партию, предлагая пост лидера. За нами была примерно треть делегатов, вместе с рогозинцами мы имели бы шанс на успех. Но Дмитрий Олегович был гораздо хитрее нас: он понимал, что напрягать легкие, раздувая искорку карликовой партии, - занятие бесперспективное. Эта игра уже теряла для него интерес. Посему он отвернулся и от нас, и от Астафьева. Партия, как и следовало ожидать, вскоре сгинула. Но Рогозин остался.

Когда он уже в следующем году придумал Конгресс русских общин, всерьез эту затею не принял практически никто. Тогда о нем писали как об «известном политическом мистификаторе» - и в этом определении было много правды. Мне присылали роскошно, надо сказать, изданные бюллетени конгресса, где на титульном листе в перечне городов, где якобы имеются ячейки КРО, значилась и Тверь. «Ячейкой» мог быть только я: никого больше в Твери Рогозин тогда не знал. Мне он звонил, приглашал на свои мероприятия, присылал литературу - и вписывал в число своих сторонников, невзирая на то, что ни в какие им придуманные организации я не вступал. Именно так, по случайным адресам из записной книжки, Рогозин создавал не только конгресс, но и Союз возрождения России и предвыборный блок «Отечество», возникший, заметим, на 6 лет раньше лужковского.

Впрочем, не все уже тогда считали его совершенной пустышкой. Немногие знают, что в сентябре-октябре 1993 года Рогозина приглашали в мятежный Верховный Совет - с ним консультировались, сулили сделать главой МИДа в будущем, послеельцинском правительстве. Но, оценив политическую никчемность Хасбулатова и Руцкого, Дмитрий Олегович ставку на них делать не пожелал.

Это потом, в канун выборов 1995 года, Рогозин нашел, как казалось, куда более надежный локомотив. На такой тройке, как Лебедь, Скоков и Глазьев, которых ему удалось притащить в КРО, можно было въехать на самые вершины власти. Но на выборах КРО немного не дотянул до 5%, после чего разбежались и тройка, и практически все только-только возникшие региональные организации..

Рогозин оказался гораздо хитрее. Нетрудно заметить, что «Родина» образца 2003 года построена по тому же образцу, что и Конгресс русских общин 1995-го. И цель создания оказалась точно такой же: используя патриотическую и социал-популистскую риторику, потеснить коммунистов и тем помочь «партии власти». Эту удобную нишу - между властью и оппозицией - Рогозин начал обустраивать очень давно, хорошо просчитывая все преимущества такой диспозиции.

Надо сказать, что сам Дмитрий Олегович за годы, прошедшие между этими двумя экспериментами, вырос во всех отношениях. Быстрая карьера в Госдуме, международная деятельность, особенно заметная в ранге спецпредставителя президента по проблемам Калининградской области, умело построенный имидж «решительного политика» - все говорит в его пользу.

Но, зная этого человека достаточно давно и внимательно за ним наблюдая, нельзя не прийти к выводу о полнейшей его беспринципности, безудержном карьеризме и… Здесь умолкну, чтобы не представить свою внутреннюю убежденность доказанным фактом. Не верю я ни в его патриотизм, ни в национализм: ведь национальные чувства требуют огня, а Рогозин всегда был человеком холодным и расчетливым. Нетрудно заметить, что дипломатничать, несмотря на свой международный опыт, Дмитрий Олегович не очень любит и к политическим соперникам беспощаден до жестокости. Но с нужными людьми и в нужный момент он умеет ладить как никто. Хотелось бы обратить внимание еще на одно очень существенное обстоятельство: все политические затеи Дмитрия Рогозина, даже самые малоудачные, неизменно хорошо финансировались. При этом сам он никаким иным бизнесом, кроме политики, никогда всерьез не занимался. Строить предположения об источниках финансирования несложно, используя известный принцип «ищи, кому выгодно». Но в том-то и дело, что выгодны люди, подобные Рогозину, очень разным финансово-могущественным силам. И это дает ему возможность выбора. Иными словами, мы видим перед собой профессионального игрока, близкого к тому, чтобы нащупать желанную беспроигрышную «систему» в российской политической рулетке.

Сергей ГЛУШКОВ

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость