17 Октября 2017
$57.09
67.3
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Вышневолоцкая глубинка: попытка оптимизма

Нечасто нам, газетчикам областного центра, удается добраться до сельской глубинки. Все кажется, что ничего там интересного нет. Живет себе, вымирает помаленьку, оживая лишь в дачный сезон, и не то что сенсаций, а и событий-то мало-мальски запоминающихся там не происходит.

Нечасто нам, газетчикам областного центра, удается добраться до сельской глубинки. Все кажется, что ничего там интересного нет. Живет себе, вымирает помаленьку, оживая лишь в дачный сезон, и не то что сенсаций, а и событий-то мало-мальски запоминающихся там не происходит.

Но вот довелось мне объездить (не полностью, конечно) несколько сельских поселений Вышневолоцкого района, и проникся я совсем другим настроением. Евгений Аркадьевич Корниевский, в недавнем прошлом глава бюджетного комитета нашего Заксобрания, а теперь советник главы района, с которым вместе мы объездили его западную и южную часть, убежден, что его край – богатейший в области и что жизнь здесь рано или поздно обязательно закипит.

Район этот знаком мне давно – в 70-е годы работал здесь в качестве инженера-геолога. Тогда в тверское село вкладывались большие деньги: сельхозтехника, удобрения закупались практически в неограниченном количестве, создавались крупные животноводческие комплексы (до 400 голов!), строилось жилье, Дома культуры и много чего еще. Делалось все это, надо сказать, без особого ума – о расчете кормовой базы, кадровых ресурсов, да и о создании инфраструктуры, особенно дорог, никто не думал. Уже тогда было видно, насколько неэффективны все эти затраты: техника разбивалась на бездорожье, скот оставался недокормленным, сельское население при относительно высоких зарплатах и отсутствии в сельских магазинах иных, кроме водки, товаров, спивалось. К началу 90-х годов бывшие комплексы превратились в развалины, а сами села обезлюдели.

Недавно вышедший справочник по населенным пунктам Вышневолоцкого района содержит довольно печальную демографическую статистику. Вот типичный пример: деревня Филатиха Овсищенского сельского поселения. Отмечена еще в новгородских писцовых книгах XVI века. В 1926 году в ней было 26 дворов и 134 жителя. В 1960-м – 16 хозяйств и 31 житель. В 1980-м – 3 хозяйства и 4 жителя. В 2002-м в ней жили 5 человек. То есть от начала коллективизации и по завершении послевоенного 15-летия население деревни сократилось примерно вчетверо, а совсем обезлюдела она как раз в годы так называемого «поднятия Нечерноземья», попав, видимо, в числе «неперспективных». Схожая картина по многим соседним селам. В столь же древнем Очепе в 1914 году жили 158 человек, в 1980-м – 17, сейчас – 2. В Труфанихе в 1933 году было 10 хозяйств и даже школа начальная была. Несколько позже село прославилось соседством с одним из островов ГУЛАГа, за что и получило второе название – «Бутырки». В 2002-м была нежилой (дачники не в счет). Сейчас, по свидетельству главы поселения, в ней прописаны 2 человека.

Так что разговоры о том, что село погубили демократы и дикий капитализм, лишены оснований. Основа русской деревни была подорвана в годы советской власти, а рыночные условия лишь обнажили сей несомненный факт. Да и сосенки, заметно подросшие на некоторых бывших полях, явно старше 1991 года.

Печальная эта картина не нова, и потому-то известный 131-й Федеральный закон, направленный на реформу местного самоуправления именно на уровне села, вызывал вполне понятный скепсис у многих, в том числе и у самих селян. Ликвидация ставших уже привычными сельских округов и замена их, как правило, более крупными сельскими поселениями виделись многим лишь как отдаление низовой власти от сельского жителя. Однако фактическое укрепление этой власти, наделение ее новыми полномочиями и куда большей самостоятельностью, открыло новые возможности для повышения жизнеспособности села. Пока новые органы власти лишь присматриваются к этим возможностям. Но признаки того, что они могут быть реализованы, уже видны.

Природный уникум

Здешний воздух – чистый, чуть влажный, пропитанный запахами цветущих медоносов – поначалу всегда немного пьянит одуревшего от бензинового чада горожанина. А взгляд никак не может насытиться обширнейшим окоемом, открывающимся с многих точек – особенно с холмов по берегам многочисленных озер. Всего их в районе 81, да еще 30 рек общей протяженностью 620 километров. Обилие водных гладей во многом объясняется уникальностью условий, сформировавших местный рельеф – один из самых молодых на планете. Здесь, на отрогах Валдайской возвышенности (кстати, «макушка Валдая» – самая высокая точка возвышенности – находится на территории района), завершался последний в геологической истории Земли ледниковый период. Отступающий ледник оставил после себя холмы, сложенные моренными отложениями, и ложбины, промытые талыми водами. Они же заполнили образовавшиеся между холмами озерные чаши. Некоторые из них, как, например, одно из самых глубоких в Тверской области Чеполшевское озеро, достигают глубины в несколько десятков метров. Поскольку все эти процессы с геологической точки зрения происходили совсем недавно – какие-то десятки тысяч лет назад, реки не успели сформировать развитых речных долин и извилистых русел. Земная поверхность здесь все еще находится в движении, она исполнена особой энергетики, способной передаваться и людям, и природе. Отсюда и особая, исключительная ее живописность. Если на севере и западе района она проявляется в обилии чистых и глубоких озер, окруженных могучими борами, то на юге, где как раз и находится валдайская макушка, холмы достигают такой высоты и крутизны, что здешние места вполне можно назвать Тверской Швейцарией. Зимой здесь можно заниматься горными лыжами. А летом в речках с абсолютно прозрачной водой можно ловить даже форель – особую, местную ее разновидность.

Недра края также таят в себе немалые богатства. Ледниковые отложения содержат в себе залежи кварцевых песков, гравия, щебня. Запасы разнообразных строительных материалов и сырья для стекольной промышленности в районе столь велики, что не поддаются точной оценке. Озеро Ящино – одно из самых красивых в районе – богато таким ценным биологическим сырьем, как ил-сапропель. О лесах и говорить не стоит: могучие сосновые боры, березовые рощи, высаженные вокруг бывших усадеб двухсотлетние лиственницы, дубы и липы создают удивительное растительное разнообразие. Добавьте к этому мощные залежи торфа и местные болота в целом, полные клюквой, брусникой, другими ягодными кустарниками, а также лекарственными травами. А чего стоит знаменитая «Орхидная горка» – она же гора Двинуха на территории Княщинского поселения! Там одних орхидей девять видов, не считая множества других цветов – «героев» Красной книги. Да и рыбы всякой, и зверя, и птицы в местных лесах все еще предостаточно. Можно ли прозябать в бедности среди такого изобилия?

Так что перспективы у здешних жителей и соответственно у местной власти, несомненно, имеются. Главная задача состоит в том, как сделать их менее отдаленными.

Предприниматель Виталий Егоров, например, не стал откладывать дело в долгий ящик. На берегу озера Мец, недалеко от центра Дятловского поселения, он создал промысловое охотничье-рыболовецкое предприятие. Оно состоит из нескольких вполне комфортабельных домиков, фазаньей фермы, двух рыбных прудов и взятого в аренду лесного массива с охотничьими угодьями. Здесь тебе и глухари, и перепела, и кабаны. Можно и медвежью охоту организовать. Кстати, о медведях. Познакомиться с ними можно и не беря в руки ружья. Рядом с фазаньей фермой живут Миша, Маша и Зина. В сущности, подростки, принесенные сюда еще слепыми и пока еще не доросшие до взрослых медведей. Из них только Зина по причине неуживчивого характера содержится в клетке, а Миша и Маша живут хоть и не на полной воле, но на природе, где и по лужку можно побегать, и в пруду искупаться, и даже на дерево при большом желании залезть. Хозяйство, конечно, хлопотное, но прибыльное. Желающих отдохнуть на лоне дикой природы и в то же время с комфортом вполне достаточно.

Отношение местной власти к такого рода предпринимательству – самое благожелательное. Не случайно глава Дятловской администрации Сергей Иванов сам привез нас сюда, чтобы показать, какие предприимчивые и полезные для поселения люди живут здесь. А польза неоспорима: тут и рабочие руки – мужские и женские – находят себе применение, и налоги кое-какие поступают в местный бюджет, и природное наследие сохраняется в лучшем виде.

Конечно, этого мало. И угодий богатых и неиспользуемых здесь еще много, и просто великолепных мест для отдыха и туризма – причем весьма разнообразного – предостаточно. Пока прелестью здешних мест наслаждаются главным образом дачники. Их число, кстати говоря, тоже растет, что совсем неплохо. Главное, чтобы жизнь в селах не угасала. А в том, что туристический бум рано или поздно наступит и в этих краях, можно не сомневаться.

Историю делают люди

Местная власть, кстати говоря, и не сомневается. Все главы поселений, с кем удалось пообщаться, прекрасно осведомлены обо всех природных и исторических достопримечательностях, имеющихся на управляемых ими территориях. А они имеются практически в каждом поселении. Некоторые из них еще и не изучены как следует, хотя краеведческая работа ведется в районе весьма активно.

Взять, к примеру, старинное село Глубокое того же Дятловского поселения. В его пятисотлетней истории немало интересных страниц. Самая яркая из них связана с именем Екатерины Шашиной, прославившей себя созданием пусть одного, но несомненного шедевра – романса «Выхожу один я на дорогу» на стихи Михаила Лермонтова. На местном кладбище возле церкви Георгия Победоносца можно отыскать могилы Екатерины и Аделаиды Шашиных. Однако их запущенное состояние вызывает лишь уныние. Да и Георгиевская церковь конца XVIII века заслуживает, безусловно, лучшей судьбы. От бывшего усадебного дома Шашиных осталось только место, на котором он стоял. Но зато сохранился усадебный дом другого помещика – Винтергалтера. У бывшего хозяина, похоже, только фамилия была немецкая, а дух – судя по украшающей дом удивительно тонкой деревянной резьбе, выполненной в древних традициях деревянного зодчества, – был чисто русский. Таких деревянных усадеб во всей России сохранилось очень мало.

Усадьба Кузлово (Есеновичское поселение) известна больше, хотя сохранилась она хуже. Здесь проходило детство художника-экспрессиониста Александра Явленского, знаменитого в Европе, особенно в Германии, где он прожил большую часть жизни, но почти неизвестного на Родине. Главный дом усадьбы в руинах, но восстановить его можно. А прекрасный пейзажный парк с прудами и сейчас производит сильное впечатление.

А какие великолепные виды открываются с тех вышневолоцких холмов, что украшены храмами! Петропавловская церковь в селе Заборовье расположена так, что от нее, кажется, вся Тверская Швейцария видна. Правда, до «макушки Валдая» взгляд все же не достает.

Но той красоты, что открывается с колокольни Троицкой церкви в селе Осечно, и вовсе нигде не сыскать. Название села местные жители связывают с бывшей здесь некогда большой сечей между русской дружиной, возглавляемой легендарным Саной Данилой, и литовским войском. Расположено оно между озерами Судомля и Клещино, что в стародавние времена помогало защищать его от врагов. Но кажется, что место выбрано исключительно из-за красоты.

Впрочем, неживописных мест в районе, похоже, просто нет. Потому и художниками здешние места еще лет полтораста назад облюбованы. И памятников исторических здесь достаточно: церквей, монастырей, усадеб, старинных кладбищ с древними могилами. Во многих храмах сохранились и фрески – пусть не очень древние, главным образом XIX века, но выполненные в очень добротной академической манере. В Ильинской церкви Рождества Христова можно, например, увидеть вполне качественную копию знаменитой картины Александра Иванова «Явление Христа народу». И археологам здесь раздолье: люди здесь селились с тех самых времен, как ушел отсюда ледник. Раскопки ведутся здесь давно и небезуспешно.

Не хватает здесь главным образом людей. И не только в смысле народонаселения. Не хватает людей энергичных, деятельных, верящих в то, что богатство этого края может претвориться в богатство человеческое. Причем не только материальное. Вот, например, появился в селе Осечно молодой священник отец Андрей – и Троицкая церковь, почти, казалось, погибшая, буквально ожила. И в большом городе восстановить огромный пятикупольный храм с пятью же престолами и высоченной колокольней весьма непросто. А в небольшом селе, окруженном лесами и озерами, кого можно привлечь к такому богоугодному делу? Но находятся и здесь люди. Один пенсионер в одиночку соорудил деревянную лестницу чуть не в десять пролетов, благодаря чему стало возможным любоваться удивительным видом с колокольни. И внутри церкви многое делается усилиями прихожан. Находятся и более состоятельные благотворители из приезжих. Имен их называть не принято: Богу они известны, а земная слава в таком деле не нужна. Сам отец Андрей исполнен не шумного, но уверенного оптимизма, который распространяется не только на церковную жизнь, но и на все ее земное окружение. По его мнению, село наше непременно возродится, и процесс этот уже идет.

И действительно, там, где не замерла духовная, культурная жизнь, непременно наладится и жизнь экономическая. Связь эта очевидна. Меня, как филолога и вообще человека пишущего, и удивил, и порадовал тот факт, что во многих поселениях точкой самой бурной и активной жизни оказывалась библиотека. В Овсищах, Афимьине, Есеновичах, Зеленогорском библиотекари ведут разнообразную краеведческую работу: собирают материалы по истории сел, опрашивают старожилов, организуют выставки местной ремесленной продукции. В Есеновичах при библиотеке существует еще и информационный центр с выходом в Интернет. Такую же работу ведут и сельские школы. Здесь создаются небольшие краеведческие музейчики, где можно увидеть, чем славилась округа в прошлом. Плетение, вышивка, поделки из дерева, глиняные изделия – от этих с любовью изготовленных вещей так и веет теплом и уютом. Кому не захочется иметь у себя такое, увезти на память о здешних и без того запоминающихся местах? Вот вам и основание для возрождения ремесел, для изготовления сувенирной продукции, не обезличенной фабричным производством, но по-настоящему индивидуальной.

Жизнь продолжается

Назвать процветающим сельское хозяйство района при всем желании вряд ли возможно. Диспаритет цен еще в 90-е годы подрубил его основательно. Но окончательно все-таки не убил. В Княщинах и Есеновичах, несмотря на удаленность от райцентра и связанные с этим транспортные проблемы, сохранились совхозы, специализирующиеся на мясо-молочном животноводстве. Галина Шмелева и Михаил Сергеев – люди энергичные, неунывающие. Под их руководством хозяйства держатся на плаву в ожидании лучших времен. Если сюда вслед за дачниками потянутся охотники, рыболовы, туристы – будет кому сбывать молочную продукцию, мясо, картофель, мед.

В Холохоленском поселении, расположенном вдоль трассы Москва – Петербург, транспортные и особенно кадровые проблемы не так остры. И молочная ферма, принадлежащая теперь уже бывшей птицефабрике «Юбилейная», пребывает, можно сказать, в образцовом состоянии. Коровы вполне почтенной голштинской породы содержатся в удивительной чистоте и дают в среднем более 5200 литров молока ежегодно. Но возят это молоко в Бологое. А вот если бы в Афимьине, стоящем всего-то в километре от трассы, восстановили старинную усадьбу с частично сохранившимся парком да устроили здесь турбазу или дом отдыха, молоко с фермы попадало бы сюда в свежайшем виде.

В пригородном Горняцком поселении, откуда до городского рынка, можно сказать, рукой подать, хозяйственная жизнь еще более активна. Здесь многие держат крестьянские хозяйства. Живут они трудно, но не бедно. Об этом можно судить и по количеству сельских домов и усадеб в поселке Горняк, в Белом Омуте и других селах. Конечно, многие отсюда ездят работать в город. Но и здесь есть чем заняться. Опять же, если бы в том же Белом Омуте, на живописном берегу Тверцы, где в древности начинался знаменитый Верхний Волок и где сходились товары из ганзейских городов, Персии и Аравии, возродить хоть малую толику былой торговой жизни и восстановить древний монастырь – то-то бы жизнь закипела! Но ведь не утрачена полностью эта возможность: и живописнейшие останки монастыря сохранились, и транспортные условия – между шоссейной и железнодорожной магистралью – не хуже, чем в древности!

В общем, от четырех поездок по району, включая посещение сельского праздника в деревне Карзово, о котором писал раньше, осталось впечатление жизни только слегка, как бы в задумчивости, замершей, но подспудно собирающей силы и возможности для подлинного возрождения. Когда оно наступит, предсказать не берусь. Но люди, к нему готовые, уже есть – в этом я убедился. Придут еще и другие, и деньги придут со стороны самых зрячих и патриотически настроенных бизнесменов. И дожить до этой светлой поры удастся, надеюсь, многим.

Сергей Глушков

378

Возврат к списку

Тверь запомнилась гостям конкурса «Лучший по профессии» испытаниями и красотой улиц
Сегодня торжественной церемонией награждения победителей в ДТДМ завершились соревнования Всероссийского конкурса среди юных «Лучший по профессии». Более 140 участников из 34 регионов страны смогли достойно проявить себя и показать, чему их научили наставники. 
13.10.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость